Print Friendly and PDF
only search openDemocracy.net

Демократия в зоне турбулентности

Олигархический статус-кво вновь набирает силу в Украине, международные партнеры страны вынуждены выступить в защиту демократии. English

 

12 ноября: участники акции "Марш Возмущенных" в Киеве. Фото(c): Olena Khudiakova/Zuma Press/PA Images. Все права защищены.
Четвертую осень на посту президента Петр Порошенко проводит с протестами, которые вызваны нежеланием воплощать в жизнь собственные обещания по борьбе с коррупцией. Давление улицы еще недостаточно, чтобы сломить стену, воздвигнутую властью вокруг себя, но акции провоцируют внутренние конфликты в коалиции в Украине – стране, где война с внешний врагом переходит в стадию внутриукраинского конфликта.

Украинский президент Петр Порошенко активно ведет свой инстаграм, где летом этого года поздравил граждан с решением Евросоюза предоставить безвизовый режим для туристических поездок. «Это окончательный развод с Россией после 300-летнего союза», - написал Порошенко, который в последнее время стал злоупотреблять риторикой патриотизма.

От Порошенко, который получил бразды правления страной в результате драматической развязки уличных протестов в 2014 году, ожидали радикальных реформ. Но инстинкты олигарха, привыкшего конвертировать свой политический статус в материальные блага, даже спустя три года после избрания президентом не позволили ему сломать коррупционный статус-кво.

Сегодня украинская демократия входит в зону турбулентности

Более того, будучи бизнесменом, Порошенко сам страдал от репрессивной системы государства, но когда стал президентом, не поменял идеологию государства, а только перенаправил потоки в направлении собственного окружения. Прокуратура, которая преследовала окружение Порошенко в годы оппозиции, вместо превращения в современное ведомство стала верной слугой нынешнего президента. Создание Службы финансовых расследований просто заблокировано. А объявленная деолигархизация закончилась заключением стратегического альянса с главным бенефициаром системы crony-capitalism Ринатом Ахметовым.

После избрания президентом Порошенко начал системное наступление на Ахметова. Звучали угрозы провести демонополизацию, а прокуратура начала расследовать уголовное дело в отношении газодобывающей компании Ахметова. Однако в этом году предвестником примирения стало появление супруги президента Порошенко в качестве ведущей утренней гимнастики на канале Ахметова.

Президент Петр Порошенко. Фото(c): Ye Pingfan/Xinhua News Agency/PA Images. Все права защищены.

Главная договоренность была достигнута на стыке сращивания бизнеса, правоохранительной системы и политики. Прокуратура Украины не предъявила никому обвинение в деле о похищении руководителя газодобывающей компании Ахметова, а подконтрольный Порошенко государственный регулятор в два раза в течение года поднял тариф на покупаемую у Ахметова электроэнергию. Для увеличения благосостояния Ахметова была введена загадочная формула «Роттердам плюс», по которой украинские электростанции олигарха покупали отечественный низкокачественный уголь, а в тариф была заложена стоимость его приобретения в голландском порту и затрат на транспортировку в Украину. Одновременно с этим связанная с Порошенко инвестиционная компания ICU скупила ценные бумаги и долги энергокомпании Ахметова, что сделало его негласным бенефициаром схемы.

Приятным дополнением для Порошенко стало участие телеканала Ахметова в дискредитационной кампании в отношении антикоррупционных активистов, допекающих Порошенко своей критикой и разоблачениями схем незаконного обогащения. Вышел целый сериал, где критиков режима пытаются запятнать злоупотреблениям американскими грантами и покупкой дорогой недвижимости – так, как это происходит в России.

Закручивание гаек может стать главной стратегией президента, теряющего популярность

Другим участником олигархического консенсуса эпохи Порошенко стал родственник Владимира Путина Виктор Медведчук. Он единственный украинский гражданин, которому в обход запрета разрешено совершать авиарейсы частным бизнес-джетом из Киева в Москву, тогда как все украинские граждане могут посетить столицу только транзитом через Минск.

Подконтрольные Порошенко органы власти закрыли глаза на покупку в Украине близким к Медведчуку бизнесменом активов российской компании “Роснефть”, которая находится под санкциями в США. Ну и, кроме того, в интересах Медведчука силами украинской спецслужбы была подорвана конкуренция на рынке сжиженного газа, который в Украине является популярным автомобильным топливом. Служба безопасности Украины несколько месяцев безосновательно продержала на границе заблокированными крупные партии горючего, законтрактованного независимыми трейдерами, в результате чего те же бизнес-сателлиты Медведчука смогли захватить 40 процентов рынка.

Также продолжает успешно вести бизнес в Украине, подчинив своим интересам правительство, еще один олигарх Дмитрий Фирташ, который является бизнес-партнером российского путинского миллиардера Аркадия Роттенберга и находится в розыске ФБР как подозреваемый в рамках уголовного дело о взяточничество, которое расследуется в штате Иллинойс. Новые постреволюционные власти создали Фирташу привилегированные условия на рынке азотных удобрений, таким образом он получает сверхприбыли за счет быстро растущего украинского аграрного сектора.

Поразительно, но Порошенко обеспечил тепличные даже для бывшего вице-спикера Государственной думы России, спецпредставителя президента Путина Александра Бабакова, который голосовал за аннексию Крыма и находится под санкциями США. Он не просто контролирует дистрибуцию электроэнергии в трети регионов Украины, но и развивает сеть отелей, отнимая чужой бизнес при помощи продажных судей, расследование злодеяний которых блокирует уже четвертый по счету со времени Революции достоинства генпрокурор – президентский кум Юрий Луценко.

При этом о крупных реформах на четвертом году президентства говорить не возможна: кредит доверия к главе государства исчерпан, поддержка в парламенте появляется в обмен на новые преференции для олигархов, а терпение в общества приближается к нулю, что обозначилось на рейтингах президента. Тут показателен отказ бывшего вице-премьер-министра, автора польских реформ Лешека Бальцеровича продолжать контракт в качестве советника президента.

В этих условиях Петр Порошенко занят созданием наиболее комфортных для себя условий для старта на второй президентский срок путем смены повестки дня в Украине.

Этот сценарий включает несколько составляющих.

Первое – переключение фокуса внимания с проблем коррупции на тему безопасности. Не справившись с запросом общества на нулевую толерантность к коррупции, Порошенко решил просто увести дискурс страны в сторону. Ныне в моде псевдопатриотизм, когда президент, чей шоколадный бизнес до апреля 2017 года платил миллионы долларов в бюджет России, вдруг стал главным защитником Украины от российского пропагандистского влияния. Под этим поводом закрыли самую популярную социальную сеть “ВКонтакте” и атаковали украинских программистов, приняли закон о языковых квотах, переименовали улицы и провоцируют общественную дискуссию о введении визового режима с Россией.

Май 2017: граждане Украины на протесте против президентского указа, блокирующего деятельность российских социальных сетей в Украине. Фото(c): NurPhoto/SIPA USA/PA Images. Все права защищены.

Вторая составляющая сценария второго срока - это атаки на антикоррупционные органы и дискредитация критиков власти, которые становятся объектом травли не только в социальных сетях, но и в реальной жизни. Одного из самых громких критиков Петра Порошенко, бывшего президента Грузии Михаила Саакашвили лишили украинского гражданства.

Еще более показателен пример преследования не политика, а общественного активиста - руководителя Центра противодействия коррупции Виталия Шабунина, которого атакуют сразу с нескольких сторон. Провластные блогеры раскручивают тему постройки им частного одноэтажного дома, спецслужба организовывает фейковый митинг протеста, депутаты провластной коалиции обвиняют активиста в неуплате налогов, а военные приходят к Шабунину домой, чтобы проверить его способность нести службу в армии. Апофеозом выпадов можно считать публичный комментарий генпрокурора, который предложил активисту в «одних трусах» выйти на акцию протеста.

Еще одна цель Порошенко – созданный два года назад новый правоохранительный орган, Национальное антикоррупционное бюро. Управу на НАБУ президент хочет найти после серии расследований, которые затронули его окружение.

Третий признак приближение выборов – это дальнейшие попытки президента Порошенко сконсолидировать в своих руках силовой блок. Служба безопасности Украины занимает сбором информации про критиков власти, а Генеральная прокуратура во главе с президентским родственником находит управу на них путем возбуждения уголовных дел. Больше года назад в недрах прокуратуры был создан департамент по расследованию экономических преступлений, персонал в который набирался лично коррумпированным окружением президента. В связке со спецслужбой, они вдвоем атакуют малый и средний бизнес, который являлся основной экономической базой для протестных настроений во времена Януковича.

Теперь, когда безвизовый режим достигнут, проводить реформы в условиях сопротивления властей будет сложнее

Сегодня украинская демократия входит в зону турбулентности. Безвизовый режим с Евросоюзом был способом заставить правящую украинскую верхушку принять необходимые законы. Теперь, когда безвизовый режим достигнут, проводить реформы в условиях сопротивления властей будет сложнее. А в обозримом будущем не видно новых реальных целей, достижение которых может толкать страну вперед. В этих условиях президент Порошенко переходит к закручиванию гаек. Его расчет циничен и понятен, поскольку он видит, что внимание администрации Дональда Трампа в США не сфокусировано на Украине.

В этих условиях как никогда важна консолидация США и Евросоюза для защиты институциональных завоеваний украинской Революции достоинства. Опыт трех последних лет показал, что самым эффективным является подход кнута и пряника. Власти Украины все еще зависимы от помощи МВФ, и американское правительство может оказать неоценимую поддержку демократическим завоеваниям, если дальнейшую помощь свяжет с принятием закона об антикоррупционных судах и смене закона о выборах, который является ключевым для очищения политики от конфликта интересов. Именно с этими лозунгами начались акции протеста в октябре 2017 года, который объединил антикоррупционных активистов из НГО и широкий спектр партий, от «Руха новых сил» Саакашвили и либерального «Демальянса», до националистической партии «Свобода» и консервативной «Самопомощи».

Европейские партнеры Украины также должны предупредить Порошенко о возможном пересмотре безвизового режима с Украиной в случае, если продолжится наступление на институты гражданского общества с одновременным усилением коррупции. Закручивание гаек может стать главной стратегией президента, теряющего популярность, и украинское общество вместе с европейскими партнерами должны предотвратить этот сценарий.

 


We encourage anyone to comment, please consult the
oD commenting guidelines if you have any questions.