ОД "Русская версия": Opinion

Александр Лукашенко – чемпион мира по выстрелам в ногу самому себе

"Операция Ryanair" заставила Запад задуматься: режим Лукашенко перестал быть внутренней беларуской проблемой, а стал проблемой европейской безопасности. Эта ситуация может дать оппозиции необходимые рычаги для принуждения режима к диалогу.

Наталля Василевич
29 мая 2021, 8.15
Небо над Беларусью закрыто.
|
Anton Riakhin / Alamy Stock Photo. Все права защищены.

Более четырехсот политзаключенных, более тридцати тысяч арестованных; взыскания за носки, зонтики и развешанное на балконе "по схеме бчб" белье, удаление этого цветового сочетания с кондитерских изделий и со шлагбаумов... После впечатляющих мирных демонстраций августа-октября 2020 года начало казаться, что репрессивные меры беларуских властей добились эффекта и протест был подавлен. У демократического движения перестало хватать сил на возобновление уличных выступлений, а основным доступным направлением деятельности стало международное.

Неторопливая "озабоченность" Европы

Светлана Тихановская и ее команда по несколько раз в месяц совершают визиты в страны Европы, созваниваются с представителями власти США и Канады, участвуют в телемостах с международными организациями, встречаются с политиками, держат на плаву беларускую тематику, лоббируют разного рода меры давления на режим Лукашенко, в том числе, добиваясь его дипломатической изоляции.

Однако несмотря на масштаб репрессий и активность штаба, санкции вводятся медленно и очень избирательно, а выражения "озабоченность" и "глубокая обеспокоенность" в беларуском гражданском обществе стали ироничными мемами. С точки зрения советника Светланы Тихановской Франака Вячорки проблема в том, что "ЕС никогда не реагирует быстро. Принятие санкций, как и одобрение каких-то дипломатических инициатив, занимает много времени. Нужно несколько месяцев, чтобы евроструктуры это сделали, и еще несколько месяцев, пока эти меры начнут действовать и возымеют какой-то эффект".

Правительства Европейских стран и европейские институты выбирают скорее позитивную повестку по отношению к демократическому движению, оказывают моральную поддержку, принимая Светлану Тихановскую на высшем уровне, вручая награды демократическим лидерам, поддерживая зарубежные центры оппозиции.

Сотрудничающие со штабом Тихановской Фонд культурной солидарности и Фонд спортивной солидарности также добиваются на международном направлении в своей сфере определенных успехов – это и недопуск провластных участников на "Евровидение", и отмена чемпионата мира по хоккею и других спортивных мероприятий. Идёт серьёзная работа в рамках ряда юридических процедур (универсальной юрисдикции), профсоюзного движения, академического сообщества и даже в сфере церковных связей.

2CG983H.jpg
Светлана Тихановская выступает в Варшавском Университете. 9 сентября 2020. | ZUMA Press Inc / Alamy Stock Photo. Все права защищены.

Задача перед демократическим движением стоит непростая – пролоббировать в ЕС такие санкции, которые смогли бы максимально эффективно ударить по режиму, но при этом минимизировать риски и потери для беларуских граждан и гражданского общества. В поисках оптимального баланса, в ряде спорных случаев демократические лидеры делегируют и самим беларуским гражданам возможность решать, согласны ли они на использование радикальных инструментов, ведущих к ухудшению собственной экономической ситуации, но способных приблизить перемены. В частности, в декабре 2020 офисом Светланы Тихановской вместе с платформой "Голос" было инициировано исследование общественного мнения по поводу отключения Беларуси от системы SWIFT. Исследование сопровождалось подробным объяснением как эффективности данного инструмента, так и его рисков. В опросе приняли участие около 400 тысяч человек, из них только 64% высказали готовность понести риски, связанные с отключением от SWIFT, и поэтому, не получив поддержки внутри беларуского общества, офис отказался от лоббирования в этом направлении.

Основной формой давления на действующий режим со стороны ЕС пока что были персональные санкции, введенные в отношении Лукашенко и еще 87 человек, а также в отношении семи организаций. Это достаточно мягкая реакция по сравнению с той, которая последовала после выборов 2010 года. Тогда в список попали 158 человек – несмотря на то, что уровень репрессий в тот момент не шел ни в какое сравнение с террором, развернувшимся в связи с выборами 2020 года. Денис Мельянцов, один из ключевых участников периода "нормализации" отношений между Европой и Беларусью после первого санкционного периода отмечает целый ряд факторов, почему в этот раз Европейский союз гораздо более мягко отреагировал на репрессии куда большего масштаба. С одной стороны, пандемия коронавируса вызвала роль социальной и экономической нестабильности внутри самого ЕС: Европе было просто "не до Лукашенко". С другой стороны, это представление о том, что изоляция и западные санкции приведут к дальнейшему сближению Минска с Москвой. Действительно же, если бы Москва искала такого сближения, то сейчас, когда новые решения и обещания европейских и американских санкций пошли каскадом и перед Лукашенко нарисовалась перспектива быть загнанным в угол по западному направлению, очень удобный момент проверить эту гипотезу в реальности: воспользуется ли Кремль геополитической слабостью беларуского режима. 28 мая в Сочи состоялась встреча Лукашенко с Путиным; она длилась более пяти часов, но по ее завершении никаких заявлений сделано не было.

Европа не оценила

В воскресенье 23 мая вдруг оказалось, что ЕС может действовать не только медленно и мягко, но также молниеносно и радикально.

В этот день, чтобы задержать оппозиционного блогера и журналиста, объявленного режимом в розыск, беларуские власти обманным путём и с применением военной техники заставили самолёт компании Ryanair, следовавший по маршруту между двумя столицами государств ЕС, приземлиться в Минском аэропорту. В результате журналист Роман Протасевич, объявленный в розыск за сотрудничество с самым массовым телеграмм-каналом НЕХТА, а также его девушка, гражданка РФ София Сапега, были задержаны и помещены под стражу. Режим ликовал по поводу удачной спецоперации.

Проведением таких "блестящих" спецопераций беларуский режим занимался с прошлого лета, попутно снимая про них шпионские фильмы для внутреннего потребления. Накануне выборов – красочное задержание тридцати трех богатырей-боевиков из частной военной компании Вагнера, и сообщения Лукашенко о том, что еще один военизированный отряд переброшен на юг и скрывается в лесах в ожидании вмешательства в ход избирательной кампании. Далее – якобы перехваченные беларускими спецслужбами откровения шпионов "Ника из Берлина" и "Майка из Варшавы", где Лукашенко фигурирует как "крепкий орешек", с которым иностранные спецслужбы не могут справиться. Весной последовал двухсерийный фильм "Манкурты" о спецоперации КГБ по якобы успешному выявлению предателей, работающих на оппозицию в рядах беларуских силовых структур. Главной целью этого фильма было дезавуирование слитых в сеть телефонных разговоров пресс-секретаря Лукашенко Натальи Эйсмонт и председателя федерации хоккея Дмитрия Баскова, из которых следовала их возможная причастность к гибели Романа Бондаренко. Наконец, еще один продукт – фильм "Убить Президента", в котором нарезкой из ютуба и скрытыми камерами режиссер хотел убедить зрителей в том, что арестованные в Москве Александр Федута и Юрий Зенкович при поддержке ЦРУ, ФБР и Белого дома якобы готовили заговор по осуществлению того, что отражено в названии фильма.

Задержание Протасевича вывело на международную арену то, что многие мировые лидеры предпочитали считать "внутренней политикой" Беларуси

Но даже на этом фоне задержание Протасевича стало выдающимся: оно, наконец, вывело то, что многие мировые лидеры предпочитали считать "внутренней политикой" Беларуси, на международную арену. Если все предыдущие "спецоперации" Лукашенко ЕС рассматривал как внутренние дела одной сумасшедшей страны и ее сумасшедшего лидера, то "операция Ryanair" сделала происходящее предметом обсуждения для всей Европы.

Режим то ли действовал спонтанно и не успел хорошенько продумать реалистичное алиби, то ли пренебрег им, не оценив риски его отсутствия и не просчитав цену, которую придется заплатить.

Еще когда в 12:33 беларуские диспетчерские службы проинформировали экипаж воздушного судна о заминировании самолета и настойчиво рекомендовали посадку в Минске, многие детали в сценарии беларуской стороны начали рассыпаться: сначала диспетчеры не смогли объяснить пилотам, откуда у них взялась подобная информация, а также почему посадка должна происходить именно в Минске. На помощь беларуским властям на адрес аэропорта в 12:57 пришло письмо от имени "солдатов Хамас" с электронного адреса на зарегистрированном в Швейцарии сервисе protonmail, подписанным Ахметом Юрлановым 1988 года рождения. "Беларусь защитила Европу, – триумфально написал официальный телеграмм-канал Лукашенко "Пул первого", – Так выходит, и диктатор пригодился!".

Дальше, когда Европа не оценила самопожертвования беларуских властей, у Лукашенко появилась новая версия: дескать решение о посадке самолёта было принято с учетом близости беларуской АЭС в Островце – версия не очень реалистичная, учитывая, что станция, действительно расположенная у границы с Литвой, находилась на расстоянии 110 километров от точки разворота. Примерно с такой аргументацией ядерной угрозы объяснял Лукашенко и сбитый в 1995 над Беларусью воздушный шар с двумя американскими гражданами на борту: дескать, пролетал "над ядерным объектом". Версии постоянно уточняются, чтобы устранить противоречия предыдущих версий, нагромождаются одна на другую, становятся все более противоречивыми – но теперь за ними следят не только зрители беларуского телевидения, но и мировая публика, европейские и американские политики. Они не только не оценили операции по "спасению Европы", но и увидели в ней нападение на Европу, европейских граждан и европейский самолёт.

Новые санкции: нет худа без добра

Спецоперация не только вернула беларускую проблематику на первые полосы западных СМИ. Фокус западного внимания переключился с мирных протестов на безопасность самой Европы, безопасность гражданских авиаперевозок над территорией Беларуси. Режим Лукашенко перестал быть внутренней беларуской проблемой, а стал проблемой европейской безопасности.

С одной стороны, для тех сил, которые и так считали необходимым помочь беларускому демократическому движению в принуждении режима к переговорам, в том числе, через санкции, история с самолетом стала еще одним рычагом лоббирования как можно более жестких санкций. С другой стороны, эта ситуация побудила к действию и те политические силы, которые дистанцировались от беларуской проблематики: беларуский режим непосредственно дотянулся до граждан ЕС и самолетов европейских государств. Непредсказуемое поведение, ставящее под угрозу жизнь более сотни человек – фактически захват заложников – сделали неадекватность беларуских властей очевидной.

Режим Лукашенко перестал быть внутренней беларуской проблемой, а стал проблемой европейской безопасности

Во-первых, Беларусь перестала быть безопасной для полетов страной. Многие компании приняли решение избегать воздушного пространства над Беларусью, а правительства стран ЕС запретили принимать воздушные судна, которые летят над этой страной, в пятницу к этому запрету присоединилась и Украина. Также большинство стран Европы больше не будет принимать в своих аэропортах самолеты авиакомпании "Белавия". Всего за несколько дней авиатраффик над Беларусью упал на 43%. "Белавия" же, доходы от деятельности которой в ковидное время составляли 2-3% ВВП, стоит на грани разорения.

Во-вторых, беларуский режим перестал быть безопасным для Европы режимом и сделался, по мнению политолога Артема Шрайбмана, "токсичным". Направленные против режима санкции последовали моментально по всем направлениям: политические, экономические, символические. Многие европейских лидеры сделали заявления о недопустимости подобных действий и с критикой беларуского режима. Мэр Риги заменил на флагштоке Чемпионата мира по хоккею государственный флаг Беларуси на бело-красно-белый, несмотря на то, что за этим ожидаемо последовало удаление сотрудников латвийского посольства из Беларуси и такие же ответные меры с другой стороны. На встрече глав МИД стран ЕС Беларусь стала центральной темой: по ее итогам было принято решение расширить санкции и ввести целый пакет секторальных экономических санкций, которым подвергнутся не только отдельные предприятия, но и целые сектора экономики – например, нефтепереработка или поставка удобрений. Ранее офис Светланы Тихановской о таком даже не вел речи. За одну неделю случилось то, чего спортивные и культурные инициативы демократического движения не могли добиться на протяжении полугода – был отменен чемпионат мира по велотреку, заморожено участие Белтелерадиокомпании в Европейском вещательном союзе (пока что на срок в две недели; ранее союз осудил задержание Романа Протасевича).

Безусловно, экономические санкции ударят не только по режиму, но и по гражданам Беларуси. Тем не менее, как отмечает экономический аналитик Financial Times Мартин Санбу, у Европейского союза широкие возможности компенсаций за введение санкций – уже готов пакет помощи в размере 3 млрд евро (5% ВВП Беларуси), в случае, если режим станет демократическим. Предусматривается также программа помощи беларусам – как во время введения санкций, так и после демократизации.

У демократического движения до сегодняшнего дня не было рычагов принуждения режима к диалогу по поводу проведения новых, демократических выборов, освобождения политзаключенных, восстановления законности и прекращения террора. Но сейчас такой инструмент появился. Своими необдуманными действиями в очередной раз за последние полтора года Лукашенко выстрелил себе в ногу.

oDR openDemocracy is different Join the conversation: get our weekly email

Комментарии

Мы будем рады получить Ваши комментарии. Пожалуйста, ознакомьтесь с нашим справочником по комментированию, если у Вас есть вопросы
Audio available Bookmark Check Language Close Comments Download Facebook Link Email Newsletter Newsletter Play Print Share Twitter Youtube Search Instagram WhatsApp yourData