ОД "Русская версия"

Антиэкстремизм в виртуальной России

За что могут наказать российского пользователя сети? Аналитический центра "Сова" выпустил обзор применения антиэкстремистского законодательства в российском сегменте интернета в 2014 и 2015 годах. English

Наталия Юдина
23 August 2016
RIAN_02347962.LR_.ru_.jpg

Количество приговоров за "экстремистские высказывания" в целом растет с ускорением. (с) Владимир Трефилов / РИА Новости. Все права защищены.Основным источником политической информации в России остается телевидение, но количество людей, узнающих новости в сети, ежегодно растет. Именно в интернете происходит независимая общественная полемика и оппозиционная политическая агитация, в том числе, конечно, и агитация разного рода радикальных групп. Это вызывает опасение властей, а опасения с неизбежностью выливаются в санкции. Российское антиэкстремистское законодательство, чересчур широкое и неопределенное, идеально подходит для карательных мер, а объекты правоприменения могут меняться в зависимости от политической ситуации и общественных настроений.

Аналитический центра "Сова" только что выпустил доклад, в котором анализируются тенденции борьбы с экстремизмом в Рунете в последние два года.

Наиболее значительной мерой в борьбе государства с "экстремистскими высказываниями" в интернете является уголовное преследование. В 2015 году из 232 известных нам приговоров за публичные высказывания, которые были отнесены к экстремистским, 194 приговора было вынесено за высказывания онлайн, то есть примерно 84 %. В 2014 году – не менее 138 из 165 приговоров (те же 84 %). Число таких приговоров с каждым годом растет: в 2013 году их было 103 из 133, в 2012 году – 65 из 89, в 2011 году – 52 из 78, в 2010-м – 26 из 72, в 2009-м – 17 из 56, в 2008 году – 14 из 45, в 2007 году – 3 из 28.

Количество приговоров за "экстремистские высказывания" в целом растет с ускорением, а в интернете – особенно. Основная причина этого – явная переориентация сотрудников правоохранительных органов на преследование тех, кого проще обнаружить и на кого легче оформить дело. Промежуточные данные за первую половину 2016 года лишь подтверждают это: из 102 известных нам приговоров за высказывания 92 пришлись на высказывания в интернете, то есть уже 90%.

“ВКонтакте” с полицией

С 2010 года основные преследования экстремистов связаны с их активностью в социальных сетях. К 2015 году количество осужденных пользователей соцсетей выросло почти в два раза.

Среди этих сетей безусловно доминирует крупнейшая в России сеть "ВКонтакте". Она очень популярна среди российской молодежи, в том числе и радикально настроенной. Кроме того, пользователей этой сети легко найти, так как при регистрации вводятся контактные данные и номера телефонов владельцев страниц, а администраторы сети предоставляют эти сведения сотрудникам правоохранительных органов по первому же запросу, в то время как администрация зарубежных сетей (например Facebook или Twitter) будет рассматривать запрос от полиции по существу, сравнивать со своими правилами и вообще может отказать в предоставлении информации.

К 2015 году количество осужденных пользователей соцсетей выросло почти в два раза

Традиционно уголовные дела возбуждаются против малоизвестных рядовых пользователей "ВКонтакте" или локальных радикальных активистов. Но в 2014 и 2015 годы правоприменение стало более "политическим": были осуждены значимые для праворадикального движения фигуры: питерцы Дмитрий (Бешеный) Евтушенко, Николай Бондарик, Максим Калиниченко, москвичи Максим (Тесак) Марцинкевич и Виталий Шишкин и некоторые другие.

Однако доказательная база и сам выбор материала для преследования в отношении некоторых из них вызывают сомнения. Вероятно, здесь также действует принцип "берем за первое попавшееся". Например, когда в августе 2014 года суд признал Марцинкевича виновным в размещении трех видеороликов, состав преступления в содержании этих роликов, бесспорно, был, а популярность роликов Тесака подразумевала реальную общественную опасность, но непонятно, почему из многочисленных видеороликов лидера "Реструкта!" были выбраны именно эти, далеко не самые показательные, материалы. Ведь у Марцинкевича есть видеоролики со сценами жестоких издевательств над людьми, но там насилие происходит под гомофобными лозунгами.

Maxim_Martsinkevich_talks_on_the_Russian_penitentiary_system_–_September_27,_2012.jpg

Максим "Тесак" Марцинкевич - шоумен неонацистского толка, в августе 2014 осужден на пять лет колонии (срок снижен до 2 года и 10 месяцев). CC-A Den-TV. В целом ряде случаев применение антиэкстремистского законодательства сопряжено с разного рода злоупотреблениями. Непонятно, где проходит граница между нежелательным, но допустимым, и уголовно наказуемым. Если иметь в виду случаи, когда даже буквальный смысл действующего законодательства был явно проигнорирован судом, то в 2015 году за интернет-публикации неправомерно было осуждено как минимум девять человек. В 2014 году таких осужденных было двое.

Но проблема не только в этих случаях, доля которых сравнительно невелика. Проблема еще и в немыслимом по европейским меркам количестве осужденных за hate speech, пусть даже реальный. А он чаще всего – реальный, расистский или джихадистский.

Ключевой вопрос для возбуждения уголовного дела – степень общественной опасности деяния. Применительно к высказываниям общественная опасность зависит не только от того, что написано, но и от того, сколько и каких людей это прочитало. Причем речь должна идти не о потенциальных читателях, а реальных. Особенно это существенно понимать, когда речь идет о высказываниях онлайн: потенциально-то все, что не скрыто паролем, доступно всему человечеству. Однако полиция и суды никак это не учитывают.

Мыслепреступления в словах и картинках

С 2011 года доля приговоров за мультимедийные материалы (видео, аудио, рисунки и фотографии) очень велика. Но криминальными часто оказываются не сами ролики, а только их републикации в том же "ВКонтакте". Осужденные распространители видеороликов в социальных сетях по большей части не создавали эти ролики, и даже не были первыми, кто их публиковал.

До недавнего времени наказания за высказывания онлайн были по российским меркам не слишком строги, дело обычно ограничивалось обязательными или исправительными работами или штрафами.

polyudova_arrest_main_1.jpg

В августе 2014 Дарья Полюдова была приговорена к двум годам колонии-поселения по обвинению в осуществлении экстремистской деятельности. Источник: личная страница Дарьи Полюдовой в сети «ВКонтакте».Однако в 2015 году заметно выросло не только количество, но и доля людей, получивших по делам об "экстремистских высказываниях" приговоры, связанные с реальным лишением свободы.

Часть этих приговоров выносилась по совокупности с другими статьями обвинения (расистское насилие, хранение оружия, кражи и т.д.). Некоторые отправились за решетку с учетом не истекшего испытательного срока по условному приговору или уже находилась в заключении. Некоторые были осуждены за "экстремистские высказывания" повторно, что сильно повышает риск лишения свободы (в 2015 году, например, таких было пять человек, в 2014 году повторно был осужден один человек).

Но как минимум 16 человек в 2015 году были приговорены к лишению свободы только "за слова" и без любых перечисленных выше обстоятельств. 16 человек за год – это беспрецедентный прирост такого рода наказаний за все годы наблюдений центра "Сова". В 2014 году было только три таких суровых приговора. В 2012 и 2013 годы – по одному, но, правда, в 2011 году – 4 приговора против 6 человек.

Большинства осужденных к лишению свободы высказывались против власти и лично Президента РФ, против вооруженного вмешательства России в дела Украины, а также призывали к вооруженному джихаду

Большинства осужденных к лишению свободы высказывались против власти и лично Президента РФ, против вооруженного вмешательства России в дела Украины, а также призывали к вооруженному джихаду. Как минимум пятеро были осуждены за призывы к ксенофобному насилию, а в целом, насколько нам удалось понять, призывы к насилию фигурировали в приговоре как минимум у девяти человек, у двоих не было таких призывов (это известные дела Дарьи Полюдовой и Рафиса Кашапова), о пятерых информации у нас нет.

Так что 14 приговоров из 16 нельзя назвать неправомерными, но лишение свободы – это все-таки чрезмерное наказание. Почти во всех 14 случаях, как кажется, были нарушены и принцип пропорциональности наказания, и баланс, который необходимо поддерживать в части ограничения свободы слова.

Наказание "Свежей выпечки"

Помимо уголовных наказаний, довольно часто используются и статьи Кодекса об административных правонарушениях (КоАП).

В 2015 году применительно к интернету нам известно о 81 случае наказания по ст. 20.3 КоАП ("Пропаганда и публичное демонстрирование нацистской атрибутики или символики"). За 2014 год мы знали 42 случая. При этом в 2015 году санкции по ст. 20.3 КоАП, были неправомерно наложены на 24 человека, а в 2014 году – на трех человек.

Полиция и суд практически не обращают внимания на контекст, в котором использовалась та или иная символика. Нередки случаи, когда "за свастику" осуждали в тех случаях, когда она была частью исторического изображения или использовалась как полемический прием против оппонента. Бывали и совсем курьезные случаи. В 2015 году в Челябинске местный житель был оштрафован за публикацию во "ВКонтакте" кадра, содержавшего нацистскую символику, взятого из фильма "Железное небо" – фантастической комедии о войне землян с нацистами, укрывшимися после Второй Мировой на Луне.

Нередки случаи, когда "за свастику" осуждали в тех случаях, когда она была частью исторического изображения или использовалась как полемический прием против оппонента

По ст. 20.29 КоАП за распространение ранее запрещенных судами текстов, видео, песен и т.д. ("Массовое распространение экстремистских материалов, а равно их производство или хранение в целях массового распространения") в 2015 году было привлечено к ответственности 70 человек. За 2014 год – 43. Неправомерных было по крайней мере 14 решений в 2015 году и 9 – в 2014-м.

В связи с применением этой статьи КоАП и пополнением Федерального списка известен совсем уж абсурдный случай. В Томской области два человека были оштрафованы за то, что разместили в социальной сети классический антифашистский мультфильм студии Уолта Диснея из серии о Дональде Даке "Der Fuehrer’s Face" ("Лицо фюрера") 1942 года, угодивший в 2013 году в Федеральный список экстремистских материалов, и удаленный оттуда в 2016-м.

Screen Shot 2016-08-22 at 15.jpg

В 2012 клип "Последнее обращение приморских партизан" был признан судом экстремистским и занесён в список запрещённых материалов. Источник: YouTube.Вопреки распространенному мнению, пока что не было наказаний за "лайки" в соцсети, однако известен случай наказания за "отметку". В сентябре 2014 года в Перми Евгения Вычигина была оштрафована за то, что была отмечена в запрещенном видео "Последнее интервью приморских партизан". Некто, бывший у нее в "друзьях" в сети "ВКонтакте", отметил ее (и еще около 30 человек) при републикации ролика. А девушка подтвердила отметку. Совершенно непонятно, в чем именно тут заключается распространение экстремистских материалов.

В соцсетях популярна практика отмечать на фото и видео друзей, для того чтобы привлечь их внимание к материалу; таким образом нередко отмечают десятки человек, и нет ничего удивительного, что Вычигина автоматически подтвердила отметку и не посмотрела ролик. Это первый и пока единственный случай преследования за "экстремизм" таким образом. Но если этот пример будет подхвачен, это даст еще больше простора для произвольного преследования.

В последние три года основным направлением борьбы с "экстремистским" контентом в интернете стали санкции по отношению к интернет-провайдерам

Статьи КоАП активно используются и в борьбе за фильтрацию контента с образовательными учреждениями, библиотеками, интернет-кафе, почтовыми отделениями и прочими организациями, предоставляющими гражданам доступ в интернет.

В 2015 году за ненадлежащую фильтрацию "экстремистского" контента были оштрафованы как минимум 17 физических и юридических лиц. В 2014 году – 6. По этой статье были оштрафованы владельцы компьютерных клубов, торговых центров, кафе, привокзального ресторана, директора библиотек и администрация нескольких школ.

В 2015 году в Пензенской области был оштрафован владелец магазина "Свежая выпечка": в булочной работал WiFi, который не был снабжен системой контентной фильтрации, поэтому, по заявлению прокуратуры, "приходящие в магазин дети могут использовать выход в сеть “Wi-Fi” посредством своего телефона" и таким образом получать доступ к запрещенной информации.

Поставщики недозволенного

И все-таки в последние три года основным направлением борьбы с "экстремистским" контентом в интернете стали санкции по отношению к интернет-провайдерам, в первую очередь – блокировки доступа к такому контенту.

С 1 ноября 2012 г. функционирует механизм интернет-фильтрации, основанный на Едином реестре запрещенных сайтов. Первоначально Роскомнадзор просто включал туда сетевые материалы, признанные судами экстремистскими. Но в 2014 году суды стали выносить решения о внесении сайтов в реестр, не признавая их экстремистскими, на том основании, что они содержат материалы, аналогичные уже запрещенным (обычно – практически те же самые).

По данным сайта "Роскомсвобода", на 1 июня 2016 г. "экстремистских пунктов" в Едином реестре было не менее 566. По доступным данным (полной информацией обладает только сам Роскомнадзор), "за экстремизм" по решению судов в 2015 году в реестр попали 283 сайта. В 2014 году – 139. В 2014 году внесение в реестр примерно 20 пунктов было сомнительным или вовсе неправомерным. В 2015 году неправомерным было внесение в реестр уже 72 пунктов.

RIAN_01033601.LR_.ru__0.jpg

Центр обработки данных (ЦОД) в здании компании "Ростелеком" в Санкт-Петербурге. (с) Вадим Жернов / РИА Новости. Все права защищены.Еще один механизм блокировок был создан "законом Лугового", вступившим в силу 1 февраля 2014 г. и позволяющим Генпрокуратуре (и только ей) требовать от Роскомнадзора немедленной, без суда, блокировки сайтов, содержащих "призывы к массовым беспорядкам, осуществлению экстремистской деятельности, разжиганию межнациональной и (или) межконфессиональной розни, участию в террористической деятельности, участию в публичных массовых мероприятиях, проводимых с нарушением установленного порядка" (то есть просто не согласованным).

На сайте Роскомнадзора для работы с этим механизмом создан отдельный реестр. В 2015 году в него было внесено 133 ресурса, в 2014 году – 166 (без учета разнообразных "зеркал" и разновидностей написания адресов, а также сайтов, с которых блокировка была снята после удаления нежелательного контента). В 2014 году сомнительным или вовсе неправомерным было внесение в "Реестр Лугового" примерно трети материалов (53), большую часть из которых составили заблокированные оппозиционные сайты и анонсы оппозиционных акций. В 2015 году примерно 25 страниц было заблокировано неправомерно.

Формально реестры существуют раздельно, но процедура работы с ними практически одинакова. Роскомнадзор блокирует по конкретному адресу страницы (URL), или, гораздо шире, по субдоменному имени, или даже по физическому адресу (IP), что приводит к блокировке множества заведомо невинных сайтов, просто расположенных на том же сервере.

Борцы с экстремизмом в интернете все активнее занимаются отловом републикаторов в социальной сети и вынесением многочисленных и зачастую бессмысленных требований о блокировках

За прошедшие два года Единый реестр превращается в очередной тяжеловесный и перегруженный механизм. Страницы с призывами к радикальному насилию, как со стороны наци-скинхедов, так и со стороны исламских боевиков, чередуются в нем с блокировками мирных исламских материалов и прочих безобидных ресурсов, так же как ссылки с крайне радикальными выступлениями из Украины соседствуют с вполне мирными материалами украинских СМИ.

В "Реестре Лугового" несуразностей и произвола еще больше. В большинстве случаев вообще непонятно, зачем нужна была именно внесудебная (то есть срочная) блокировка материалов (например, разнообразной мусульманской литературы), уже много лет свободно находящихся в интернете. В этот реестр попали страницы, долговременная блокировка которых вообще не имеет смысла, – например, сообщения о планируемых митингах. Это – не говоря уж о том, что такие блокировки являются неправомерными даже по букве закона и нарушают право на свободу собраний и свободу слова.

С другой стороны, принятие "закона Лугового" сразу после беспорядков в московском районе Бирюлево-Западное, объяснялось необходимостью быстрого пресечения мобилизации участников потенциальных массовых беспорядков. Однако очевидно, что заблокировать всю подобную информацию и таким образом остановить беспорядки невозможно: в подобных случаях бывает задействовано слишком много каналов распространения одновременно. Множество страниц, идентичных или почти идентичных заблокированным, до сих пор остается в свободном доступе.

Итак, количественные показатели борьбы с экстремизмом в интернете существенно выросли: растет число уголовных приговоров за высказывания в интернете, число административных наказаний разного рода. Стремительно увеличивается количество блокировок или требований удалить контент. Однако качество этого правоприменения явно ухудшается. Давление на пользователей увеличивается. Наказания в целом становятся жестче.

Если говорить о причинах такой динамики, то помимо очевидных политических целей, сохраняет свое значение "бюрократическая инерция" в правоприменении. Борцы с экстремизмом в интернете все активнее занимаются отловом републикаторов в социальной сети и вынесением многочисленных и зачастую бессмысленных требований о блокировках не самых опасных или вообще не опасных материалов.

Антиэкстремистская отчетность улучшается, однако в целом вся эта борьба и никак не способствует укреплению безопасности в обществе, и все более существенно ограничивает свободу выражения.

Had enough of ‘alternative facts’? openDemocracy is different Join the conversation: get our weekly email

Комментарии

Мы будем рады получить Ваши комментарии. Пожалуйста, ознакомьтесь с нашим справочником по комментированию, если у Вас есть вопросы
Audio available Bookmark Check Language Close Comments Download Facebook Link Email Newsletter Newsletter Play Print Share Twitter Youtube Search Instagram