ОД "Русская версия"

Узаконенное насилие: что может сделать общество?

11 января российская Государственная Дума в первом чтении приняла законопроект, переводящий домашние побои из разряда уголовных преступлений в административные правонарушения.

Сахаровский центр
13 January 2017
lead

"Пьяный отец" (1923-1924), Джордж Беллоуз. Public Domain / Library of Congress. Российские законодатели упростили жизнь тем, кто практикует насилие по отношению к своим близким. Это лучший способ не решить проблему агрессии и насилия, а только усложнить. Мы хотим  вспомнить, как совсем недавно в Сахаровском центре обсуждали, что может сделать общество в борьбе с насилием. 25 ноября в Международный день борьбы против насилия в отношении женщин в Сахаровском центре прошла конференция, посвященная состоянию прав женщин и агрессии против них в России. В ней приняли участие активисты десятка некоммерческих организаций и профильных государственных служб. В рамках конференции прошла и дискуссия - на тему "Что может сделать общество в борьбе с насилием в отношении женщин".

Какими способами можно обращать внимание общества на ситуацию с насилием в отношении женщин? Как и что говорить детям? Что могут сделать мужчины? Как реагировать, если вы становитесь свидетелем насилия? Как поддерживать пострадавших?

В разговоре приняли участие  активистка Московской феминистской инициативы "Роса" Юлия Алексеева, общественный деятель, соучредитель сети взаимопомощи женщин "Проект W", сооснователь движения "Стоп насилие" Алена Попова и  исполнительный директор Центра "Сестры" Ольга Юркова. Модерировала беседу журналист, активист в сфере прав людей с ментальными нарушениями Вера Шенгелия.

Скорость реакции

В России сложилась непростая ситуация, когда общественные организации находятся под беспрецедентным давлением сверху, но одновременно происходит рост низовой модернизации, гражданского самосознания, начала разговор Вера Шенгелия. По ее словам, в последние годы вышло несколько серьезных социологических исследований, результаты которых демонстрируют, что количество социальных связей среднего современного россиянина приближается к показателям, которыми еще 50 лет назад мог похвастаться только университетский профессор.

Интенсивность общения все время набирает обороты. В социальном плане это означает, что изменяется не только личная жизнь и образ жизни  каждого отдельного человека,  но и жизнь общества в целом. Растет скорость обмена информацией и скорость, с которой мы можем объединяться для решения общих задач, говорит Шенгелия. В такой ситуации вопрос "что может общество" становится особенно актуальным. потому что сегодня, как никогда раньше, - и это было видно, например, по летнему флэшмобу #Янебоюсьсказать, - каждый голос слышен и важен. Теперь нужно совсем немного времени, чтобы один голос прирос другими голосами, и превратился в реальную силу, которая в состоянии самоорганизовываться и противодействовать, в том числе, и давлению сверху.

Один клик решает

Тема домашнего насилия в обществе поднимается не так уж и часто, рассказывает Алена Попова. Большинство людей понимает, что насилие случается, но всерьез не задумывается об этом, пока не столкнется с этим напрямую. Попова сама начала интересоваться ситуацией и возможностями  бороться с насилием только в 2015 году, после того, как ее беременную подругу избил сожитель. Больше всего Алену тогда потрясло то, что подруга быстро простила своего мужчину и даже сама нашла оправдание его агрессии. За прошедшее время Алена досконально изучила юридические, медийные, социальные и даже физические возможности противодействия насилию.

По ее словам, общество может помочь в этой борьбе тремя способами. Во-первых, не быть равнодушным  - каждый может следить за соответствующими новостями, и не думать, что его это не касается. Во-вторых, распространять информацию. Во время протестов 2011-2012 годов часто говорили "один  клик ничего не решает", вспоминает Попова. "В этом случае как раз решает", - считает она: есть положительные примера кампаний в социальных сетях И третье: ходить на суды. Она утверждает, что даже 5-6 "сторонних наблюдателей "на суде могут вынудить судью быть вдумчивее и осмотрительнее при вынесении своего решения. Кроме того, общество может помочь попавшей в трудную ситуацию женщине собрать деньги на адвоката и вообще найти нормального адвоката, особенно это актуально для регионов.

Волонтеры - это основная поддержка любой общественной инициативы

Волонтеры - это основная поддержка любой общественной инициативы, говорит Ольга Юркова, особенно такой традиционно сложной для публичной проработки как семейное насилие. По ее словам, волонтерами становятся те, кто готов сделать чуть больше, чем остальные. Центр "Сестры" разработал свою систему подготовки волонтеров. Сначала желающие помогать проходят достаточно серьезную подготовку - психологическую и юридическую, потом их учат работать на определенном "фронте" - телефоне доверия, уличных акциях, в операциях адресной помощи.

Особенная форма участия общества - финансовая, добавляет Вера Шенгелия. Пожертвования, особенно регулярные, - очень серьезная поддержка НКО, например, тот же центр "Сестры" уже целый год существует и функционирует  только благодаря частным пожертвованиям.

Только для женщин

Крайне важно распространять теоретическую информацию о насилии, вступила в разговор Юлия Алексеева: каким оно бывает, как ему можно противостоять, куда обратиться за помощью, если вы стали жертвой, и так далее.  Особую роль тут играют уличные акции: начиная от пикетов и заканчивая раздачей ознакомительного материала у метро. Такая листовка может попасть к любой женщине, практически случайно оказаться у нее в сумочке, а потом в самый ответственный момент спасти ей жизнь, продолжает Алексеева.

Многие женщины в России даже не догадываются, что они - жертвы насилия. Они так привыкли к подобному обращению и так часто видели и видят его в других семьях, что воспринимают происходящее с ними как норму. Получив необходимую информацию, они начинают думать и анализировать и постепенно подходят к пониманию необходимости обратиться за помощью.

Феминистские организации, рассказывает Алексеева, активно занимаются просветительской работой, а кроме того создают и безопасные женские пространства: организовывают клубы по интересам или, например, тематические прогулки по городу. У каждого такого пространства свои правила, но одно неизменно: все женщины должны в нем чувствовать себя комфортно и в безопасности. По словам Алексеевой, это помогает пострадавшим от насилия женщинам снова начать верить в себя и научиться отстаивать свои границы и права.

Феминистское движение в России развивалось совсем не так, как в других странах

Феминистское движение в России развивалось совсем не так, как в других странах - не вдумчиво и поступательно, когда активисты вырабатывают свою "философию", исходя из анализа собственного опыта, а сразу и наскоком - практически одномоментно, говорит Шенгелия.  Поэтому нашему обществу не очевидна связь борьбы за женское право, например, голосовать или учиться и противодействия насилию над женщинами. Очень хорошо это иллюстрирует скандал со словом "тёлочка", опубликованным в социальной сети одного интернет-СМИ, вспоминает Шенгелия. Тогда многие мужчины и женщины просто не понимали, в чем суть претензии. И флэш-моб #Янебоюсьсказать только подтвердил, что наше общество совсем не ощущает связи между употреблением слова "тёлочки" и актом насилия, а она прямая и непосредственная, говорит Шенгелия. Общество, принимающее "телочек", делает шаг в сторону принятия насилия как нормы. Собственно, в российском обществе это так и есть, говорит Алена Попова.

Снять с автомата

Мы не проговариваем запретов на насилие с детьми, оправдываем насилие над женщинами, мужчины уверены, что сила действительно решает все.  Каждая женщина испытывала в своей жизни насилие - в том или ином виде, от психологического, экономического, репродуктивного до физического, соглашается Юлия Алексеева. Дети считают, что когда мальчик в начальной школе  бьет девочку, - он просто не знает, как ей высказать свое расположение, добавляет Попова. Ребенок, глядя на то, как его отец мутузит мать, и они закрывают дверь в комнату, чтобы он не видел со словами "уйди, мы сами разберемся",  усваивает две вещи: во-первых,  бить жену - нормально, а во-вторых, это можно скрыть за закрытыми дверями.

Каждая женщина испытывала в своей жизни насилие - в том или ином виде, от психологического, экономического, репродуктивного до физического

Как раз в таких случаях общество, (и каждый отдельный его член в частности),  как правило, оказывается не со стороны насильника и не со стороны жертвы, а со стороны свидетеля. Это очень странная и сложная позиция, говорит Шенгелия. Когда ты видишь что-то страшное, тебе надо быстро решить, как ты можешь помочь, и главное, - можешь ли ты вообще вмешаться.

Где границы допустимого вмешательства, особенно, когда речь идет о семье, задается она вопросом. И сама же дает на него ответ: для того чтобы понимать, когда действительно требуется твое участие в сторонней ситуации, необходимо, чтобы были установлены четкие правила. И это одна из важнейших задач общества в борьбе с насилием в отношении женщин - выработать соответствующие нормы поведения: когда вмешаться, к кому обращаться за поддержкой,  и чем помочь потом. И только в этом случае у общества может появиться шанс на деавтоматизацию насилия, на то, чтобы насилие перестало самопроизводиться от поколения к поколению, как это происходит в России сегодня.

 

Had enough of ‘alternative facts’? openDemocracy is different Join the conversation: get our weekly email

Related articles

Комментарии

Мы будем рады получить Ваши комментарии. Пожалуйста, ознакомьтесь с нашим справочником по комментированию, если у Вас есть вопросы
Audio available Bookmark Check Language Close Comments Download Facebook Link Email Newsletter Newsletter Play Print Share Twitter Youtube Search Instagram