ОД "Русская версия"

Соседи, но не друзья

Недавний рейд на Библиотеку украинской литературы в Москве позволяет представить степень и динамику развития анти-украинских настроений в российском обществе. English

Gleb Belichenko
30 November 2015

28 октября в Библиотеку украинской литературы в Москве пришли спецслужбы. Стражей порядка интересовали книги, запрещенные к распространению в России. Вскоре на сайте Следственного комитета появился пресс-релиз: следователи искали книги активиста Евромайдана, украинского писателя-националиста Дмитрия Корчинского, которые в России были признаны экстремистскими. За день до этого в квартире Василия Семененко, лидера украинской диаспоры в Москве, также был проведен обыск.

По подозрению в распространении запрещенной литературы была задержана директор библиотеки, 58-летняя Наталья Шарина. Позже следователи попросили суд заключить ее под стражу на время следствия, однако судья выбрала более мягкое решение – домашний арест.

Удобная русофобия

По нескольким причинам эта история не вызвала сильных потрясений в российском обществе. Во-первых, за последние несколько лет количество неоднозначных уголовных дел стремительно возросло и чувствительность к абсурдным арестам и приговорам в обществе упала. Во-вторых, весной 2014 года общество оказалось расколото в связи с событиями в Украине. Поэтому дела, где обвиняемый – украинец или преступление связано с Украиной, зачастую не вызывают у противников новых властей Украины сочувствия и желания разобраться в деталях.

Глава МИД Украины назвал преследование Натальи Шариной очередным актом «антиукраинской истерии», но, на мой взгляд, не стоит это дело считать исключительно политическим.

RIAN_02729396.LR_.ru__0.jpg

За последние несколько лет количество неоднозначных уголовных дел стремительно возросло и чувствительность к абсурдным арестам и приговорам в обществе упала. (c) Виталий Белоусов / VisualRIAN.

В свое время Наталья Шарина сменила на посту директора библиотеки Юрия Кононенко, уволенного в том числе и за «русофобию». Шарина, в свою очередь, даже не владела украинским языком и, по непроверенным данным, ее главной задачей в библиотеке было избавиться от радикальной литературы и негативной атмосферы, созданной Кононенко.

Итог нескольких жалоб

Возбуждение уголовного дела против Шариной, во-многом, результат нескольких жалоб, написанных против нее в правоохранительные органы. Носители взглядов, которые еще совсем недавно считались маргинальными, в последнее время все чаще получают негласную поддержку или, как минимум, молчаливое одобрение властей. Им предоставляются всевозможные проправительственные медийные площадки, а иногда поддержка со стороны государства не ограничивается и пиар-сопровождением.

Носители взглядов, которые еще недавно считались маргинальными, в последнее время все чаще получают негласную поддержку и молчаливое одобрение властей

Один из тех, кто жаловался на библиотеку – депутат московского муниципалитета «Якиманка» Дмитрий Захаров. Депутатское письмо с просьбой разобраться с, как он считает, «русофобской библиотекой» – не первая попытка воспользоваться настроениями в обществе. Ранее депутат пытался обвинить украинский культурный центр в антироссийской пропаганде. Кроме того, он обвинял создателей одного из российских телесериалов в пропаганде гомосексуализма, а также отправлял свиную голову премьер-министру Великобритании Дэвиду Кэмерону, намекая на скандальную историю, которая произошла с премьером в студенчестве.

Второй, кто приложил руку к аресту Шариной – ее бывший коллега, библиотекарь Сергей Сокуров, связанный с проправительственным движением «Местные». Как стало известно из материалов следствия, Сокуров устроился в библиотеку, «чтобы нормализовать обстановку» и пресечь антироссийскую, как ему казалось, деятельность. Там он проработал главным библиотекарем с 2007 по 2010 гг., после чего был уволен из-за конфликта с Натальей Шариной.

В декабре 2010 года случилось первое «библиотечное дело». Неустановленных лиц из числа сотрудников библиотеки подозревали в распространении книг националистической партии УНА-УНСО, запрещенной в России. Следствие длилось до марта 2013 года. Тогда с Шариной сняли все обвинения.

Почему же возбуждение второго уголовного дела против Шариной произошло именно сейчас? Здесь можно выделить несколько факторов. Первый – тотальная и не всегда адекватная борьба с распространением экстремистских материалов. Здесь иногда доходит до абсурда. Например, недавно под запрет попало видео, на котором под наложенную агрессивную музыку покупатели толкаются в супермаркете в очереди за дешевой картошкой. Нередки случаи, когда уголовные дела возбуждаются даже не за размещение запрещенного материала, а за репост чужой записи в социальных сетях.

Второй фактор, благодаря которому образовалось второе дело против Натальи Шариной, – это Евромайдан и последовавшие события в Крыму и на востоке Украины. Органы правосудия возбудили сотни уголовных дел против участников Майдана, активистов-националистов и тех, кто по мнению российских следователей, публично оправдывал террористическую деятельность против режима Януковича. Яркие примеры – приговор жителям Крыма Сенцову и Кольченко, дело украинцев Карпюка и Клыха, о котором известно лишь то, что их обвиняют в терроризме на территории Чечни в 1995 году.

Исходя из анализа материалов второго уголовного дела против Натальи Шариной можно сказать, что следователей больше всего заинтересовала запрещенная в России книга украинского писателя Дмитро Корчинского «Война в толпе». Корчинский был активным участником Евромайдана, хотя еще 10 лет назад, во время первого Майдана, он был на стороне Виктора Януковича. Дошло до того, что в 2005 году его пригласили с лекцией на форум проправительственной молодежи «Селигер».

В марте 2014 года в России на него завели сразу несколько уголовных дел, а партию «Братство», которую он возглавляет, признали экстремистской и запретили ее деятельность на территории России. Борьба с распространением книг Корчинского – логичное продолжение кампании по дискредитации тех, кто поддержал Евромайдан.

От частного к общему

Социологические исследования показывают, что в контексте постсоветской истории отношения русских к украинцам можно рассматривать с двух позиций – бытовой и внешнеполитической. До 2014 года, в целом, россияне воспринимали украинцев положительно, а вот отношение к украинскому правительству постоянно менялось.

Судя по всему, главная цель кампании показать, что демократический выбор Украины – миф, а стабильность в России – реальность.

Главными точками роста неприязни к властям соседнего государства, которую активно разжигали российские проправительственные СМИ, стали Майдан 2004 года, газовые конфликты и грузино-осетинский конфликт 2008 года. Виктор Ющенко, который в тот момент был президентом Украины, занял, как многие считали в России, проамериканскую позицию. По данным Левада-центра, до войны в Грузии к Украине негативно относились 37% россиян, после – 53%. А в начале 2009 года из-за газового конфликта, эта цифра выросла до 62% – рекордного на тот момент показателя негативного отношения россиян к Украине за весь постсоветский период.

Что касается отношения украинцев к россиянам, то в 2008 году по данным международного института социологии в Киеве, положительно к России относились 90% жителей страны. В сентябре 2013 года эта цифра составляла 88%, а к февралю 2015 рухнула до 34%. Причины – присоединение Крыма и конфликт на Юго-Востоке Украины, в котором Россия поддерживала сепаратистов.

Война и медиапропаганда сделали свое дело. По результатам исследования, проведенного в конце 2000-х гг., доля тех, кто пользуется официальными прокремлевскими СМИ для получения информации составляет 85-90%. Поэтому неудивительно, что опубликованный осенью 2014 года Левада-центром доклад показал, что отношение к жителям Украины и украинскому правительству впервые стало одинаково негативным. Исследование касалось национальных стереотипов в отношении других народов. Набор качеств, которые народы приписывают друг другу остается более-менее постоянным. Однако в связи с напряженной обстановкой между двумя странами, россияне скорее склонялись к негативному восприятию соседей, нежели к положительному. 

В результате кампании в СМИ к концу 2014 года россияне максимально сфокусировали свое внимание на украинцах, считая их основной угрозой безопасности нации. Однако финансовый кризис и последовавшая за ним девальвация рубля быстро отвлекли внимание. События в Украине со временем стали меньше интересовать россиян, агрессия в отношении соседнего государства уменьшилась. 

Можно предположить, что антиукраинская кампания была развернута в СМИ сразу после оранжевой революции и продолжается по сегодняшний день, но уже на более низких оборотах. Судя по всему, главная цель кампании показать, что демократический выбор Украины – миф, а стабильность в России – реальность. В Кремле, похоже, всерьез опасаются массовых протестов и стараются использовать все инструменты для того, чтобы убедить россиян в ошибочном выборе украинцев. А лучше всего это сделать через изменение личного отношения к возникающим проблемам.

В настоящее время, антиукраинская риторика уже не так сильно поддерживается большинством граждан России и постепенно сдает позиции. Однако это по-прежнему одна из главных возможностей для маргинальных политических объединений и их лидеров набрать политические очки. Инструментарий у тех, кто пытается оседлать эту популистскую волну, довольно примитивный. Один из главных инструментов – доносы. Поэтому вполне возможно, что скоро могут появиться новые уголовные дела, аналогичные делу против Шариной.

Had enough of ‘alternative facts’? openDemocracy is different Join the conversation: get our weekly email

Related articles

Комментарии

Мы будем рады получить Ваши комментарии. Пожалуйста, ознакомьтесь с нашим справочником по комментированию, если у Вас есть вопросы
Audio available Bookmark Check Language Close Comments Download Facebook Link Email Newsletter Newsletter Play Print Share Twitter Youtube Search Instagram WhatsApp yourData