ОД "Русская версия"

Незарегистрированный Аллакулов. Как Узбекистан остался без оппозиционного кандидата на президентских выборах

В предвыборный период власти в Узбекистане в очередной раз продемонстрировали нетерпимость к реальной оппозиции. Помимо репрессивных методов, которые применялись в эпоху Ислама Каримова, нынешнее правительство использует новые методы борьбы с инакомыслием – уже в рамках информационной автократии.

Фред Ниязов
22 октября 2021, 12.41
Подготовка к выборам в Узбекистане
|
Vladimir Smirnov/TASS/Alamy Live News

24 октября в Узбекистане состоятся президентские выборы. Хидирназар Аллакулов, единственный оппозиционер в стране, планировавший выдвижение, потерял все шансы на участие в них. В июне 2021 года Минюст официально отказал ему в регистрации его партии “Правда и Прогресс” из-за нарушений в сборе подписей и их недостаточном количестве, но он продолжает борьбу. oDR пообщался с политиком и рассказывает его историю.

Оппозиционер с кафедры

Хидирназар Аллакулов, профессор, бывший ректор Термезского университета – сегодня по факту единственный оппозиционер в стране, создавший свою политическую партию при правлении Шавката Мирзиеева. Несмотря на постоянные угрозы и преследования, он остается в Узбекистане и продолжает борьбу всеми возможными легальными способами.

Аллакулов начал свой политический путь в эпоху Каримова. Против него было сфабриковано около 20 уголовных дел, но все суды ему удалось выиграть. Самое известное – дело 2004 года: его обвиняли во взяточничестве, когда он занимал пост ректора в Термезе. Рассказывая об этой истории в интервью Навбахор Имамовой, Аллакулов заявил, что представитель аппарата президента открыто предлагал ему брать взятки, намекая на поддержку в обмен на деньги, но он отказался. В итоге самого Аллакулова обвинили в коррупции и уволили. Позднее Верховный суд оправдал его, а в 2017 году Комитет по правам человека ООН, рассмотревший жалобу оппозиционера, постановил выплатить ему компенсацию.

О создании оппозиционной социал-демократической партии "Правда и прогресс" Аллакулов объявил в июне 2020 года. Программа партии основана на критике в отношении президента Шавката Мирзиеева. По мнению Аллакулова, Мирзиеев управляет коррумпированной системой, в которой около 250 млрд долларов сконцентрированы в руках ограниченного количества его сподвижников при помощи различных незаконных схем. Его риторика выстраивается вокруг обещаний освободить страну от коррупции и "вернуть народу то, что ему принадлежит". В своих выступлениях Аллакулов взывает к возрождению политической активности граждан и отказу от политического нигилизма.

Костяк его сторонников – это трудовые мигранты, находящиеся за пределами Узбекистана, представители областной и городской интеллигенции, а также бывшие сторонники незарегистрированной партии правых "Бирлик" – абсолютное большинство узбекоязычны.

Предположительно, особый упор на мигрантов был сделан в том числе для более легкого и безопасного сбора подписей. Согласно требованиям законодательства, для регистрации партии нужно собрать не менее 20 тысяч подписей граждан, проживающих не менее чем в восьми областях. Часть подписей – перед последней попыткой зарегистрировать партию в Минюсте Узбекистана – была подана в России. Но около половины из них в итоге были признаны недействительными.

Минюст пояснил, что более двух тысяч человек, подписавшихся за членство в партии, якобы были дезинформированы Аллакуловым – они подписались за обещание обеспечить им газ и электричество без упоминаний о поддержке партии. В своем видеообращении Аллакулов заявил, что спецслужбы запугали этих людей, а они, в свою очередь, не способны постоять за свои убеждения.

После официального отказа в регистрации Аллакулов переименовал свою партию – теперь она носит название партии "Правды, прогресса и единства". По закону организация, не прошедшая официальную регистрацию, должна завершить любую общественную деятельность, поэтому переименование было необходимым.

Снимок экрана 2021-10-22 в 14.26.01.png
Хидирназар Аллакулов | Youtube

Угрозы и преследования

С момента начала сбора подписей Аллакулов регулярно подвергался нападкам. В беседе c oDR он рассказал, что как минимум трижды с момента объявления о создании партии был атакован со стороны неизвестных лиц, которые окружали его дом и места предполагаемого проведения съездов партии. Самая крупная атака произошла в феврале 2021 года, когда частный дом, который он арендовал для проведения съезда, был окружен силовиками и “карманными” блоггерами. Они напали на членов его семьи и пытались спровоцировать его на ответные действия. До этого дважды он пытался провести съезд в арендованных ресторанах для проведения свадеб. Но силовики, утверждает он, оказывали давление на владельцев ресторанов, и те разрывали с Аллакуловым контракты.

В августе нынешнего года Аллакулов заявил, что его сын был избит неизвестной группой людей, приехавшей на машине без номеров, в своем доме в Сурхандарьинской области. Он обвинил непосредственно президента Мирзиеева и силовые структуры в том, что те дали приказ уничтожить его через давление на членов семьи. На следующий день в социальных сетях распространилось видео, на котором неизвестный молодой человек обвиняет сына оппозиционера, что это якобы он совершил нападение и сам себе нанес увечья.

Партийные собрания бывшего ректора несколько раз срывались из-за скандалов, учиненных толпой, среди которой был и блоггер Шухрат Мусаев, по некоторым данным, сотрудничающий с властью. Он же участвовал в инциденте с Шухратом Базаровым – блогером, избитым в ответ на призывы отменить уголовное преследование представителей ЛГБТ.

В ряде случаев Аллакулов подвергался нападкам со стороны нескольких женщин, которые выкрикивали непристойную ругань и угрозы в адрес лидера партии. В Узбекистане такие отряды женщин называют ОБОН – "Отряд Женщин Особого Назначения". Некоторые из них участвовали в погромах в доме Жахонгира Отажонова, другого оппозиционера, который объявил об отходе от политической борьбы после давления на него.

ОБОН действует с помощью одного и того же алгоритма: несколько женщин приходят домой к неугодному власти человеку и провоцируют скандал, выкрикивая обвинения и оскорбления. Зачастую эти обвинения не имеют основания, но привлекают общественное внимание и нередко приводят к потасовкам. Как правило, параллельно идет видеосъемка, а запись в дальнейшем используется видеоблогерами. Герой видеосъемки может быть спровоцирован на ответную реакцию: выкрики или удары.

Снимок экрана 2021-10-22 в 14.15.31.jpg
Одно из собраний членов партии, которое попытались сорвать | Youtube

Информационная борьба

По сей день никто из популярных блогеров с большой аудиторией не осветил деятельность Аллакулова. Это может быть одной из причин, почему деятельность профессора неизвестна западной публике. Крупные медиа страны опубликовали короткую заметку о том, что партии было отказано в регистрации, но не освещали события, предшествующие этому.

В интервью журналист издания “Голос Америки” Навбахор Имамова спросила, почему Аллакулов не пытается завоевать интерес блогеров и медиа, которые могли бы помочь в освещении его политической борьбы. Но проблема в том, завоевать доступ к популярным блогерам и официальным медиа с риторикой Аллакулова практически невозможно – в Узбекистане по-прежнему действует негласный запрет на критику президента и его решений.

Практически все популярные блогеры так или иначе сотрудничают с властью, а дискурс о гласности монополизирован государственным деятелем Комилом Алламжоновым. Через Общественный фонд поддержки и развития национальных масс-медиа, который он возглавляют вместе со старшей дочерью президента Саидой Мирзиеевой, власть управляет медиа средой.

Более того, недавно был принят закон, устанавливающий уголовную ответственность за публичное оскорбление и клевету в отношении президента в интернете. Эта мера нацелена на защиту публичного имиджа Мирзиеева, который все чаще стал подвергаться критике в соцсетях за социальные и экономические проблемы – пользователи открыто высказывают подозрения в коррумпированности президента и критикуют принимаемые им решения.

К тому же, доступ в интернет имеют далеко не все жители Узбекистана: основными каналами распространения информации по-прежнему остаются радио и телевидение, контролируемые государством.

Сам Аллакулов, не имея других средств, активно использует YouTube канал, в котором публикуются все его официальные обращения и видео с места происшествий. Одним из последних его заявлений было несогласие с пунктом закона о финансировании политических партий, помимо прочего, из внебюджетных средств пенсионного фонда Узбекистана. Оппозиционер и его сторонники подали заявление в Конституционный суд с требованием исключить данный пункт из закона. В день подачи заявления на Аллакулова напали неизвестные, а блогера Озодбека Курбанова, интернет-администратор его канала, избили и арестовали на 15 суток.

На вопрос о том, поступали ли прямые угрозы в адрес Аллакулова со стороны режима, он ответил: "В мой адрес прямых угроз никогда не было. Они всегда оказывают давление на мое окружение".

Оппозиционер обвиняет режим в грязных методах борьбы с инакомыслием: "Они хотят истощить меня и мою семью экономически. Эта толпа, которая устроила погром в моем доме, украла тысячу долларов (США) у моей дочери! Но в отношении меня не было прямых угроз, потому что понимают, что я не из тех, кому можно угрожать!", – рассказал он oDR.

Снимок экрана 2021-10-22 в 14.22.50.png
Шавкат Мирзиеев | Фото: президент Узбекистана

Неравный бой

Очевидно, самый главный вопрос – почему режим, не отказавшийся от репрессивных методов, не применил жесткую линию в отношении Аллакулова.

Возможно одна из причин кроется в желании элиты сохранить благоприятный международный имидж взамен на кредиты и займы. Узбекистан был избран на трехлетний срок в Совет по правам человека ООН и продолжает говорить об улучшениях в области прав человека в стране. Жесткие меры в отношении практически единственного реального оппозиционера могут вызвать критику со стороны западных партнеров.

Вполне вероятно, что Аллакулов не набрал критическую массу поддержки среди населения и не представляется власти опасным конкурентом. Алишер Кадыров – кандидат в президенты от партии "Миллий Тикланиш" (“Национальное возрождение”, провластная партия, позиционирующая себя как оппозиционная) в интервью Имамовой высказал скептицизм в отношении политической борьбы Аллакулова: "Такие хотят добиться своих целей скандалами… пусть действуют по закону".

Власти пытаются создать скандальный имидж у оппозиционера с целью дискредитировать его в глазах населения. Потасовки и провокации создают образ ненадежного человека, которому нельзя доверять. При этом у Аллакулова крайне ограниченные каналы распространения информации и коммуникации с населением.

Оппозиционер утверждает, что люди, изначально поддержавшие его, отказались от своих слов из-за возможных угроз со стороны силовых структур. Из-за этого давления на симпатизантов и членов партии ему практически невозможно конвертировать сторонников в реальную политическую силу.

У режима же остается достаточно рычагов контроля: власть выстроила эффективную с точки зрения надзора систему, где органы самоуправления и негосударственный сектор находятся под жестким контролем силовиков. Махалля в связке с правоохранительными органами является основным инструментом по оказанию давления на местах и имеет прямой доступ к населению, которое опасается продемонстрировать свою поддержку оппозиционным силам.

Морально-психологическое и экономическое давление через общину и членов семьи может быть очень эффективным, ведь эти институты по-прежнему играют большую роль в Узбекистане. Поэтому возможный отказ в материальной помощи и изоляция от привычных социальных связей – это тяжелый удар для большинства жителей.

В целом предстоящие президентские выборы не принесут никаких новшеств в политическую среду Узбекистана. Единственное, изменилось – это форма проведения выборов: более активное освещение со стороны СМИ, видимость президентской кампании, дебаты кандидатов, приглашение независимых обозревателей.

Кампания президента Мирзиеева, который идет на новый срок, выстроена вокруг идеи незаменимости нынешнего главы и его уникальной способности решать проблемы, продолжая начатые реформы. Ничего нового – такую риторику жители Узбекистана наблюдали в течение трех десятилетий правления Каримова.

oDR openDemocracy is different Join the conversation: get our weekly email

Комментарии

Мы будем рады получить Ваши комментарии. Пожалуйста, ознакомьтесь с нашим справочником по комментированию, если у Вас есть вопросы
Audio available Bookmark Check Language Close Comments Download Facebook Link Email Newsletter Newsletter Play Print Share Twitter Youtube Search Instagram WhatsApp yourData