Print Friendly and PDF
only search openDemocracy.net

"Росатом" планировал тайную ядерную сделку с США?

Арабские страны могли получить ядерное оружие, а Россия - радиоактивные отходы.

(c) Douliery Olivier/ABACA USA/ABACA/PA Images. Все права защишены.Недавно американский журнал Newsweek опубликовал очередное расследование о деятельности Майкла Флинна, уволенного в феврале советника по национальной безопасности президента США. Учитывая детали, раскрытые американскими журналистами, удивительно, что эту публикацию в России никто не заметил. Сам Флинн и расследование против него нам не особенно интересны, это, скорее, внутриамериканское дело. Гораздо интереснее один из бизнес-проектов, в котором принимал участие он, а также, предположительно, российская госкорпорация "Росатом".

В 2015-2016 Майкл Флинн, по информации издания, работал на компанию X-Co Dynamics Inc./Iron Bridge Group, которая продвигала проект развития атомной энергетики в арабских странах. Проект включал в себя предоставление услуг по строительству атомных станций в тех арабских странах, которые проявят такое желание, за исключением Ирана. Наиболее пикантной частью плана является даже не изоляция Ирана, давнего союзника Москвы, а то, кто и как осуществлял бы строительство АЭС. Согласно информации Newsweek , этим должен был заниматься американо-российский консорциум, деятельность которого оплачивала бы Саудовская Аравия. Объем потенциальных заказов мог достигнуть триллиона долларов. В расследовании утверждается, что речь шла о строительстве американских АЭС. Но какая же роль в таком случае отводилась "Росатому"?

Американская атомная промышленность уже несколько десятилетий находится в кризисе: новые АЭС почти не строятся, с инвестициями плохо настолько же, насколько с решениями для утилизации ядерных отходов. Таких решений  в принципе не существует нигде в мире. Программа, обеспечивающая многочисленные заказы на АЭС в арабских странах, без всяких сомнений, стала бы спасением для умирающей атомной индустрии США.

Однако политически такая программа невозможна без гарантий в отношении контроля за отработавшим ядерным топливом, содержащим плутоний. Нужно заметить, что плутоний, выделенный из использованного топлива АЭС, имеет другой изотопный состав по сравнению с оружейным плутонием. Тем не менее, он может быть использован в военных целях. Кто может дать гарантии в отношении отработавшего ядерного топлива, которое появится на арабских АЭС, если они будут построены, - гарантии того, что отработавшее топливо не будет использовано для создания ядерной бомбы? Только тот, кто сможет забрать использованное топливо. Очевидно, что оставлять его в арабских странах слишком опасно.

Плутоний, выделенный из использованного топлива АЭС, может быть использован в военных целях

Сегодня в мире есть лишь одна страна, которая разрешает ввозить иностранное отработавшее ядерное топливо на хранение – Россия. Именно у нас, в Красноярском крае, осуществляется проект, направленный на создание геологического репозитория – объекта, где может быть захоронено использованное ядерное топливо. Отличительной особенностью такого топлива является опасно высокий уровень радиации, которую оно будет излучать многие тысячи лет. И у человечества в руках нет материалов, которые гарантировали бы надежную защиту от радиации на столь продолжительное время. Впрочем, "Росатом" это ничуть не смущает.

Вернемся к американскому проекту. Одним из стратегических партнеров в "арабской схеме" является компания ACU, в которой работает Томас Кокран. Этот человек всплывает в истории ядерной промышленности России не в первый раз. Еще в 2001 году Кокран  инициировал создание в США организации Non-Proliferation Trust, которая собиралась отправить в Россию отработавшее ядерное топливо американского происхождения на хранение. Дело в том, что около 70% всего отработавшего ядерного топлива в мире контролируется США. Оно находится не только в Америке, но и в Японии, Франции, на Тайване. Без разрешения американского правительства отправить это отработавшее топливо куда-либо невозможно.

На рубеже 21 века в нескольких странах создалась ситуация, когда хранилища были близки к заполнению, а захоронить отработавшее топливо было бы просто невозможно из-за отсутствия приемлемых геологических условий. При этом США предпочитают не вывозить принадлежащее им отработавшее топливо на свою территорию – общество это однозначно воспринимает как импорт ядерных отходов и относится к идее крайне негативно.

Томас Кокран предложил правительству США договориться с Россией о помещении ядерных отходов, контролируемых американцами, в Красноярск-26. В то же самое время Министерство по атомной энергии РФ всеми силами пыталось заставить Госдуму принять поправки к Закону об охране окружающей среды, допускающие ввоз иностранного отработавшего ядерного топлива в Россию. По заявлениям чиновников российского министерства, за счет ввоза можно было бы заработать около $20 млрд. В конечном итоге, несмотря на протесты практически во всех регионах России, Дума эти законодательные изменения одобрила и в мае 2001 года они были подписаны президентом Владимиром Путиным.

Интересно, что Ливерморская национальная лаборатория, один из главных центров разработки ядерного оружия США, еще в 1999 году выпустила технический доклад о том, как переместить в Красноярск-26 ядерные отходы, находящиеся в Азии под контролем США. Весной 2001 года об этом исследовании стало известно благодаря российской экологической группе "Экозащита!", боровшейся против ввоза ядерных отходов в Россию.

Сорвать план Non-Proliferation Trust удалось совместными усилиями российских и американских экологических организаций, настаивавших на том, что в рамках подобного проекта невозможно обеспечить приемлемый уровень безопасности.

Как показывает расследование Newsweek, 15 лет спустя Томас Кокран, вполне возможно, все еще лоббирует создание в Сибири международного хранилища для хранения отработавшего ядерного топлива. И если строительством АЭС в арабских странах занимался бы американо-российский консорциум и АЭС строили бы американцы, то Росатому, очевидно, оставался бы только один сегмент – ядерные отходы.

Но стоит ли этих денег превращение России в ядерную свалку остального мира на тысячи лет вперед?

Многочисленные сообщения СМИ подтверждают, что "Росатом" в прошедшие два года вел переговоры с арабскими странами о строительстве АЭС. И вполне возможно, что речь идет не только об отходах, но и о  строительстве реакторов. Однако это не меняет того факта, что гарантию в отношении того, что отработавшее ядерное топливо будет вывезено из арабских стран, мог бы дать только "Росатом".

Наверняка "Росатом" смог бы на этом заработать миллионы, а может и миллиарды. Но стоит ли этих денег превращение России в ядерную свалку остального мира на тысячи лет вперед? Более того, необходимо учитывать, что расходы на хранение и мониторинг репозитория будут нести следующие поколения, а в случае крупной аварии на объекте прибыль может оказаться меньше ущерба.

Остается неясным, насколько продвинулся план строительства АЭС в арабских странах силами российской и американской ядерной промышленности. Информации об этом в открытом доступе найти не удается. Недавнее заявление топ-менеджера "Росатома" о "схлопывании" рынка строительства АЭС настраивает на позитивный лад – по всей видимости, ни Флинн, ни Кокран так и не смогли продвинуть план в финальную стадию осуществления.

Однако специфика больших ядерных проектов такова, что они могут умирать, а затем воскресать снова через много лет. И если мы хотим, чтобы Россия избежала участи международного ядерного могильника, необходимо поставить жесткие барьеры на пути не только американских лоббистов, но и их партнеров в России. Лучше всего это сделать путем возвращения в законодательство запрета на ввоз иностранного отработавшего ядерного топлива в Россию.

 

 


We encourage anyone to comment, please consult the
oD commenting guidelines if you have any questions.