oDR

Скандал вокруг российского банка компрометирует узбекскую хлопковую революцию, а его следы ведут через Великобританию в Швейцарию

Между хлопковыми полями Узбекистана и тенистыми улицами шикарного района Женевы существует связь: она таится в пустых хранилищах российского банка и в некоем британском товариществе с ограниченной ответственностью.

Kristian Lasslett
17 August 2020

Женевский район Вандевр с его элегантными улицами, обсаженными деревьями, и шикарными виллами – типичный пример того огромного богатства, что течет по тайным финансовым жилам Швейцарии.

Эта страна, которую Tax Justice Network называет "дедушкой мировых налоговых гаваней", как магнит, притягивает к себе тех, кто владеет богатствами сомнительного происхождения. Многие из них приобретают в Швейцарии роскошные резиденции, чтобы быть поближе к своим оффшорным активам. Один из примеров тому можно увидеть на частной дороге Вандевра, где живет российско-армянский бизнесмен Агаджан Аванесов. Статья в швейцарской прессе описывает его как "закрытого человека, который не любит показываться на публике" и коллекционирует произведения искусства, автомобили и часы.

Российские власти дают ему менее лестную характеристику. Они утверждают, что Агаджан Аванесов – один из тех, кто стоит за предполагаемой мошеннической схемой с российским "СтарБанком". В 2016 году "СтарБанк" обанкротился; на тот момент его обязательства составляли 200 миллионов долларов.

В переписке с автором статьи Аванесов заявил: "После отзыва банковской лицензии уполномоченные органы власти Российской Федерации начали расследование в отношении СтарБанка. Поскольку я не являюсь участником этого расследования, то не знаю, на каком этапе оно находится и не могу его комментировать".

В своем новом совместном отчете Ольстерский университет и Узбекский форум по правам человека, проанализировав судебные решения, обнаружили финансовый след, ведущий от "СтарБанка" к флагманской инициативе по приватизации хлопковой и текстильной промышленности Узбекистана.

Если корпоративная деятельность предприятий не будет подвергаться тщательной проверке, то инициатива по приватизации хлопкового сектора, которую предложило правительство Узбекистана, грозит злоупотреблениями.

Хлопковая революция Узбекистана

До недавнего времени узбекское правительство насильно заставляло студентов, медицинских работников, учителей и государственных служащих, а также представителей многих других групп населения, собирать хлопок на полях якобы частных ферм. Перед фермерами государство ставило крайне сложные задачи и к тому же обязывало их продавать хлопок по смехотворно низкой цене. В результате такой эксплуатации труда международные бренды публично объявили, что не будут использовать узбекский хлопок в своих производственных циклах.

Теперь власти предлагают частным предприятиям изменить положение дел. В попытке реанимировать убыточный сектор и прекратить международный бойкот узбекского хлопка администрация президента Шавката Мирзиёева стремительно приватизировала производство хлопка.

Судя по протоколам судебных заседаний, относящихся к банкротству "СтарБанка", процесс отбора кандидатов для приватизации хлопкового сектора был основан на "прагматическом" подходе к инвестициям, за который выступал первый заместитель министра экономики и промышленности Узбекистана. "Надо быть прагматичными… Самое главное — вносит этот инвестор инвестиции или нет", – сказал заместитель министра о строительном проекте на 1.3 миллиарда долларов США, проверка которого выявила серьезные признаки недобросовестности и конфликты интересов.

Согласно пресс-релизу Центрального Банка Российской Федерации, московская кредитная организация Акционерное общество "СтарБанк" не соблюла "федеральных законов, регулирующих банковскую деятельность" и была вовлечена в "проведение сомнительных операций по выводу денежных средств за рубеж". В связи с этим в 2016 году российское Министерство внутренних дел возбудило уголовное дело по факту хищения имущества Банка. Российские власти считают, что лица, контролирующие банк, украли деньги вкладчиков и что основным прикрытием для мошеннической деятельности служила выдача кредитов.

Агаджан Аванесов был председателем Совета директоров "СтарБанка" и, согласно документам Центрального Банка Российской Федерации, он же владел 19.7% акций "СтарБанка" через швейцарскую компанию. Посредством британских оффшорных структур Аванесов и тесно сотрудничающий с ним киргизский бизнесмен владеют узбекскими компаниями, которые гарантировали погашение невозвратных долгов "СтарБанка" на сумму свыше 20 миллионов долларов. Эти компании – ключевые участники программы приватизации узбекской хлопковой промышленности.

Аванесов заявляет, что документы Центрального Банка РФ недостоверны: "Я никогда не был единственным крупнейшим держателем акций "СтарБанка". Я был лишь представителем одного из миноритарных акционеров "СтарБанка".

На вопрос об инвестициях компаний в узбекскую промышленность Аванесов ответил: "Скорее всего, ваш источник информации недостоверен" и добавил, что данный приватизационный проект "так и не был реализован".

Однако в ходе расследования не обнаружилось никаких записей или правительственных постановлений, которые бы подтверждали, что кластерный контракт с компанией "Бешариктекстиль" был расторгнут.

Цепочка владельцев

Функции конкурсного управляющего обанкротившимся СтарБанком сейчас выполняет российское "Агентство по страхованию вкладов" (АСВ). На него была возложена обязанность рассчитаться с некоторыми невозвратными долгами банка. В одном из своих отчетов за 2019 год АСВ сообщило, что Аванесов и его высокопоставленные коллеги из СтарБанка выдавали заведомо невозвратные кредиты юридическим лицам, не обладающих собственным имуществом и доходами, которые бы позволили им обслуживать задолженность по кредитам. Центральный Банк РФ и Министерство внутренних дел также придерживаются мнения, что выдача невозвратных кредитов была одним из ключевых способов хищения имущества вкладчиков.

Согласно результатам журналистского расследования, опубликованным в "Новой Газете" в 2018 году, несколько российских компаний (не имеющих отношения к нашему расследованию), принадлежащих Аванесову, обогатились благодаря этим невозвратным кредитам. В письме, присланном автору данной статьи по электронной почте, Аванесов отрицает какие бы то ни было противоправные действия со своей стороны, в которых его подозревает "Новая Газета".

2_Q1RVS2m.width-800.jpg

АСВ обратилось в суд с исками против целого ряда компаний в попытке взыскать с них задолженность "СтарБанка". Две узбекские компании, "Amudaryotex" и "Бешариктекстиль", были привлечены к суду в России за непогашение кредитов от СтарБанка на сумму свыше 21 миллиона долларов.

В 2018-2019 гг. Кабинет Министров Узбекистана выдал вышеупомянутым компаниям хлопковые кластеры (коммерческие контракты на организацию производства по выпуску текстильной продукции с высокой добавленной стоимостью в определенных регионах). ООО "Amudaryotex" получило кластер на площадь в 7000 га в Республике Каракалпакстан, а "Бешариктекстиль" – кластер на 8000 га на другом конце страны, в Бешарикском районе Ферганской области.

Однако контроль над этими компаниями осуществляли люди, находившиеся очень далеко от Узбекистана. На тот момент, когда выдавались хлопковые кластеры, 94.17% акций предприятия "Бешариктекстиль" принадлежали английскому товариществу с ограниченной ответственностью под названием "Vertical Alliance LLP", а "Amudaryotex" было стопроцентным дочерним предприятием британской компании "Welroy Technology Ltd". На протяжении некоторого времени "Vertical Alliance LLP" и "Welroy Technology Ltd" были зарегистрированы по одному и тому же почтовому адресу: 8 Shepherd Market, Mayfair, London.

Это не означает, что компании контролировали британцы. Нам известны имена владельцев, поскольку реформа корпоративной прозрачности обязывает компании Великобритании раскрывать имена их бенефициарных владельцев. Изначально "Vertical Alliance LLP" указало одного основного бенефициара – Рипсиме Амбарцумян, жену Агаджана Аванесова. В 2019 году вместо нее основными бенефициарами компании стали Агаджан Аванесов и его помощник Вахид Артыков.

В 2016 году компания "Welroy Technology" указала одного бенефициара – Миракбара Якубжанова, бизнесмена из Кыргызстана. Якубжанова с Аванесовым связывают общие – узбекские – интересы.

"Vertical Alliance" обладает контрольным пакетом акций "Бешариктекстиль", а миноритарный пакет принадлежит узбекской компании "Genmark Furniture". Самым крупным акционером "Genmark Furniture" является Миракбар Якубжанов, владелец компании "Welroy Technology", которая, в свою очередь, владеет "Amudaryotex".

Взыскание долгов

По нынешнему курсу валют кредиты, выданные "СтарБанком" в 2013 году двум российским фирмам, – "Торговый дом "Бешарыктекстиль" и "Торговый дом "Амударьятекс" – составляют около 21 миллиона долларов. Упомянутые выше узбекские компании "Бешариктекстиль" и "Amudaryotex" выступали поручителями по кредитам.

В марте 2016 года российское ООО "Торговый дом "Амударьятекс" получило от "СтарБанка" первый транш – 5.8 миллионов евро (ок. 6.58 миллионов долларов) в рамках кредитной линии. К тому времени ООО "Торговый дом "Бешарыктекстиль" уже получило три кредита от "СтарБанка" общей суммой в 15.5 миллионов долларов.

Российские фирмы – ООО "Торговый дом Бешарыктекстиль" и ООО "Торговый дом "Амударьятекс" – просрочили выплату кредитов в марте 2016 года. Позднее в этом же месяце лицензия "СтарБанка" была отозвана. К октябрю того же года банк был признан банкротом.

В 2018 и 2019 гг. Арбитражный суд г. Москвы признал две узбекские фирмы – АО "Бешариктекстиль" и ООО "Amudaryotex" – ответственными за кредиты "СтарБанка", и постановил устроить продажу имущества должника с торгов путём проведения открытого аукциона.

Агентство по страхованию вкладов тоже приняло меры для того, чтобы привлечь к субсидиарной ответственности контролирующих "СтарБанк" лиц – в частности, арестовать московскую квартиру Агаджана Аванесова. В 2019 году в российской прессе появилось сообщение о том, что Аванесов находится в федеральном розыске как скрывшийся от следствия по уголовному делу, связанному с банкротством "СтарБанка".

Аванесов прокомментировал это сообщение следующим образом: "Если бы российские власти действительно хотели меня задержать, то меня бы арестовали при пересечении государственной границы. Отсутствие подобных действий со стороны российских властей подтверждает, что данное сообщение безосновательно и ложно".

5_djVMrnm.width-800.jpg

На вопрос об использовании кредитов "СтарБанка" для нужд двух хлопковых кластеров Аванесов ответил: "Компания “Vertical Alliance LLP” никогда не инвестировала в новую хлопковую кластерную систему Узбекистана. Скорее всего, ваш источник информации недостоверен".

Авторы исследования, инициированного Ольстерским университетом и Узбекским форумом по правам человека, предъявили Аванесову постановление Кабинета Министров Узбекистана, в котором говорится, что "Бешариктекстиль" получает кластер на 8000 гектар. Аванесов прокомментировал это так: "Местные власти (администрация Ферганской области) действительно включили "Бешариктекстиль" (как текстильную фабрику Бешарикского района Ферганской области) в постановление правительства, на которое вы ссылаетесь. Но этот хлопковый кластер так и не был реализован".

Как уже упоминалось выше, не обнаружилось ни одного документа или правительственного постановления, подтверждающего, что кластер, выданный предприятию "Бешариктекстиль", был аннулирован.

Как и в случае с "Новой Газетой", Аванесов отрицает какие бы то ни было противоправные действия со своей стороны, в которых его подозревает Агентство по страхованию вкладов, утверждая, что он "никогда не был единственным крупнейшим держателем акций "СтарБанка".

Как уже отмечалось выше, это утверждение противоречит документации (см. раздел "Лица, под контролем либо значительным влиянием которых находится кредитная организация", документ от 10.06.2015), где Аванесов значится как один из двух равных крупнейших держателей пакетов акций "СтарБанка"; этими акциями он владеет посредством своей швейцарской холдинговой компании "Cage Holding SA", находящейся сейчас в процессе ликвидации.

Однако Аванесов подал апелляционную жалобу на решение суда арестовать его квартиру в Москве. Отчет о судебных решениях гласит, что жалоба была отклонена. Аванесов утверждает, что это лишь "временная мера, принятая в связи с делом о банкротстве".

Российские, узбекские и британские документы свидетельствуют о том, что "СтарБанк" выдал кредиты на значительные суммы российским компаниям – ООО "Торговый дом "Бешарыктекстиль" и ООО "Торговый дом "Амударьятекс". Как было сказано выше, поручителями по кредитам выступали родственные им узбекские компании с очень схожими названиями, находившиеся под контролем Аванесова и его помощников. Агентство страхования вкладов начало судебную тяжбу, которая увенчалась успехом, и теперь на АСВ лежит нелегкая задача – вернуть активы из-за границы.

Что случилось с двадцатью одним миллионом долларов, взятым в кредит российскими компаниями "ТД Бешарыктекстиль" и "ТД Амударьятекс", точно неизвестно.

На момент, когда мирзиёевское правительство выбрало "Бешариктекстиль" для участия в кластерной инициативе, вся вышеупомянутая информация уже была в публичном доступе. Это говорит о том, что правительство не проверяет добросовестность предприятий, выбранных им для проекта, и, следовательно, корпоративный риск для системы хлопковых кластеров очень высоки. Кроме того, это заставляет задуматься о происхождении денег, вкладываемых в кластеры.

Партнерство разваливается

В 2019 году британская компания "Welroy Technology Ltd" передала свою долю в узбекском ООО "Amudaryotex" предприятию "Textile Technologies Group", которое узбекские СМИ называют южнокорейской компанией. Кроме того, "Textile Technologies Group" получила от узбекского правительства еще четыре хлопковых кластера, что вместе с приобретенным ООО "Amudaryotex" составляет 46.404 га в пяти разных регионах страны. Таким образом, "Textile Technologies Group" стала крупным игроком в кластерной системе Узбекистана.

Документация свидетельствует о том, что "Textile Technologies Group" и "Welroy Technology" принадлежат одной и той же семье. Как вы помните, бенефициаром "Welroy Technology" по меньшей мере с 2016 года является киргизский бизнесмен Миракбар Якубжанов. В 2019 году Мурат Якубжанов (Якубов), сын Миракбара, указал в своем резюме, что с 2011 года он владеет "Textile Technologies Group", а также "Metal Engineering Group" (компанией, которой принадлежит часть акций "Genmark Furniture"). На данный момент Мурат Якубжанов – член Совета Узпромстройбанка и партнер международной аудиторской компании "Grant Thornton Uzbekistan". На электронные и бумажные письма с просьбами прокомментировать положение вещей он не ответил.

В переписке с автором данной статьи Аванесов отмечает, что его деловые отношения с Миракбаром Якубжановым, его бывшим партнером по бизнесу, ухудшились. Он заявляет, что в прошлом году Мурат Якубжанов давал показания в Федеральном суде Швейцарии по делу против Миракбара Якубжанова, в результате которого Аванесову было выплачено 1.33 миллиона долларов в возмещение ущерба. Якубжанова-старшего признали виновным в клевете (в Швейцарии это уголовное преступление).

Проверить, насколько достоверен рассказ Аванесова об этом судебном разбирательстве, не представляется возможности. Автор статьи видел текст решения Федерального суда Швейцарии от 14 ноября 2019 года, с большими купюрами. Из этого текста следует, что некий гражданин Кыргызстана продавал за 14 миллионов долларов свой пакет акций узбекской хлопково-текстильной фирмы, которым владел через британское ООО. Покупатель – люксембургская компания – внес залог в размере 1 миллиона долларов.

В судебном решении говорится, что сделка сорвалась после того, как гражданин Кыргызстана не сумел документально подтвердить, что к дате, указанной в договоре, его узбекская компания успешно приобрела государственную хлопчатобумажную фабрику по "нулевой стоимости". Покупатель потребовал вернуть залог, а также выплатить ему проценты и возмещение понесенных расходов.

Решение швейцарского суда по данном уголовному делу, вынесенное в июле 2019 года, гласит, что Миракбар Якубжанов признан виновным в клевете. Суд приговорил его к штрафу и трем годам заключения условно. Заказное письмо с просьбами прокомментировать эту ситуацию, посланное на британский адрес Якубжанова, осталось без ответа.

Приватизационная революция?

Авторитарный режим, установившийся в Узбекистане после распада Советского Союза, придерживался осторожной экономической политики. Государственные предприятия все еще доминируют в обширных секторах национальной экономики, однако уже начал заявлять о себе класс крупных бизнесменов, сформировавшийся под политическим покровительством государства.

Узбекская хлопковая промышленность, контролируемая государством, пока что является основным источником экспортной выручки. Однако эта выручка достается дорогой ценой. Выполняя нормы выработки хлопка, региональные власти используют принудительный труд. Детей, госслужащих и даже врачей насильно выгоняют на хлопковые поля, чтобы государство могло достичь поставленных целей.

Программа приватизации хлопка направлена на то, чтобы изменить ситуацию. Журнал "The Economist" утверждает, что это в интересах узбекских рабочих, страдавших столько лет, – теперь им будут обеспечены более достойные условия труда и зарплата. Международная организация труда тоже поддержала кластерную систему, с одной оговоркой: потенциал кластеров будет реализован лишь в том случае, если Узбекистан привлечет ответственных инвесторов.

В глазах многих комментаторов стремительная приватизация хлопковой промышленности Узбекистана представляет собой путь вперед – подальше от прошлого, запятнанного принудительным трудом и коррупцией. Однако, учитывая явную недобросовестность и отсутствие корпоративной ответственности со стороны инвесторов, есть серьезные основания опасаться, что это будет движение по кругу.

‘Democracy Reloaded: Inside Spain's Political Laboratory from 15-M to Podemos’

Can leaderless networks thrive? What did Spain’s radical Left movement owe to social media? And what was the legacy of the protest camps that occupied Spain’s city squares in 2011?

Join us on Thursday 3 December, 5pm UK time/12pm EST to hear Grace Blakeley talk to Cristina Flesher Fominaya about her new book.

Grace Blakeley Staff writer at Tribune magazine and author of ‘Stolen: How to Save the World from Financialisation’ and ‘The Corona Crash: How the Pandemic Will Change Capitalism’

Cristina Flesher Fominaya Editor-in-chief of Social Movement Studies Journal; her previous books include ‘Social Movements in a Globalized World’ and ‘The Routledge Handbook of Contemporary European Social Movements’

Read more

Get oDR emails A weekly roundup of political and social developments in the post-Soviet space. Join the conversation: get our weekly email

Комментарии

Мы будем рады получить Ваши комментарии. Пожалуйста, ознакомьтесь с нашим справочником по комментированию, если у Вас есть вопросы
Audio available Bookmark Check Language Close Comments Download Facebook Link Email Newsletter Newsletter Play Print Share Twitter Youtube Search Instagram WhatsApp yourData