ОД "Русская версия"

Узбекистан: инвалидам здесь не место

Проектируя привлекательную городскую среду для иностранных инвесторов и туристов, руководство Узбекистана не учитывает потребности самых незащищенных слоев населения - инвалидов.

Атхан Ахмедов
9 April 2019
Вопреки законодательной норме, в ташкентском метро так и нет пандусов.
|
Фото предоставлено автором.

За последний год Узбекистан (а особенно Ташкент) преобразился до неузнаваемости. Подтверждение тому - бесчисленные новостройки, сносы исторических памятников культуры, строительство деловых кварталов. Однако проектируя благоприятную атмосферу для подозреваемых в коррупционных схемах иностранных инвесторов и туристов, нынешнее руководство страны во главе с Шавкатом Мирзиеевым не учитывает потребности самых незащищенных слоев населения - инвалидов.

В стране по-прежнему практически отсутствуют пандусы, людям с ограниченными возможностями платят мизерное пособие, которого едва хватает, чтобы сводить концы с концами (среднее пособие - 500 тысяч сумов или 60 долларов). В довершение ко всему делами инвалидов занимаются чиновники, далекие от понимания реальных проблем - в силу отсутствия нужного образования, контакта с инвалидами и собственной привилегированности.

Необустроенность города для инвалидов - это полбеды. Отсутствие условий для нормального функционирования подразумевает больше проблем, и самая важная из них - это социализация инвалидов. Ведь существуют не только колясочники, но и незрячие, люди на костылях - их можно встретить на базаре или в автобусе - по официальной статистике (предоставленной oDR, но еще неопубликованной Государственным комитетом статистики) на 1 апреля 2018 года в республике Узбекистан проживало более 650 тысяч инвалидов.

Городское пространство Ташкента по-прежнему остается недоступным для людей с физическими недугами.

С 1991 года в Узбекистане действует закон о защите инвалидов, в котором говорится о том, что все здания и сооружения, культурные объекты, в том числе и государственные, должны быть приспособлены для передвижения инвалидов. С организаций, которые не создают условий для инвалидов по закону должен взиматься штраф. Однако городское пространство Ташкента по-прежнему остается недоступным для людей с физическими недугами. Встретить их на улице - большая редкость.

Недоступным остается для людей с ограниченными возможностями и рынок труда. Закон о социальной защищенности инвалидов был изменен в 2008 году. В статье 25 обновленного закона установлена 3%-ная квота трудоустроенности, то есть, на любом предприятии, где работают более 20 человек, должны быть устроены инвалиды - 3 процента от общего количества рабочих. В случае невыполнения данного закона должностные лица привлекаются к административной ответственности. Сбором штрафов занимается Центр занятости, но деньги уходят в Министерство финансов.

"Это называется "сегрегация""

Люди с ограниченными возможностями становятся невидимыми с самого детства: обучение детей с ограниченными возможностями из-за неразвитой инфраструктуры системы образования проводится отдельно. В Узбекистане созданы спецшколы для инвалидов - так называемые школы-интернаты. Обычные средние школы для передвижения на инвалидной коляске не приспособлены, и детей-инвалидов обучают как-будто в специальных казармах.

- Это называется "сегрегация". А детских садов для инвалидов в помине не существует, - говорит Ойбек Исаков, председатель Ассоциации Инвалидов Узбекистана.

По словам Исакова, в Ташкенте 90% зданий лишены условий для полноценной жизни, в том числе, и для жизни инвалидов. Это серьезный недостаток внимания, который лежит на плечах не только контролирующих государственных структур, но и организаций инвалидов.

В Ташкенте 90% зданий лишены условий для полноценной жизни, в том числе, и для жизни инвалидов.

В ноябре 2018 года в Узбекистане был разработан проект закона "О правах инвалидов", учитывающий широкий спектр потребностей людей с ограниченными возможностями. Это первый случай, когда гражданское общество в лице Ассоциации инвалидов Узбекистана разработало проект закона самостоятельно. Документ был согласован с рядом министерств и с генеральной прокуратурой страны, однако сейчас "застрял" в Кабинете Министров, и никто не знает его дальнейшую судьбу. До Олий Мажлиса (парламента) проект еще не дошел.

"Хромая" реализация

Сегодня для относительно свободного передвижения инвалидов в Ташкенте существуют пандусы. Однако, они есть не везде, и не соответствуют строительным нормам 1:10 - то есть, при метровой высоте пандуса, его длина должна составлять десять метров. При этом соблюдается удобный угол и доступность для самостоятельного подъема и спуска инвалидом-колясочником. Но таких пандусов в Узбекистане почти нет. А те, что есть, больше напоминают смертельный аттракцион: при спуске без посторонней помощи инвалид в коляске может развить большую скорость и нанести увечья не только себе, но и окружающим.

Новые проекты для улучшения жизни инвалидов на практике представляют собой только новые архитектурные и финансовые препятствия. 16 июля 2018 года исполняющий обязанности хокима (мэра) Ташкента Джахонгир Артыкходжаев (назначен на должность хокима 21 декабря 2018 года, основатель группы компаний Akfa; ранее - директор компании Artel Engineering, директор государственного унитарного предприятия Tashkent City) дал старт строительству 60 семиэтажных домов на четыре тысячи квартир для социально уязвимой категории населения на юго-западе Ташкента, в махалле (небольшом квартале) Чоштепа Сергелийского района. Звучит красиво, но парадокс - эти дома не обустроены пандусами, коляска в лифт не помещается, а туалеты и ванные комнаты - узкие. Данный проект был утвержден Главным Архитектурным Управлением города Ташкента и городским Обществом инвалидов.

Пандусов нет и на входах в общественные места - например, в отделения банков. | Фото предоставлено автором.

По словам Ойбека Исакова, председатель городского Общества инвалидов Феруза Вафикова самостоятельно подписывает проекты строительства зданий, никак не руководствуясь представлениями о специфике использования зданий людьми с ограниченными возможностями. Исаков предлагает Обществу Инвалидов согласовывать проекты зданий с Ассоциацией инвалидов, чтобы город стал более доступным.

Быть одиноким инвалидом в Узбекистане - страшно

Инвалид второй группы (производственная травма, закончившаяся ампутацией ноги) из Ташкентской области Абдумумин Шукуров жалуется на острую нехватку пособия для проживания. 55-летний мужчина получает 550 тысяч сумов (65 долларов) в месяц, из которых 500 тысяч тратятся только на коммунальные услуги. "Как мне прожить на 50 тысяч сумов? Кто это устанавливает? Пожил бы он на мою пенсию, а я на его зарплату" - задается справедливыми вопросами инвалид.

Статья 39 Конституции РУз гласит, что "Все пенсии, пособия должны быть не ниже официального прожиточного минимума". Но за 27 лет существования страны официальный прожиточный минимум так и не установлен - это еще одна удобная лазейка в законе, которой государство умело пользуется не в пользу и без того обделенных людей. А неофициальный прожиточный минимум в месяц составляет два миллиона сумов (240 долларов), чтобы человек смог прокормить себя и своих двух-трех несовершеннолетних детей, если они у него есть.

По словам Абдумумина, к нему пять раз в год приходят представители местного органа самоуправления (махаллинский комитет) и городской администрации (хокимиат), спрашивают о нуждах, проблемах, но на этом помощь заканчивается.

Протезы, выделяемые государством для инвалидов, собираются из старых запчастей.

Протезы, выделяемые государством для инвалидов, собираются из старых запчастей. Абдумумин жалуется, что на таких протезах невозможно ходить. "Я себе уже лет 10 костыли сам делаю, мне такая помощь не нужна, лучше бы деньгами дали… и еще сэкономили бы!" - поделился Абдумумин.

Ранее реабилитационные технические средства для инвалидов не облагались налогами, но с 2019 года детали для совместного узбекско-датского предприятия Eurohearing, единственного в стране по производству слуховых аппаратов, завозят из-за границы вместе с налогом на добавленную стоимость. Это означает повышение цен на слуховые аппараты минимум на 20%. Следовательно, дешевле не производить детали, а завозить некачественную китайскую продукцию. В худшем случае завод просто закроют - цены на продукцию поднимутся, а наличие альтернативной китайской продукции снизят продажи.

Год активных инвестиций и социального убийства

Татьяна Довлатова, правозащитница из Ташкента, в течение 15 лет ухаживает за своим братом, инвалидом первой группы (паралич левой стороны тела после инсульта). По словам правозащитницы, "чтобы получить степень инвалидности, нужно иметь недюжинное здоровье".

- Пособие брата равно 520 тысячам сумов (62 доллара) в месяц - меня вообще поражает эта сумма. На одни памперсы уходит около 400 тысяч сумов в месяц. Неужели нельзя включить в перечень необходимых бесплатных средств подгузники? У нас в Узбекистане что, нет инвалидов, которые ходят под себя? - возмущается Татьяна.

"Чтобы получить степень инвалидности, нужно иметь недюжинное здоровье".

На информационном портале Norma.uz опубликована подробная инструкция о получении статуса инвалида. Чтобы получить статус инвалида, человеку нужно собрать около 15 справок от всех членов его семьи, и в процессе, который в лучшем случае занимает полгода.

Татьяна рассказывает, что просто собрать справки и получить степень инвалидности - невозможно. Первичный диагноз о нетрудоспособности ставят в поликлинике. После этого инвалида направляют во ВТЭК (врачебно-трудовая экспертиза), который, в свою очередь, перенаправляет человека в больницу, чтобы врачи подтвердили диагноз из поликлиники. В больнице нужно за свой счет пролежать минимум 2 месяца - выходит больше миллиона сумов (125 долларов). Потом комиссия ВТЭК-а должна подтвердить диагноз поликлиники, который утвердила больница. Три инстанции на одну болезнь - за это время человек может просто умереть.

При этом прохождение всех инстанций не дает гарантии, что инвалид получит свою степень и сможет претендовать на выплату. Неофициальная статистика, основанная на наблюдениях Ойбека Исакова показывает, что в 70 процентов случаев инвалидам либо отказывают, либо дают временную группу, которую снимут через год. А инвалидам с 1 и 2 группой пишут - нетрудоспособен. Татьяна считает это прямым издевательством над инвалидами.

- Почему мою пенсию (450 тысяч сумов или 56 долларов) должны приплюсовывать к инвалидности брата? Он сам себя должен прокормить. Вы оказываете помощь инвалиду или мне? У парализованного человека есть льгота - проезд в общественном транспорте бесплатный. Он за 15 лет ни разу не проехал в автобусе. Наше государство наварилось на инвалидах! - не сдерживает эмоций правозащитница.

А с 2010 года и вовсе была отменена пенсия для инвалидов третьей группы (социальная недостаточность вследствие нарушения здоровья, требующая социальной защиты или помощи), поскольку ВТЭК посчитал их людьми, способными прокормить себя самостоятельно. Ойбек Исаков считает это противоречием Конституции и нарушением Конвенции о правах инвалидов. Люди с третьей группой инвалидности считаются способными к самообслуживанию и работе, но работодатели предпочтут инвалиду полноценного, здорового человека.

Особенно уязвимы одинокие инвалиды, за которыми никто не ухаживает.

По мнению Довлатовой, официальная статистика по количеству инвалидов занижена в разы, потому что врачи приходят, но не торопятся оформлять инвалидность. Особенно уязвимы одинокие инвалиды, за которыми никто не ухаживает. О них не знают, и они умирают. Абсолютно не продумана система выдачи лекарств, а в поликлиниках - бесконечные очереди.

2019 год в Узбекистане назван годом "активных инвестиций и социального развития". Президент Шавкат Мирзиеев неоднократно говорил о повышении уровня жизни, развитии социальной сферы. Однако на конец февраля 2019 года в стране наблюдаются только новостройки и бизнес-центры. Без сомнений, президент Мирзиеев нацелен на улучшение экономики, которое, по словам главы государства, даст толчок к развитию других сфер и регионов страны, привлечет новые технологии и иностранных инвесторов. Каким пунктом в списке властей стоит развитие социальной сферы - неизвестно, но до принятия конкретных мер Узбекистан больше напоминает карцер для инвалидов.

Had enough of ‘alternative facts’? openDemocracy is different Join the conversation: get our weekly email

Комментарии

Мы будем рады получить Ваши комментарии. Пожалуйста, ознакомьтесь с нашим справочником по комментированию, если у Вас есть вопросы
Audio available Bookmark Check Language Close Comments Download Facebook Link Email Newsletter Newsletter Play Print Share Twitter Youtube Search Instagram