ОД "Русская версия"

О легитимности «Закона об иностранных агентах»

memo2.jpeg

6ого марта в Конституционном суде РФ началось рассмотрение легитимности закона, распространяющегося на тысячи некоммерческих и общественных организаций. Многие правозащитники считают, что каким бы результат не был – уже поздно. in English

Григорий Туманов
10 March 2014

Аргумент в духе «правозащитники в России работают в интересах своих иностранных хозяев» звучал в речах российских консерваторов  и профессиональных охранителей более или менее всегда. С ноября 2012 года они могли праздновать свою победу: Госдума законодательно оформила возможность вешать на соответствующие НКО конкретный ярлык – «иностранный агент». Принятый парламентом закон предусматривает обязательную регистрацию под таким статусом для любой организации, имеющей иностранное финансирование, чья деятельность признана политической. Для нарушителей предусмотрены внушительные штрафы, а для наиболее злостны  – даже уголовное преследование. 

Один из инициаторов принятия этого закона Александр Сидякин утверждал, что документ практически полностью копирует американский закон FARA. Мол, в США тоже для лоббистов интересов других государств предусмотрены особые правила и за ними ведется особый контроль. Елена Тополева-Солдунова из группы про развитию НКО при президентском совете по правам человека возражает: «Да, лоббисты существуют везде, с этим и борется в том числе FARA, но принятый Госдумой закон никакого отношения к лоббистам не имеет, а пострадают в итоге нормальные общественные организации».

Граффити на стене здания НКО «Мемориал».

Граффити на стене здания НКО «Мемориал». via Memo.ruТак и вышло. Поначалу даже министр юстиции Александр Коновалов, выступая перед депутатами осторожно замечал, что разработанный ими документ «противоречит духу законодательства об НКО». В частных беседах высокопоставленные сотрудники Минюста объясняли, что им как юристам закон об НКО кажется совершенно сырым, и они будут максимально оттягивать его исполнение и по возможности дистанцироваться от этой истории.

Даже министр юстиции замечал, что документ «противоречит духу законодательства об НКО».

Однако в конце февраля 2013 года в дело вмешалась Генеральная прокуратура. Ее руководитель Юрий Чайка, говорят источники в ведомстве, уже давно понял, что теряет свои позиции в ходе длительного аппаратного конфликта с руководителем Следственного комитета Александром Бастрыкиным, который длится с 2007 года и развивается не в пользу первого. «Это было идеальным способом напомнить руководству страны о своей необходимости и состоятельности», -- объясняет источник, знакомый с ходом ситуации, причину начала массовых проверок НКО.

Прокуроры выступили единым фронтом со всеми возможными надзорными ведомствами. Поначалу в Генпрокуратуре объясняли, что пожарная и санитарная инспекции и полиция приходят в офисы экологических, правозащитных и прочих организаций в рамках плановой проверки. Однако в итоге газете «Коммерсантъ» удалось ознакомиться с заданием, которое генеральная прокуратура рассылала по региональным управлениям – в нем и речи не было о плановых проверках, а прямо говорилось, что организации необходимо проверить на соответствие закону об НКО. Таким образом опасения правозащитников, предполагавших, что массовая ревизия – подготовка к запуску работы злосчастного закона, оправдались.

Первая жертва

По данным Генпрокуратуры, в РФ было выявлено порядка 200 организаций, подпадающих под определение «иностранный агент», иски более чем к 20 из них были переданы в российские суды. При этом из-за размытости формулировки «политическая деятельность» прокуроры обращались в суды против самых разных НКО. В итоге проблемы начались у таких организаций, как «Солдатские матери» (занимается правами военнослужащих), а также «Улукиткан», которая выступает за сохранение природы и традиций коренных народов русского Севера.

Все это время Минюст продолжал держать дистанцию пока в апреле в московском офисе организации «Голос», занимающейся подготовкой наблюдателей на выборах, не раздался звонок. Главу организации Лилию Шибанову звали на встречу не с кем-то, а с руководителем министерского департамента по делам НКО. Речь идет о злостном нарушении «Голосом» нового закона, а потому ей будет вручен протокол об административном правонарушении. Политической деятельностью в Минюсте сочли попытки «Голоса» разработать поправки в Избирательный кодекс. Главный спор развернулся вокруг иностранного финансирования. Еще до принятия закона НКО отказалась от любых зарубежных грантов, но в Минюсте сочли, что премия имени Андрея Сахарова в размере 50 тысяч евро, которую вручили организации за «пропаганду демократических ценностей», и является иностранным финансированием. 

Не впечатлили чиновников и аргументы Шибановой о том, что от премии она с коллегами отказалась. В итоге «Голос» и его начальница были оштрафованы, а затем деятельность организации была приостановлена на полгода. Решив не дожидаться закрытия, «Голос» начал процедуру самоликвидации. Теперь это общественное движение, живущее на пожертвования россиян, регистрировать которое по российским законам не понадобится еще три года. Замглавы организации Григорий Мельконьянц говорит, что сейчас у него уже не осталось сомнений, что одной из приоритетных целей принятия закона об НКО было в том числе закрытие «Голоса» -- организация и подготовленные ей волонтеры сделали немало для того, чтобы в 2011 году на улицы вышли десятки тысяч недовольных итогами выборов россиян.

Организаций вынуждены до сих пор бросать львиную долю средств и времени на юридические разбирательства с государством в ущерб своей работе.

А после окончания проверок начались многочисленные суды. Где-то они вставали на сторону прокуратуры, где-то наоборот. Так или иначе, десятки организаций вынуждены до сих пор бросать львиную долю средств и времени на юридические разбирательства с государством в ущерб своей работе. Вслед за «Голосом» от иностранного финансирования стали отказываться и другие организации, принципиально не желающие прослыть иностранными агентами.

Тут-то государство и приступило к новому этапу. Призвав экс-главу совета по правам человека при президенте Эллу Памфилову, Кремль принялся раздавать гранты сам. Причем их получили и вполне критично настроенные по отношению к властям НКО вроде организации «Агора», юристы которой сейчас обжалуют закон в Конституционном суде.

Закон несовершенный, но работает

Впрочем, если определять эффективность работы нового закона исключительно по статистике, то эффект от него оказался минимальным: из всех агентов ликвидирован только «Голос», а в реестре Минюста зарегистрировалась тоже только одна организация - некоммерческое партнерство "Содействие развитию конкуренции в странах СНГ". Ее добровольно внес в минюстовский список бизнесмен Василий Рудомино, не справившись о мнении остальных членов руководящего партнерством совета. Их идея коллеги в восторг не привела, но обратного пути из реестра иностранных агентов нет. 

Члены НКО по мониторингу выборов, «ГОЛОС», до сих пор единственная жертва закона.

Члены НКО по мониторингу выборов, «ГОЛОС», до сих пор единственная жертва закона. via kasparov.ru Впрочем, инициатор закона Александр Сидякин говорит, что это не тот критерий, по которому следует определять эффективность разработанного им документа: «Мы добились главного: организации постепенно отказываются от иностранного финансирования, кто-то ликвидируется, кто-то понимает, что нужно быть прозрачнее». Отчасти он прав. То, что произошло в коммерческом секторе на рубеже 2013-2014 годов очень похоже на борьбу государства с олигархами в начале нулевых. Тогда сигнал о том, что правила игры меняются и нужно консолидироваться вокруг Кремля, фактически был подан так же. Показательно был наказан ЮКОС и его руководство, как это сейчас случилось с «Голосом», а затем крупный бизнес осознал, что с государством нужно общаться гораздо плотнее. Более того, многие иностранные фонды, как например USAID еще в сентябре 2013 покинувший РФ, теперь опасаются давать гранты российским НКО. Что касается «Голоса», то несмотря на новый сайт, дела в нем обстоят не настолько хорошо. Глава организации Лилия Шибанова фактически была вынуждена эмигрировать в США, чтобы над ней не нависала угроза уголовного преследования за нарушение закона об НКО, а финансирование, получаемое ее организацией в России, несопоставимо с тем, что было прежде.

Лилия Шибанова фактически была вынуждена эмигрировать в США, чтобы над ней не нависала угроза уголовного преследования

Вероятно, на следующих выборах власти уже смогут не так нервничать. Это ясно хотя бы по тому, как проходили выборы мэра Москвы минувшим летом: на некоторых участках оппозиции натурально не хватило наблюдателей, чем, как считает пришедший вторым в предвыборной гонке Алексей Навальный, и воспользовалась команда действующего мэра Сергея Собянина.

Изменения неминуемы

Но в том, что закон об НКО все равно ждут изменения, сейчас не сомневается никто. Как писала газета «Коммерсантъ», в конце прошлого года с критикой документа выступил даже Юрий Чайка. Генпрокурор признал, что из-за несовершенства закона ему с коллегами пришлось непросто в ходе массовых проверок. Только глава «Агоры» Павел Чиков убежден, что второй раз Госдума править закон не станет. «Было слишком много шума и скандалов. Представьте, сейчас начнется новый скандал с внесением поправок, НКО опять будут шуметь, что они не такие», -- рассуждает он. Поэтому, убежден правозащитник, новостей стоит ждать от Конституционного суда,

Had enough of ‘alternative facts’? openDemocracy is different Join the conversation: get our weekly email

Комментарии

Мы будем рады получить Ваши комментарии. Пожалуйста, ознакомьтесь с нашим справочником по комментированию, если у Вас есть вопросы
Audio available Bookmark Check Language Close Comments Download Facebook Link Email Newsletter Newsletter Play Print Share Twitter Youtube Search Instagram WhatsApp yourData