ОД "Русская версия"

Джо Байден: вчерашний человек, ставший президентом

Почему победа демократов на президентских выборах в США одновременно стала свидетельством их глубокого внутреннего кризиса?

Илья Матвеев
11 November 2020
Flickr. Gage Skidmore. Некоторые права защищены

Итак, выборы в США закончилось, и уже сейчас можно сказать, что удалось избежать худшего. Накануне голосования многие опасались, что Дональд Трамп в случае своего поражения не просто откажется признавать результаты, но и призовет своих сторонников выходить на улицы, спровоцировав хаос и беспорядки, которые станут почвой для ползучего госпереворота. Этот сценарий оказался отнюдь не плодом воображения: на фоне его заявлений о вбросах и фальсификациях по стране прокатилась волна протестов под лозунгом "Остановим кражу" (Stop the steal). В некоторых случаях протестующие были вооружены. Однако серьезных столкновений с противниками Трампа и полицией не произошло.

Трамп по-прежнему отказывается признавать результаты голосования, но делает это с помощью судебных исков, которые вряд ли будут удовлетворены. Некоторые республиканцы уже признали победу Джо Байдена; большинство не спешит его поздравлять, но и не поддерживает публично риторику Трампа об "украденных выборах". Основы конституционного строя выстояли, однако даже среди тех, кто голосовал за Байдена, у многих остался горький привкус от его победы.

Американская двухпартийная система имеет свою логику, которая не является простым отражением раскола в обществе, – скорее наоборот, она сама задает характер поляризации. Как в Демократической, там и в Республиканской партии есть умеренное и радикальное крыло. Но между умеренными и радикальными республиканцами нет пропасти в том, что касается налогов (и те, и другие за их максимальное сокращение) и экономической политики (что хорошо для бизнеса – хорошо для страны).

В конце концов, именно при Трампе – который, безусловно, принадлежит к радикальному, правопопулистскому крылу Республиканской партии – была проведена налоговая реформа, по сути, представляющая собой трансфер нескольких триллионов долларов из бюджета богатейшим гражданам. Другими словами, и умеренные, и радикальные республиканцы стоят на страже классовых интересов богатых и обеспеченной части среднего класса, которая в американских условиях всегда предпочтет сокращение налогов расширению социального государства.

50576599082_b602f1e46c_k.jpg
Flickr. Некоторые права защищены

Вот только радикалы с их ксенофобской, националистической, популистской риторикой, с их бесконечными культурными войнами против "политкорректных городских либералов" отлично научились вовлекать в эту коалицию еще и бедных белых, придавая их злости и возмущению не классовый, а культурный оттенок. Именно поэтому для умеренных республиканцев радикалы вроде Трампа – настоящий подарок и отличное подспорье. Ведь большинство обеспеченных жителей пригородов, зажав нос, проголосуют за Трампа и ему подобных просто из экономических соображений, а вот многие бедные (как, впрочем, и часть среднего класса) увидят в них борцов с "истеблишментом".

В этой ситуации уходить далеко вправо логично и эффективно, и именно поэтому Республиканская партия после поражения Трампа отнюдь не перестанет быть трампистской. Вполне вероятно, что и на всех последующих выборах она продолжит выдвигать подобных Трампу националистических (и/или религиозных) демагогов – просто потому, что это работает. Сам Трамп, очевидно, сохранит политическое влияние – но многие республиканцы уже метят на его место, например, праворадикальный политик Том Коттон, прославившийся речью о "террористах, которые должны гнить в аду, ну а пока пусть гниют в Гуантанамо".

Динамика Демократической партии совершенно иная. Между ее радикальным и умеренным крылом есть серьезные противоречия в политике, а не просто в риторике. Радикальное, левое крыло демократов требует пересмотра глубинных оснований американского политико-экономического порядка: резкого повышения налогов на сверхдоходы, формирования социального государства европейского типа (прежде всего в том, что касается медицины), декарбонизации экономики вопреки топливному лобби. Потенциально такая политика соответствует интересам как бедных, так и среднего класса (который в Западной Европе, в отличие от США, пользуется всеми преимуществами развитого социального государства и поэтому в массе своей поддерживает высокие налоги). Вот только выстраивание подобной коалиции требует огромных усилий сразу на нескольких фронтах: борьбы с трампистами за голоса бедных белых, изменения установок среднего класса, и, что немаловажно, сокращения влияния крупного бизнеса на политику.

Умеренные демократы не готовы на это – не готовы идеологически и стратегически, не готовы из-за своей зависимости от богатых и корпоративных доноров. Их стратегия – охранять "ядерный" электорат и пытаться привлечь разочаровавшихся в Трампе республиканцев. В отличие от своих противников, умеренные демократы воспринимают левое крыло собственной партии как постоянный источник неприятностей и проблем, а не как ценный ресурс. Они понимают, что голоса левых, электората Берни Сандерса, достаются им исключительно путем шантажа ("Не станете голосовать за центриста – обеспечите победу республиканцу"), но снова и снова идут на этот шантаж, полагая, что левым все равно некуда деваться, а вот среди умеренных представителей противоположного лагеря есть пространство для маневра.

В результате кандидат центристов Байден все же победил, но с минимальным отрывом в ключевых штатах, не дающим ему мандата на серьезные реформы. Стратегия привлечения колеблющихся республиканцев с треском провалилась: если в 2016 году за Трампа проголосовало 90% республиканцев, то сейчас – 93%. Демократы не смогли получить контроль над Сенатом и потеряли несколько мест в Конгрессе, а также ухудшили свои позиции в нескольких парламентах штатов.

При этом повестка левых демократов постепенно, но неуклонно становится все более актуальной

Так, во Флориде, где Трамп получил большинство, избиратели проголосовали за постепенное повышение минимальной зарплаты до 15 долларов в час. В Аризоне была поддержана инициатива по повышению зарплат учителям за счет дополнительного налога на высокие доходы. Все без исключения демократы в Конгрессе, поддерживающие всеобщее государственное медицинское страхование по европейскому образцу (т.н. "Medicare for All"), сохранили свои места – в отличие от своих более умеренных сопартийцев, выступающих против этой меры. Из 29 кандидатов на выборах разных уровней, поддержанных Демократическими социалистами Америки (DSA), победили 20; DSA также вынесли 11 инициатив на местные референдумы, из них восемь были поддержаны избирателями.

По некоторым данным, демократы в Конгрессе, со времен последних выборов ушедшие вправо, в целом получили меньше голосов, чем их более прогрессивные коллеги. Конфликт между левым и умеренным крылом Демократической партии, поставленный на паузу в предвыборный период, сразу же после оглашения первых результатов возобновился с новой силой.

Какой будет администрация Байдена? Во всей стране трудно найти человека, которого новый президент бы искренне вдохновлял. Центральная пресса сдержанно оценивает его лидерские принципы: "Компромисс – это хорошо. Небольшой прогресс – все же прогресс". Если бы это было сказано об итогах четырехлетнего правления, то могло бы, пожалуй, сойти за положительную характеристику. Но вот в самом начале пути нацеливаться исключительно на "небольшой прогресс" – с учетом вызовов, стоящих перед страной, – печальная перспектива.

Впрочем, без большинства в Сенате, да еще и рассчитывая лишь на один срок (через четыре года Байдену будет 81 – учитывая его нынешнее состояние, еще на одну кампанию его просто не хватит), вряд ли можно ожидать чего-то, кроме "небольшого прогресса" (читай – политического паралича). Выдвинув Байдена, демократический истеблишмент лишь оттянул момент решительного противостояния последовательно левого кандидата и правого радикала. Этот момент неизбежно наступит, учитывая длинную череду провалов демократов в их нынешнем состоянии.

50578481442_287d7ca5c3_c.jpg
Flickr. Некоторые права защищены

Что означает победа Байдена для остального мира? Он уже заявил, что похоронит лозунг "America First" и вернется к политике поддержания международной гегемонии, которая и проводилась США в течение всего послевоенного периода. В международных делах Байден всегда был ястребом. Он голосовал за войну в Ираке (и впоследствии заявлял, что "сделал бы это снова"), а вступление Польши, Чехии и Венгрии в НАТО в 1998 году назвал "началом новых пятидесяти лет мира".

Трамп оказывал беспрецедентную поддержку Израилю, похоронив шансы палестинцев как на собственную государственность, так и на расширение гражданских и политических прав. Байден, судя по всему, продолжит эту линию – он уже пообещал, что не будет переносить американское посольство из Иерусалима обратно в Тель-Авив. К Владимиру Путину Байден, разумеется, настроен предельно враждебно и с удовольствием участвует в соревновании резких и угрожающих высказываний в его адрес, которое демократы ведут уже несколько лет.

Впрочем, отношениям России и США некуда ухудшаться. Вопреки риторике американских либеральных СМИ, надежды Кремля на Трампа ни в одном случае не оправдались. Более того, в каких-то областях отношения России и США, возможно, станут более конструктивными – в частности, Байден готов продлить и впоследствии расширить Договор о сокращении стратегических наступательных вооружений (СНВ-III).

Правление Байдена похоже на правление Трампа в главном – оно продолжает агонию старого мира, оттягивая начало больших перемен

Критическая книга левого журналиста Бранко Маркетича о Байдене называется как нельзя точно: "Вчерашний человек". Ни Трамп, ни Байден не способны предложить стране и миру подлинную альтернативу. Но рано или поздно конфликт, к которому давно готовы республиканцы, но который стремятся заглушить умеренные демократы, выйдет на поверхность.

Had enough of ‘alternative facts’? openDemocracy is different Join the conversation: get our weekly email

Комментарии

Мы будем рады получить Ваши комментарии. Пожалуйста, ознакомьтесь с нашим справочником по комментированию, если у Вас есть вопросы
Audio available Bookmark Check Language Close Comments Download Facebook Link Email Newsletter Newsletter Play Print Share Twitter Youtube Search Instagram WhatsApp yourData