ОД "Русская версия": Opinion

Конспирологическая эпидемия в Армении

В Армении пандемия коронавируса сопровождается и инфодемией – массовым распространением теорий заговора. При этом новые конспирологии продолжают старую тему: их главный смысл – демонизировать действующую либеральную власть и НКО-сектор

Тигран Амирян
19 June 2020
Премьер-министр Армении Никол Пашинян, обращение от 16 июня 2020.
|
Фото: YouTube, Radio Free Europe/RadioLiberty.

Теории заговора оказались серьезной преградой в борьбе правительства Армении с короновирусом. Обилие фейк-ньюз, материалов, посвященных ковид-диссидентам и прочим отрицателям вирусной природы заболевания возросло до такой степени, что сомнению начали подвергаться любые шаги правительства по борьбе с пандемией. Публичные обращения представителей власти моментально вплетаются в формирующийся на глазах параноидальный ландшафт, в котором любое их заявление трактуется как сокрытие истинной информации и истинных причин эпидемии. Обстановка накалилась – впервые с трибуны были произнесены слова "теория заговора". Депутат от правящей партии Микаэл Золян в своем выступлении от 19 мая заявил, что возникающие в разных частях мира конспирологии проникают и в Армению, влияя на общественное мнение. Золян предложил "противостоять этим чужеродным повесткам, но не запретами, а проверенной информацией".

Точка кипения. Страх и недоверие в Армении

Особенно ситуация с "конспирологической эпидемией" и общей атмосферой подозрительности обострилась после появления материалов по расследованию о веб-странице, финансируемой США и распространяющей ложную информацию о COVID-19. В своем комментарии посол США в Армении Линн Трейси сообщила, что ложную информацию размещали на сайте не сотрудники портала, а внешние пользователи, и что проект больше не будет финансироваться посольством.

Примерно тогда же в сети появилась другая скандальная статья, связывающая армянские теории заговора с западными: работающий в Германии врач Тарон Сарибекян написал в своем фейсбуке о том, что представитель некой немецкой организации предложил ему за вознаграждение распространять в армянской медиасфере информацию о неэффективности ношения масок.

Все эти новости раскололи пользователей на два лагеря, одинаково бурно защищающих свою веру – реальность или выдуманность коронавируса, эффективность средств защиты и отсутствие таковой. В связи с этим, помимо официальных заявлений о распространении теорий заговора, правительственными и неправительственными организациями были созданы ресурсы по факт-чекингу, а возникающими теориями заговора начали заниматься местные гуманитарные и социальные исследователи. IT-специалисты начали публиковать информацию о страницах с типичными для ковид-диссидентства заголовками: например, страница "Короновирус – афера века", по словам эксперта по информационной безопасности Самвела Мартиросяна, управлялась пятью администраторами из России. Кроме того, еще в апреле в российских СМИ появилась информация, что коронавирус якобы распространился из закрытой лаборатории в Армении, созданной на деньги Пентагона.

Intermedia. Параноидальный ландшафт

Конспирологизация медиа и общественного дискурса в Армении имеет свою политическую предысторию. Одним из излюбленных инструментов легитимации собственных политических решений и объяснением внутриэкономических и внутриполитических кризисов республиканской власти до "Бархатной революции" всегда оставалась отсылка к образу внешнего врага: Азербайджана и Турции.

Это был беспроигрышный ход на протяжении долгих лет, так как на границе раздавались (и раздаются) реальные выстрелы. Апогеем конспирологических теорий, связанных с бывшей республиканской властью, можно считать кейс четырехдневной апрельской войны 2016 года, заговорщические причины и мотивы которой расследуются до сих пор.

В Армении сохраняется самый высокий процент заражений и смертей среди стран региона, а теории заговора лишь умножаются.

В свою очередь, турецкая и азербайджанская стороны никогда не переставали эксплуатировать миф об "армянском заговоре", который по сей день остается одним из инструментов удержания авторитарной власти и политической гегемонии правящих олигархических элит в этих странах.

Одним из главных инструментов и пространств "Бархатной революции" были социальные сети, благодаря которым сотни тысяч людей мобилизовались вокруг революционного "хода", объявленного Пашиняном и его сторонниками весной 2018 года. Несмотря на то, что прошло уже два года, в виртуальном пространстве до сих пор продолжается революционный процесс. Количество конспирологических версий множится с каждым днем; озвучиваются все новые варианты правительственного закулисья – от неослабевающей руки Сержа Саргсяна, управляющего Пашиняном словно марионеткой, до Госдепа и ЕС, преследующих в Армении свои интересы. Идея о том, что Пашинян является "проектом" Сержа Саргсяна, автоматически сводится к простому тезису: он, как и его предшественник, якобы назначен Кремлем. Самым частым аргументом в подтверждение этой теории приводятся резкие заявления Пашиняна о вступлении в ЕврАзЭС до революции и смена его отношения к Экономическому Союзу в послереволюционный период.

От эпидемии к инфодемии

События 2020 года внесли свои коррективы в формирующиеся теории – добавился эпидемологический аспект: согласно обновленным конспирологиям, действующее правительство "рисует" высокие показатели зараженности, чтобы выполнить план мирового закулисного правительства, решившего якобы чипировать и поработить все население планеты, или, по другой версии, чтобы получить дополнительную финансовую помощь и кредиты от диаспоры и Запада.

Старший научный сотрудник Института археологии и этнографии АН Армении Гаяне Шагоян с группой антропологов исследует дискурс социальных медиа вокруг коронавируса. По просьбе oDR Шагоян выделила некоторые тенденции, характерные для новых теорий заговора. По мнению исследовательницы коронавирусные конспирологии и квазимедицинские рекомендации (имбирь, чеснок) в армянскую медиасферу проникают через диаспору и переводные статьи с русского. Что касается "целей распространения вируса", то наиболее локальным сюжетом является уничтожение религии, христианства, и национальных традиций, поскольку пик карантина пришелся на Пасху. Шагоян выделяет несколько хронологических этапов распространения конспирологий:

Наиболее локальным сюжетом является уничтожение религии, христианства, и национальных традиций

"В начале апреля, когда внутриполитические события заполнили собой медиапространство, вирус сам по себе стал вторичной проблемой, и вместо официальных сюжетов, соцсети заполнились нарративами заговоров: сюжеты о раздутой статистике, о том, что людям предлагают деньги, чтобы они соглашались с диагнозом смерти родственников от коронавируса, когда смерть на деле наступила в результате других причин. С конца мая, когда статистика реально стала сильно ухудшаться, эти тексты пропали естественным образом. Резкое распространение теорий заговора в середине-конце мая было обусловлено, во-первых, ростом числа заболевших, что понизило уровень доверия к предпринятым шагам и власти в целом; во-вторых, очень плохой работой СМИ, которые быстро переключились с проблемы пандемии на внутриполитические споры; в-третьих, отсутствие громкого, регулярного мнения соответствующих специалистов, вместо которых все комментировали в основном политики. Отсутствие квалифицированной информации способствовало порождению и распространению инфодемии, график которой в Армении, скорее всего, будет коррелировать с графиком распространения пандемии".

Опасные технологии

Следом за Грузией в армянских медиа и соцсетях стала распространяться информация о том, что якобы по решению правительства в Ереване устанавливаются вышки 5G. Технологическая теория заговора стала адаптироваться в местном политическом ландшафте, находя своих адептов и сторонников. Одной из предпосылок к возникновению идеи "тотального контроля" стало недавнее решение правительства и штаба Чрезвычайной ситуации разработать мобильное приложение, уведомляющее граждан о возможных контактах с COVID-зараженными.

Уже на стадии обсуждения это решение вызвало бурную волну недовольства и подозрений, что данные пользователей могут быть использованы спецслужбами. Предложивший проект штаб ЧС заявил, что специальную программу будут разрабатывать добровольцы – сотрудники IT-компании, не желающие афишировать ни ее название, ни имена работников. Представители общественных организаций неоднократно обращались с официальными запросами в правительство с просьбой разъяснить, кто именно будет заниматься созданием "отслеживающей системы". Однако в своих ответных письмах власть каждый раз отказывалась называть IT-специалистов, лишь усиливая атмосферу недоверия и паранойи среди граждан и подкармливая очередные теории заговоров.

Bildschirmfoto 2020-06-19 um 13.44.43.png
Минист здравоохранения Армении Арсен Торосян: маска – это new normal. Пользователи соцсетей не готовы с этим согласиться. | Фото: Facebook.

Информация об установке новых устройств, якобы способствующих слежке и управлению населением, распространялась с такой скоростью, что министр здравоохранения неоднократно был вынужден отвечать на эти сообщения, то иронизируя над теориями заговоров на своей странице в фейсбуке, то разъясняя реальные стратегии и проблемы системы здравоохранения и комендатуры.

Однако любые новые высказывания министра моментально становились поводом новых заговорщических идей, распространяющихся праворадикальными силами. Так, после того, как министр поменял аватарку на фотографию в маске и подписал эту фотографию хаштегом #newnormal, члены правящей партии, как и премьер Пашинян, стали повсеместно носить маски, а депутаты использовали в своих соцсетях этот хэштег. Правые группировки в ответ развернули сетевую борьбу против политической элиты и начали связывать высказывание "new normal" с попыткой распространения "западных ценностей", "подрыва семейного института" и "новой реальностью" тотального подчинения граждан.

Глобальные мифы в локальном контексте

История с 5G и #newnormal стала примером того, что Армения становится более чувствительной к общемировым дискурсам, в том числе к идеям о мировом заговоре. В то же время, очевидно, что конспирологические теории в Армении, равно как и в других странах, являются инструментом политического воздействия и быстро адаптируются к местным реалиям.

Однако, наряду с глобальными заговорами, в Армении в последние месяцы распространяются и локальные теории заговора, направленные на подрыв доверия к политическим решениям действующего правительства.

Распространенной локальной теорией заговора, например, становится тема о ношении масок. В социальных сетях появляется информация о том, что высокие показатели "зараженности" населения являются искусственно раздутыми цифрами с целью продать как можно больше масок и антибактериальных и антисептических средств. В заговоре обвиняют то правительство, то отдельных олигархов, владеющих крупными гипермаркетами и производством необходимых средств защиты. Подобное давление вынудило премьера выступить с эмоциональным обращением к гражданам, в котором он заявил, что устал постоянно отрицать, что он не стоит за тем или иным бизнесом.

В середине июня 2020 года в Армении еще сохраняется самый высокий процент заражений и смертей среди стран региона, а теории заговора лишь умножаются. Во время очередного выступления Пашиняну пришлось вновь вернуться к теме конспирологий, распространяемых, с его точки зрения, оппозиционно настроенными группами: в том числе есть миф о том, что гостиница "Голден Палас" закрылась не для того, чтобы принять на карантин зараженных коронавирусом, а якобы в связи с проведением там международного форума сексменьшинств.

Другим локальным типом конспирологий становится нарастание антитурецких настроений в Армении и, наоборот, антиармянских в Турции. Негативные отклики в Ереване вызывает заявление Эрдогана о якобы имевшей место просьбе Еревана помочь с медикаментами. Кроме того, партия медикаментов, направленная из Китая в Армению с символикой Арарата на коробках, вызвала гневный отклик официальной Анкары. После того, как граждан Армении сухопутными границами через территорию Грузии вывезли на родину, начали распространяться мнения, что вирус был в основном "завезен" из Турции. И, наконец, теории заговора приобрели еще один оттенок, когда Минздрав Армении поставил под сомнение статистику соседней Грузии по заболевшим гражданам. Это мгновенно вызвало реакцию в Тбилиси, и армянского министра попросили извиниться за то, что он высказал подозрения в тайном умысле соседей.

Заговор против ценностей

Одним из самых ярых защитников новой теории техногенного воздействия на беззащитных жителей стала бывшая депутатка партии "Yerkir Tsirani" Марина Хачатрян. До "Бархатной революции" члены этой партии были представлены в городском совете и активно выступали в качестве оппозиции. В частности, Заруи Постанджян, Марина Хачатрян и другие лидеры партии известны скандальными выступлениями, направленными против решений бывшего мэра Еревана Тарона Маргаряна и других политических лидеров от республиканцев.

В случае с теорией 5G и массовым чипированием населения произошла не просто адаптация уже повсеместно популярной теории заговора. Новые заговорщические концепции вокруг коронавируса тесно связаны с прежними теориями заговора, пытающимися демонизировать действующую либеральную власть или НКО-сектор. Ярким примером является ковид-диссидентская деятельность одного из соратников праворадикальных групп, врача-уролога Георга Григоряна. Квази-медицинские и прямо антинаучные гипотезы Григоряна включают, например, представление о вакцинации от папилломавируса как части ЛГБТ-заговора или намерений Запада вызвать бесплодие у женской половины населения страны.

Коронавирусные конспирологии тесно связаны с прежними теориями заговора, пытающимися демонизировать действующую либеральную власть или НКО-сектор.

Тематическая связка "ЛГБТ – растление малолетних – COVID-19" проявляется и в регулярных выступлениях Марины Хачатрян, также представляющейся медиком в своих видео-обращениях. Основная идея Хачатарян: "все связано". В подобном "параноическом рассказе" происходит стигматизация знания. Трупы умерших от коронавируса не вскрываются – у правительства есть тайный замысел. Над пациентами с помощью уколов проводятся опыты, результаты которых, естественно, никому не известны. Закончив с текущей повесткой, блогер переходит к теме распространения вредоносной литературы, растлевающей детей и подростков. Определившись с темами, доктор называет врагов и виновных в сложившейся ситуации – "соросовских", "адептов масонства", "не имеющих пола" и тех, кто проводит пытки на людях. Врачи-изуверы, нечистые на руку представители зарубежной власти и меньшинства напрямую ответственны за кризис – "все связано", и мы об этом знаем.

В разгар пандемии

"Обострение" старых теорий на фоне новой заразы было спровоцировано еще и тем, что 11 мая парламент ратифицировал "Конвенцию Совета Европы о защите детей от сексуальной эксплуатации и сексуального насилия". Еще задолго до принятия конвенции противники действующей власти распространяли видео-ролики под заголовками "Как детей превращают в трансгендеров...", в которых все общественные организации по защите прав человека, НКО, занимающиеся правами женщин и ЛГБТК+ обвинялись в заговоре против "семейных ценностей" и государственности. Медиа ресурсы, принадлежащие в основном республиканцам, представили Конвенцию как "масочный" документ, легализующий будущие совращения детей, а группа противников принятия нового законопроекта устроила пикет у входа в здание национального собрания, требуя отложить принятие конвенции.

Как и в случае с принятием Стамбульской конвенции против насилия, теории заговора артикулировались в основном организацией "VETO" и ее руководителем Нареком Маляном, бывшим помощником начальника полиции Армении. Эта теория заговора в основном была направлена на армянский офис "Open Society Foundations". Малян и коллеги на своих фейсбук-страницах начали "разоблачение", публикуя имена грантополучателей фонда Джорджа Сороса в Армении. На неоднократные нападки и обвинения в заговоре ответили представители фонда, после того, как онлайн-атака перешла в реальный режим и праворадикальная группа устраивала акции протеста у офиса "ООФ Армения" .

И, наконец, новая акция Маляна была направлена против этнографа Грануш Харатьян, ее сына Арсена Харатьяна, бывшего советника Никола Пашиняна и директора Музея-института Геноцида Армян Арутюна Марутяна. В разгар пандемии "VETO" и их соратники выбрали одну из самых болезненных для армянского общества тем – геноцид и вопрос его признания Турцией. Основной сюжет теории заговора состоял в том, что, по мнению Маляна, новый директор Музея Геноцида был избран по рекомендациям Грануш Харатян, чья исследовательская организация "Азарашен" получала финансовую поддержку от фонда Сороса. Маляновская "теория" использовала в качестве основного источника позицию бывшего директора музея, который неоднократно выступал с критикой Марутяна, обвиняя его в том, что тот использует на международных встречах высказывания "трагические события" вместо "геноцид". Марутяна, а вместе с ним пропагандистские медиа и блогеры "VETO" начали обвинять в сотрудничестве с турецкими властями, в сговоре одновременно с Соросом и Турцией. Эта конспирология, как и предыдущие заговорщические нарративы, сопровождалась агрессивными нападками и угрозами в адрес всей семьи Грануш Харатьян, которая обратилась в правоохранительные органы, а в ее поддержку выступила как Академия Наук, так и множество неправительственных организаций страны.

Эти нарративы переплетаются и становятся инструментом политической конкуренции внепарламентской оппозиции и действующей власти. Несмотря на озадаченность властей распространяющимися теориями заговорами и достаточно активную борьбу с фейк-ньюз, эпидемия конспирологий в Армении продолжается, пока новый вирус продолжает распространяться и мутировать.

Had enough of ‘alternative facts’? openDemocracy is different Join the conversation: get our weekly email

Комментарии

Мы будем рады получить Ваши комментарии. Пожалуйста, ознакомьтесь с нашим справочником по комментированию, если у Вас есть вопросы
Audio available Bookmark Check Language Close Comments Download Facebook Link Email Newsletter Newsletter Play Print Share Twitter Youtube Search Instagram WhatsApp yourData