ОД "Русская версия"

Гражданские антикоррупционные расследования: прошлое, настоящее и будущее

Как самому стать расследователем и что для этого нужно? Сколько стоит подготовка хорошего расследования? На чью помощь может рассчитывать гражданский расследователь, а чьего участия ему лучше остерегаться?

Сахаровский центр
10 May 2017
PA-30706717_0.jpg

26 марта. (c) Xinhua/SIPA USA/PA Images. Все права защищены.В Сахаровском Центре прошла очередная дискуссия из совместного цикла Сахаровского центра и "Трансперенси Интернешнл — Россия" "Антикоррупция: сезон 2016/2017". На этот раз эксперты обсуждали гражданские расследования.

В разговоре участвовали заместитель директора "Трансперенси Интернешнл — Россия" Илья Шуманов, заместитель руководителя Центра антикоррупционной политики "Яблоко" Алексей Карнаухов и сооснователь Вольного сетевого сообщества "Диссернет" Андрей Заякин. Модерировал встречу экономический обозреватель Борис Грозовский.

Надоели

Хорошие расследования были и раньше, открыл встречу Борис Грозовский, и они тоже имели широкий резонанс. Как пример можно привести громкое дело о Сургутнефтегазе или фильм про генпрокурора Чайку. Однако именно сейчас антикоррупционные расследования становятся основной темой политического сезона и готовятся стать одним из основных поводов для баталий следующего предвыборного цикла. Что же произошло? Расследования стали лучше?

По мнению Ильи Шуманова, сегодня можно говорить о небольшом, но явном сдвиге в общественном сознании. Коррупция действительно надоела. Ее в России так  много, что бороться с ней можно практически на любом уровне. Существуют десятки государственных органов и организаций, которым выделяются достаточно большие средства, которые непонятно что и как делают и, конечно же, не достигают нужных результатов.

Коррупции в России так  много, что бороться с ней можно практически на любом уровне

При этом государство прямо заявляет о своей монополии на борьбу с коррупцией - недавно президент Путин так и сказал: мол, он не допустит создания никаких антикоррупционных комитетов, которые забирают повестку у государственных учреждений.

Несмотря на годовую антикоррупционную кампанию, в рамках которой государственная машина похватала даже министров и губернаторов, люди не верят  в то, что государство действительно борется с коррупцией. Об этом говорят и социологические опросы, и субъективные ощущения.

Недавние уличные протесты - это ответ общества, сошлись во мнении эксперты. Расследование, которое перед этим опубликовал Навальный про Медведева, - это главный триггер.

Общее и частное

Расследования уже стали привычным жанром, у него появляются свои законы и свои традиции. Одновременно их большое количество позволяет анализировать и делать выводы. Так, повторяющиеся мотивы во многих региональных расследованиях, тиражируемость их механизмов говорит о том, что есть схожие практики и среди коррупционеров.

Илья Шуманов привел в пример недавний скандал в Молдавии: когда была раскрыта схема по отмыванию там российских денег (там штамповались решения молдавских судов с предписанием списывать деньги с российских компаний, благодаря чему осуществлялось обналичивание или серый импорт). Эта схема была вскрыта, она больше не работает, говорит Шуманов. Получается, что расследователи "отобрали" у коррупционеров один из инструментов. Разумеется, у них еще много других способов, но одним стало меньше. Чем больше таких схем вскрывается, тем сложнее коррупционерам. И это одна из главных задач гражданских расследований.

Повторяющиеся мотивы во многих региональных расследованиях, тиражируемость их механизмов говорит о том, что есть схожие практики и среди коррупционеров

Точно так же обстоит дело и с "Диссернетом", добавляет Андрей Заякин: главная заслуга этого проекта не в том, что он доказал, что в России бывают фальшивые диссертации. По его словам, главное достижение в том, что "Диссернету" удалось установить, что процесс создания фальшивых диссертаций поставлен на поток, очень хорошо организован и напрямую связан с Высшей аттестационной комиссией (ВАК).

Понятен и главный импульс, который должен ложиться в основу расследований, - общественный запрос группы на низовом уровне, которая столкнулась с реальными проблемами. Так было, например, когда разворачивалась история с парком "Дубки". Активисты сами сообщили, что у потенциального застройщика есть очевидные связи с органами власти. Положив это в гипотезу, стали проводить расследование (оно еще не доведено до конца).

Что нужно уметь?

Для того, чтобы сделать расследование, нужно не так уж и много, уверен Алексей Карнаухов. Расследователи - не супергерои, говорит он и добавляет, что само расследование - не шпионская история. Напротив, речь всегда идет исключительно о поиске  открытых общедоступных данных, которые любой может добыть, сидя вечером на диване.

Для гражданских расследований нужно на самом деле очень мало, добавляет Карнаухов: компьютер, терпение и драйв. Желание сделать мир лучше и азарт разоблачить чиновника, выводящего деньги в оффшор тоже увеличивают шансы на удачный исход "охоты". Не помешают расследователю и минимальные юридические знания,  - просто чтобы быть в состоянии оценить законность - или точнее незаконность - тех или иных найденных фактов.

Для гражданских расследований нужно очень мало: компьютер, терпение и драйв

Кроме общеизвестного сайта Госзакупок, расследователи активно прибегают к помощи агрегаторов самых разнообразных реестров - например, "Спарк" или "Контур-Фокус", продолжает Карнаухов. Важно уметь пользоватся кадастровой картой, на которой хранится вся информация об объектах, и Росреестром, где хранятся данные о владении этими объектами. Сайты госорганов и социальные сети - кладезь полезной информации, которая помогает устанавливать связи (например, родственные) между различными фигурантами потенциальных коррупционных дел.

Самое главное - один раз потратить время и пройти весь этот путь, добавляет Илья Шуманов: изучить все реестры, сопоставить их между собой и найти то маленькое место, которое "герой" забыл скрыть.

Цена коррупционера

Специально для встречи в Сахаровском центре Илья Шуманов подсчитал, сколько стоит одно расследование. Он учитывал приблизительное время, которое тратят на один кейс сотрудники "Трансперанси", - это 50 часов.

Обычно крупным расследованием занимаются два расследователя, один пиарщик (он редактирует текст, придумывает заголовки и распространяет его), есть художники, которые делают инфографику и рисуют картинки.

Средняя цена обычного расследования - 51 000 рублей

Все эти люди находятся не в безвоздушном пространстве, а в офисе - и это Шуманов тоже учитывал при расчетах. В "смету" добавлены расходы на почту, банк и связь, зарплата этим людям и их руководству, налоги - все пропорционально затраченному рабочему времени.  

Итого, средняя цена обычного расследования составляет 51 000 рублей. Для серьезного расследования с большей аргументацией цена - за счет большего потраченного времени - возрастает. Приблизительно до 90 000 рублей.

Не так уж и дорого для механизма, который реально может остановить того, кто ворует миллионы.

 

Had enough of ‘alternative facts’? openDemocracy is different Join the conversation: get our weekly email

Комментарии

Мы будем рады получить Ваши комментарии. Пожалуйста, ознакомьтесь с нашим справочником по комментированию, если у Вас есть вопросы
Audio available Bookmark Check Language Close Comments Download Facebook Link Email Newsletter Newsletter Play Print Share Twitter Youtube Search Instagram