ОД "Русская версия"

Рунет: единый «говнореестр»

За последнее десятилетие, количество активных пользователей Рунета выросло с 3% до 48% от общего числа населения и продолжает неуклонно расти. Государство отреагировало введением закона о «едином реестре запрещенных сайтов». Но пользователи сопротивляются.В интернет-сообществе исторически сильны традиции уклонения и эскапизма. in English

Дамир Гайнутдинов
21 May 2014

Уже на рубеже тысячелетий прослеживались тенденции ограничения свободы интернета: в США группа Metallica воевала с создателями сервиса Napster, во Франции принимался закон об обязательной регистрации владельцев сайтов, а Китай начинал строительство Великого Файервола. В то время Рунет можно было по праву назвать одним из самых свободных уголков Всемирной паутины. Действительно, еще лет 7 назад российские власти вовсе не обращали внимания на пользователей, а нормативное регулирование сети практически отсутствовало. Уголовные дела за интернет-активность можно было пересчитать по пальцам, блокирование интернет-сайтов осуществлялось по инициативе региональных прокуроров в рамках борьбы с экстремизмом и, как правило, было связано с публикациями на праворадикальных сайтах. 

В то время Рунет можно было по праву назвать одним из самых свободных уголков интернета.

Золотой век можно объяснить тем обстоятельством, что российские власти не рассматривали интернет как угрозу своему благополучию. Плохо понимая его устройство и принципы функционирования, они рассматривали его как прибежище для странных, но в сущности безобидных личностей, со своими узкоспецифическими интересами, которые никак не пересекаются с реальным миром, в котором фальсифицируют выборы, «решают вопросы» и строят в заповедниках дачи на бюджетные деньги. Но это было время, когда число пользователей еще не достигло уровня, при котором Сеть могла бы стать средством мобилизации гражданских активистов и основным каналом распространения независимой информации среди граждан.  

Стремительный рост пользователей ведет к ужесточению контроля

За несколько лет ситуация изменилась коренным образом. Российские власти почувствовали неладное после Арабской весны 2010-2011 годов, когда современные средства связи и онлайн-сервисы позволили организовать сотни тысяч людей для гражданских кампаний, митингов и забастовок против репрессивных режимов. Даже такие меры, как отключение интернета и мобильной связи, а также блокирование Twitter и Facebook, не смогли остановить распространение электронной агитации.

Ramy Raoof.jpg

Протестующие в Египте. Такие сцены произвели глубокое впечатление на российских чиновников. Фото CC Ramy Raoof

В 2012 году суточная аудитория национального поисковика Яндекс превысила суточную аудиторию главного федерального телеканала «Первый».

Стремительное увеличение российской интернет-аудитории одновременно с ростом гражданской активности, особенно проявившейся в ходе зимних акций протеста на Болотной площади в Москве, заставил российские власти пересмотреть свое отношение к интернету. Действительно, если зимой 2004 года число активных пользователей (то есть тех, кто выходит в сеть хотя бы раз в сутки) составляла 3,8 миллиона человек (3% населения страны), то спустя 10 лет, зимой 2014 года — уже 56,3 миллиона (48%). Количество доменов в зоне .ru в настоящее время почти достигло 5 миллионов , а в кириллической зоне .рф приближается к 900 тысячам. В 2012 году, суточная аудитория национального поисковика Яндекс превысила суточную аудиторию главного федерального телеканала «Первый», а в 2013 независимое интернет-ТВ «Дождь» обогнал «Первый» по цитируемости, заняв в рейтинге Медиалогии второе место после «России 24» .

Это послужило толчком для усиления давления на Рунет со стороны государства. С 2008 года правозащитная Ассоциация АГОРА, в рамках проекта eLiberator, ведет постоянный мониторинг, данные которого являются основой для ежегодных докладов о состоянии свободы интернета в стране. При этом, если количество угроз в 2008 — 2010 годах оставалось примерно на одном относительно невысоком уровне, то, начиная с 2011 года, мы наблюдаем взрывной рост по всем направлениям — усиливается и уголовное преследование пользователей, и административное давление на владельцев сайтов и интернет-провайдеров, увеличивается число заблокированных сайтов и количество разнообразных предложений, направленных на регулирование отношений в сети. Заметим, что если до 2012 года властям вполне хватало существующих норм, то только за последние два года аналитиками зафиксировано не менее 147 законодательных инициатив, так или иначе касающихся интернета - от публичных заявлений чиновников до внесенных в Государственную Думу законопроектов. Ни одно из этих предложений не содержит гарантий свободы слова и мнения, но все они расширяют круг запрещенной информации, устанавливают механизмы контроля за пользователями или вводят ответственность за какую-либо интернет-активность.

Проявление общественного несогласия

Для того, чтобы оправдать свои усилия по ограничения свободы слова внутри страны, российское государство начало продвигать свое видение регулирования интернета на международном уровне, став одним из активнейших пропагандистов концепции «суверенного интернета», что наиболее ярко проявилось в противостоянии во время Всемирной конференции по международным телекоммуникациям, прошедшей в декабре 2012 года в Дубае. А уже летом 2013 года президент Путин утвердил Основы государственной политики Российской Федерации в области международной информационной безопасности на период до 2020 года, основным приоритетом которых стало продвижение на международной арене российских инициатив в регулировании интернета . На региональным уровне, в рамках Шанхайской организации сотрудничества, эти инициативы встречают полное одобрение стран-участниц -  Китая, Казахстана, Таджикистана и Узбекистана.

В интернет-сообществе исторически сильны традиции уклонения и эскапизма.

При этом, российские пользователи и представители отрасли в течение довольно длительного времени оставались безучастными ко всем государственным инициативам в этой сфере. Заметим, что в интернет-сообществе исторически сильны традиции уклонения и эскапизма. Операторы блокируют сайты? Не проблема, когда есть прокси-серверы. Полицейские вызывают на допрос администраторов групп в социальных сетях? Установим Tor. Госбезопасность читает почту? Не забываем про GnuPGP. Поговорка  «умный в гору не пойдет, умный гору обойдет» могла бы стать девизом российского интернет-сообщества. Миграция в иностранные юрисдикции уже стала трендом — около 38% доменных имен в зоне .ru остаются непродленными. Аудитория Facebook в последние годы растет быстрее аудитории Вконтакте, а европейские дата-центры фиксируют увеличение спроса на аренду серверного оборудования со стороны российских заказчиков.

Россияне в очереди, чтобы присоединиться к Facebook. Фото CC Derzsi Elekes Andor.

Раньше гражданское общество пользовалось интернетом лишь как универсальным средством коммуникации и источником альтернативной информации. Мысль о том, что этот источник нуждается в защите пришла не сразу. Пожалуй, первым случаем действительно массовой гражданской кампании в защиту свободы слова в интернете стала реакция на принятый летом 2012 года закон о «Едином реестре сайтов с запрещенной информацией», который окрестили как «черные списки сайтов». Впервые в российской практике на уровне федерального закона была закреплена возможность оперативного блокирования сайтов и сетевых адресов без судебного постановления. 10 июля 2012 года забастовку против законопроекта провела Русская Википедия, на один день прекратившая свою работу и вывесившая соответствующий баннер на первой странице. Акцию протеста поддержали Живой Журнал, Яндекс, ВКонтакте, Луркоморье и популярный имиджборд 2ch.so

«Говнореестр»

1 ноября 2012 года закон о «черных списках сайтов» вступил в силу и сразу же начал активно применяться. Роскомнадзор начал публиковать практически в ежедневном режиме пресс-релизы о рассмотрении анонимных заявок на включение сайтов в «черный список». Сводки напоминали сообщения Совинформбюро о продвижении гитлеровских войск к Москве — 1000 сообщений, 5000 сообщений, 10000 сообщений; 100 сайтов заблокировано, 300 IP-адресов внесено в реестр... 

«Единый реестр доменных имен» в народе получил название «Говнореестр»

Сообщество сначала отреагировало нервно, ожидая новых и новых репрессий, однако вскоре нервозность уступила место откровенным издевательствам, когда «Единый реестр доменных имен, страниц сайтов в сети Интернет и сетевых адресов, позволяющих идентифицировать сайты, содержащие информацию, распространение который в Российской Федерации запрещено» окрестили кратко «Говнореестр» . В ночь на 1 ноября 2012 года журналист издания Lenta.ru в своей твиттер-ленте опубликовал шуточный твит с «призывом» к самоубийству: «Друзья, совершайте суицид, это весело. Я попробовал и мне понравилось, завтра попробую еще раз». Роскомнадзор немедленно отреагировал и в течение четырех месяцев вел переписку с администрацией социальной сети, в результате чего доступ к Твиттеру на территории России был заблокирован.

ediny reestr Ria Novosti.jpg

«Единый реестр доменных имен» в народе получил название «Говнореестр».

Спустя год, отрасли и пользователи протестовали против закона о предварительных блокировках сайтов на основании заявлений правообладателей (закон получил народные названия «русская SOPA» и «закон против интернета»). Принятие закона совпало по времени с учреждением Ассоциации пользователей интернета, которая провела свою первую успешную общественную кампанию. В течение менее чем одного месяца на портале Российской Общественной Инициативы было собрано 100 000 авторизованных подписей российских граждан, требующих отмены «закона против интернета». Однако власти проигнорировали петицию, выставив  инициативу РОИ как мошенничество, таким образом, исключив возможность общественного обсуждения важных проблем.

Контроль интернета властями все более ужесточается - в январе 2014 года Министерство юстиции сообщило, что «Пиратская партия России» под таким названием никогда не будет зарегистрирована . Чиновники уже неоднократно отказывались регистрировать имеющую отделения в 45 регионах страны и 15 000 членов организацию , фактически лишая ее возможности заниматься политической деятельностью и вынуждая сосредоточиться на общественных кампаниях. С другой стороны, партийный проект «РосКомСвобода» в течение буквально нескольких недель стал  (и до сих пор остается) самым полным источником актуальной информации о применении законодательства о блокировке сайтов

1 февраля 2014 года, в разгар событий в Украине, вступили в силу новые поправки к закону «об информации», предоставившие Генеральной Прокуратуре право - без судебного решения и даже уведомления владельца сайта - требовать немедленного блокирования доступа к любому ресурсу, подозреваемому в распространении призывов к участию в публичных акциях. Этот акт немедленно получил название «закона о политической цензуре». В середине марта на его основании был заблокирован доступ к трем информационным сайтам — Grani.ru, Kasparov.ru, EJ.ru, а также к блогу оппозиционного политика Алексея Навального. Администраторы отказались выполнять требования удалить со своих сайтов весь контент и начали обращаться в суды. 

Генеральная Прокуратура получила право требовать немедленного блокирования доступа к любому ресурсу, подозреваемому в распространении призывов к участию в публичных акциях.

Тем не менее, традиции уклонения оказались очень сильны, и владельцы заблокированных сайтов до сих пор предпочитают удалять  информацию, вызвавшую претензии госорганов, либо менять IP-адреса, переезжая на другие хостинги, вместо того чтобы обжаловать незаконные блокировки в судах. Известно лишь о нескольких судебных процессах, а из крупных представителей отрасли только Youtube и специализирующаяся на вопросах кибербезопасности компания Group-IB осмелились обратиться в арбитражный суд. В таких условиях даже немногочисленным организациям, предлагающим правовую помощь пользователям и владельцам сайтов, в том числе и Ассоциации АГОРА, запустившей в 2012 году проект eLiberator, непросто найти заявителей, готовых бороться с цензурными властями в суде.

CC Sostav.ru_.jpg

Член Пиратской партии выступает против Единого реестра.Фото CC Sostav.ru

Однако, пожалуй единственный путь, которым стоит двигаться защитникам свободного интернета в России, является  судебное обжалование незаконных блокировок и нарушающих Конституцию законов. Какими бы легкими в использовании и доступными по цене не были анонимайзеры и VPN-клиенты, большинство жителей России не готово к их использованию. К тому же, по данным Фонда «Общественное мнение», 88% населения страны до сих пор основным источником информации об окружающем мире называют телевидение, которое находится под тотальным контролем властей. Собственно, в полном удалении независимых источников информации в Рунете нет необходимости, достаточно лишь затруднить доступ к альтернативным источникам информации настолько, чтобы сохранялся «правильный баланс». По-видимому, именно эту цель и преследуют власти, блокируя независимые СМИ. Осталось лишь законодательно предоставить монопольное право пропуска международного интернет-трафика избранным подконтрольным провайдерам, что позволит эффективнее обеспечивать исполнение требований о блокировке, и вынудит большинство российских пользователей отказаться от использования зарубежных социальных сетей, благо сеть ВКонтакте уже полностью подконтрольна. Добившись всего этого,  российские власти достигнут наконец своей главной цели – опутать весь Рунет своей «сетью».

Had enough of ‘alternative facts’? openDemocracy is different Join the conversation: get our weekly email

Комментарии

Мы будем рады получить Ваши комментарии. Пожалуйста, ознакомьтесь с нашим справочником по комментированию, если у Вас есть вопросы
Audio available Bookmark Check Language Close Comments Download Facebook Link Email Newsletter Newsletter Play Print Share Twitter Youtube Search Instagram