ОД "Русская версия"

Проблема в воздухе

166393.jpg

Большинство россиян не имеет достоверных данных о чистоте воздуха в своих городах и мало интересуются этой проблемой. Пока лишь немногие экологические организации и группы ведут активную борьбу за чистый воздух. English

Ангелина Давыдова
29 November 2015

Согласно данным международных рейтингов, загрязнение воздуха в России чуть выше среднеевропейского уровня, но существенно ниже среднего уровня загрязнения воздуха в Китае или Индии. Однако, дьявол как всегда скрывается в деталях.

Главная особенность России – в крайне неравномерном распределении населения по территории государства. Большая часть жителей страны (более двух третей) проживает в европейской части страны. Во-вторых, высокая степень урбанизации приводит к крайне плотному проживанию россиян в крупных городах (Москве и других городах-миллионниках), что также негативно влияет на экологическую ситуацию. Ряд промышленных городов, таких как Норильск или Дзержинск, стабильно попадают в список самых загрязненных городов мира.

По данным Всемирной организации здравоохранения в 2014 году среднегодовой уровень содержания мельчайших вредных частиц (PM 2.5) в крупных российских городах составляет порядка 22 мг, а среднегодовой уровень мелких взвешенных частиц (PM10) – около 30. Для сравнения: в городах Китая эти показатели соответственно 40 и 90, в Великобритании – 14 и 20.

Алексей Яблоков, эколог и член Научного совета Российской Академии Наук по проблемам экологии, рассказывает, что сейчас неблагополучными считаются около 14% территории страны. Более 67 млн человек проживают в условиях превышения предельно-допустимых концентраций (ПДК) по загрязнению воздуха; 27 млн человек живут в условиях пятикратного превышения ПДК, и 12 млн человек – 10-кратного превышения ПДК. «В Москве дополнительная смертность от загрязнения воздуха составляет около 5 тыс человек в год – это вдвое больше, чем смертность от автотранспорта», – приводит данные различных исследований Яблоков.

Живут в неведении

В Москве или Санкт-Петербурге загрязнение воздуха на 80% зависит от выбросов от автомобильного транспорта. Однако, согласно данным Росприроднадзора, это не самые проблематичные места на карте страны. Наибольшее количество вредных веществ в атмосферу выбрасывается в Сибирском федеральном округе, за ним следуют Уральский, Приволжский и Северо-Западный округа. Среди самых загрязненных городов России – Норильск, Москва, Санкт-Петербург и Череповец.

«Воздух – это больная тема для Красноярска: у нас постоянно объявляются так называемые режимы «черного неба», когда при неблагоприятных метеоусловиях предприятиям рекомендуют снизить выбросы. Вопрос с качеством атмосферного воздуха неоднократно поднимался на любых общественных обсуждениях, посвященных общему экологическому состоянию города, но, по большому счету, воз и ныне там», – рассказывает эколог из Красноярска Александр Колотов.

8192787028_ab3031ffba_z.jpg

«Воздух – это больная тема для Красноярска: у нас постоянно объявляются так называемые режимы «черного неба». Sergei Norin / Flickr. Некоторые права защищены.Впрочем, несмотря на тревожную статистику, большинство жителей страны не имеют доступа к данным о состоянии воздуха в их регионах: зачастую эти данные отсутствуют совсем, иногда их довольно сложно найти или разобраться в противоречащих показателях различных систем наблюдений.

Собственные системы наблюдения за качеством воздуха имеет лишь пятая часть регионов России. Однако, по словам главы Росгидромета Александра Фролова, почти в половине регионов наблюдения за воздухом носят нерегулярный характер и не позволяют обеспечить получение статистически достоверных характеристик загрязнения окружающей среды. Остальные регионы приобретают данные наблюдений у Росгидромета, имеющего более 600 постов мониторинга в 225 городах, но зачастую в бюджетах регионов не хватает денег и на эти цели. В результате, как сами регионы, так и их жители просто не имеют данных о состоянии экологии в их городе.

Впрочем, даже в тех регионах, где либо системы наблюдений Росгидромета, либо региональные системы наблюдений за качеством воздуха работают довольно хорошо, в их деятельности обнаруживается ряд проблем. Первая из них заключается в том, что показатели содержания вредных веществ в воздухе не определяют конкретное место и время замера.

Кроме того, данные систем наблюдений в регионах могут противоречить данным Росгидромета. Бывает, что станции мониторинга окружающей среды расположены в разных местах города. Зачастую представители Росгидромета обвиняют местные власти в том, что те ставят посты в изначально более «чистых» зонах: парках, на берегах рек, в пригородах, чтобы улучшить экологическую статистику. Также случается, что разные специалисты производят замеры по-разному: в результате это к получению противоположных данных, разобраться в которых жителям городов оказывается довольно сложно.

Можно ли доверять измерениям?

Тем не менее, в регионах России есть примеры того, как местные власти стараются улучшить экологический мониторинг и заняться контролем загрязнения воздуха. Так, город Дзержинск Нижегородской области, был одним из крупнейших центров страны в области химической промышленности и долгое время входил в списки самых грязных городов на планете.

Но по результатам 2014 года Министерство природных ресурсов и экологии РФ исключило город из списка 30 городов с повышенным загрязнением атмосферы.

166377.jpg

г. Карабаш - один из самых загрязненных городов на Уралах. CC Alan Gignoux / Demotix. «В самой администрации города улучшение экологической обстановки связывают с повышением экологической безопасности на промышленных предприятиях, а также усилением контроля – одновременно с этим, не принимая в расчет масштабы накопленного экологического ущерба», – сообщает местная газета «Дзержинское время».

В то же время местные экологи и журналисты в интервью изданию рассказывают, что чиновники воспользовались бюрократической уловкой, позволившей поправить статистику атмосферного воздуха. В частности, с середины 2014 года в России существенно смягчились требования по содержанию в воздухе формальдегида. В результате, снижение максимальной разовой величины ПДК вещества привело к снижению в два и более раз показателей этого вещества в воздухе целого ряда российских городов, в том числе и Дзержинска. В противоречии этим данным, исследования Росгидромета показали рост абсолютной концентрации формальдегида.

Другой пример – Владикавказ, столица Северной Осетии, жители которого, не имея полной и достоверной информации о загрязнении воздуха в регионе, платят за проведение исследований экологической обстановки независимой организации. По словам местных экологов, одним из основных загрязнителей региона выступает металлургический завод «Электроцинк», но, по данным Росприроднадзора, измерения качества воздуха вообще не проводятся в районе города, где как раз и расположено это предприятие.

В остальных районах города проводятся лишь ограниченные исследования – три раза в день, шесть дней в неделю. В результате, средние показатели загрязненности по году оказываются в норме, но отдельные замеры показывают превышение допустимых уровней по диоксиду серы, диоксиду азота и оксиду азота.

Местные экологи обвиняют предприятие в нефиксируемых ночных выбросах вредных веществ в атмосферу. Местные активисты рассказывают, что предприятие само осуществляет контроль выбросов в атмосферу вредных веществ. Другие лаборатории не проводят замеров в ночное время, а системы оповещения жителей об опасных выбросах во Владикавказе не существует. Поэтому, как рассказывают жители города, ориентироваться можно только на собственные ощущения.

В 2012 году группа местных жителей и общественных активистов даже собрала деньги на независимую экспертизу, которую провели специалисты «Центра экспертиз и изысканий» из Санкт-Петербурга. В жилых кварталах вблизи «Электроцинка» они выявили многократное превышение предельно допустимой концентрации вредных веществ в почве и воздухе.

Протесты в крупных городах

Так как в данных метеорологических наблюдений за качеством воздуха жителям регионов разобраться бывает непросто, а иногда эти данные и вовсе недоступны, жители российских городов либо протестуют против уже известных предприятий-загрязнителей и планов строительства новых объектов инфраструктуры (в том числе, автотрасс), либо сражаются за сохранение существующих зелёных зоны.

Сегодня в Москве идет целый ряд протестных кампаний против строительства в парке Дружбы, против строительства трассы через парк Кусково, против вырубки леса в Кокошкино для реализации планов по расширению Москвы

В Красноярске группа активистов-экологов вместе с местными жителями пытается отстоять лес, который строители собирались уничтожить во время подготовки к Универсиаде 2019 года. Другая группа активистов сумела добиться отмены строительства металлургического завода, благодаря протестам и удачной медиа-кампании. Теперь экологи стараются добиться запрета строительства в черте города предприятия по захоронению ядерных отходов.

Протестная эко-активность в промышленных городах

Отдельная тема – крупные промышленные города, или моногорода, жизнь которых напрямую связана с работой одного предприятия. Так как работа «грязных» предприятий зачастую жизненно необходима для социально-экономического развития города, его жители довольно неохотно выходят на протесты против основного работодателя в регионе, даже признавая высокой уровень угрозы для их здоровья.

На облако над городом норильчане дежурно реагируют: опять газище. Вроде как: опять дождь, или опять пробки. Неудобство, но не фатально.

Так, некоммерческая организация «Чистая земля» (бывш. The Blacksmith Institute) и международный Зеленый крест на протяжении десяти лет включают Норильск в десятку самых опасных для жизни городов мира. В российском списке экологически неблагоприятных городов Норильск также занимает первое место. Экологическая проблема Норильска связана с работой градообразующего предприятия «Норильский Никель». В последние годы компания активно занимается модернизацией производства: например, в 2014 году компания приняла решение закрыть самый старый никелевый завод. Тем не менее, уровень загрязнения воздуха до сих пор в десятки раз превышает среднероссийские показатели (в 25 раз выше показателей выбросов вредных веществ в Москве).

Тем не менее, как рассказывает экологический журналист Наталья Парамонова, посвятившая несколько месяцев исследованию экологической ситуации в Норильске, «несмотря на тяжелую экологическую обстановку, в Норильске нет протестных митингов, нет судебных исков в отношении комбината, а разговаривать об экологии города местные жители не хотят. Собственно, в городе большинство населения лояльно относится к комбинату. За годы существования производства сложилось единое сообщество, где город является неотъемлемой частью комбината, потому о каких-то серьезных протестах говорить сложно».

В результате, недовольство экологической ситуацией в регионе высказывается в блогах и социальных сетях. Жительница Норильска Анастасия Гарипова пишет на странице в социальной сети «ВКонтакте»: «Про завод всем известно, что он травит Норильск. Что газ загубил все окрестные лесочки, и вместо нормальной тундры в промзоне теперь лысое поле с редким сухостоем. О своем здоровье норильчане предпочитают не думать лишний раз, на облако над городом реагируют дежурно: опять газище, мол. Вроде как: опять дождь, или опять пробки. Неудобство, но не фатально».

«Если выйти на улицу в наугад выбранный день, то, по моим субъективным оценкам, с вероятностью 30-40% можно ощутить во рту характерный привкус диоксида серы или других выбросов, – отмечает в интервью газете «Полярная звезда» житель города Роман Мельников. – Иногда даже на улицу выходить не надо, так как «норильский газ» (как его здесь называют) часто проникает в квартиры сквозь закрытые форточки. Но газ – это не единственный источник загрязнения окружающей среды и лёгких норильчан. Есть ещё рудная пыль, которая выбрасывается из вентиляционных стволов рудников и оседает в неподходящих для этого местах».

Что сделано. Что еще предстоит…

На протяжении последних нескольких лет Минприроды проводит реформу природоохранного законодательства в России, модернизируя старые законы и принимая новые. Так, по словам главы министерства Сергея Донского, в прошлом году был принят закон, стимулирующий переход российской экономики на наилучшие доступные технологии (НДТ), в том числе сфере охраны атмосферного воздуха.

До 2017 года министерство намерено поставить приборы контроля на все крупнейшие источники загрязнения на предприятиях в России, информация от которых должна быть доступна как контролирующим органам, так и гражданам. Эксперты полагают, что подобный мониторинг положит конец незарегистрированным, например, ночным выбросам, источник которых бывает довольно сложно установить. Подобные ситуации довольно регулярно происходят даже в Москве.

401140376_6380c85252_z.jpg

«В Москве дополнительная смертность от загрязнения воздуха составляет около 5 тыс человек в год». Florence N / Flickr. Некоторые права защищены.Большая часть экспертов положительно оценивает идущую реформу природоохранного законодательства, в том числе и в области качества воздуха, в основном ставя вопросы о перспективах правоприменения в различных регионах России. Во-первых, в городах, где несколько крупных предприятий играют важную роль для жизни региона или имеют хорошие связи с местной администрацией, надзорные органы могут попросту «закрыть глаза» на нарушения. В то же время, предприятие может «откупиться» от проверяющих органов или бесконечно платить низкие штрафы. Во-вторых, существует необходимость принимать в расчет действия по охране атмосферного воздуха при городском планировании. Пока же большинство российских городов этого не делают.

В-третьих, одним из направлений для дальнейшей работы, по мнению экологов, является дальнейшее вовлечение жителей и общественных групп в принятие решений о вопросах и приоритетах экологической и градостроительной политики в городах. Сегодня общественные советы и слушания часто носят формальный характер.

«Права граждан на участие в вопросах городского развития были официально прописаны много лет назад, но возможности людей ограничиваются самими же органами власти, которые проводят процедуры публичных слушаний: ненадлежаще информируют, формально исполняют требования законодательства, при возможности пользуются его недостатками, применяют административный ресурс и фальсифицируют результаты»,— говорит юрист санкт-петербургского экологического правозащитного центра «Беллона» Артем Алексеев.

Новая напасть

Для большинства российских городов наиболее опасным источником загрязнения воздуха становится автомобильный транспорт. Власти отдельных городов начинают внедрять меры по ограничению использования определенных видов транспорта и топлива, не соответствующих экологическим стандартам; власти также развивают пешеходную и велосипедную инфраструктуру, а также модернизируют систему общественного транспорта. Однако результаты этих действий пока приживаются довольно медленно, в том числе и из-за сопротивления ряда групп населения (в первую очередь, автомобилистов).

Борис Ревич, возглавляющий лабораторию прогнозирования качества окружающей среды и здоровья населения в Институте народнохозяйственного прогнозирования РАН, говорит, что концентрация в воздухе мелкодисперсных частиц служит причиной порядка 40 тыс смертей в год. Особые риски возникают для групп населения, живущих вдоль крупных автомагистралей. Например, поток транспорта, проезжающий по Третьему транспортному кольцу, создает угрозы здоровью порядка 1,25 млн жителей Москвы.

300 дополнительных автомобилей в течение трех месяцев дают одну дополнительную смерть

Алексей Яблоков приводит пример Новосибирска, где наблюдается прямая зависимость между концентрацией в воздухе выбросов от автотранспорта и смертностью населения: «Чем больше аэрозолей в воздухе, тем больше смертей: в среднем, 300 дополнительных автомобилей в течение трех месяцев дают одну дополнительную смерть», – утверждает эколог.

По мнению экспертов, в российских городах пока еще не появилась «критическая масса» жителей, способных противопоставить аргументы в защиту экологии города сообществу автомобилистов, хорошо организованному и успешно лоббирующему свои интересы (например, в вопросах правил парковки, строительства пешеходных улиц).

Директор института экономики транспорта и транспортной политики Высшей Школы Экономики Михаил Блинкин говорит, что вопрос владения частным автомобилем для многих россиян по-прежнему является вопросом демонстрации статуса – потребительский потенциал авторынка еще далек от насыщения. «Многие жители столицы, обитающие на окраине города в маленьких съемных квартирах и проводящие по 8-10 часов в день в офисах в центре Москвы, буквально «живут» в своих комфортных автомобилях, проводя в них по 2-4 часа в день. Там им комфортно, они слушают музыку, которая им нравится, буквально «живя» в собственном пространстве, которого, кроме как в автомобиле, у них нет».

По мнению эксперта, для того, чтобы начать говорить о смене потребительской парадигмы, необходимо заняться развитием удобного, быстрого и комфортного общественного транспорта (московское метро, к примеру, уже перегружено). В противовес позиции московских властей, Михаил Блинкин выступает против строительства дорог и развязок как решения проблемы пробок и улучшения экологической ситуации в городе. Он полагает, что строительство новых дорог и развязок стимулирует жителей к покупке новых автомобилей, что выводит проблему на новый виток. Вместо этого, эксперт выступает за ограничительные меры, такие как платные парковки, уже введенные в Москве и Санкт-Петербурге.

Также эксперты предлагают вводить запреты на въезд в центр автотранспортных средств, не отвечающих экологическим стандартам по топливу, а экологические организации продолжают проводить общественные компании в поддержку велосипедного или общественного транспорта. Под давлением активистов ряд российских городов всерьез занялся развитием велосипедной инфраструктуры.

Однако большинство экологов и исследователей все равно склонны полагать, что для серьезных изменений, в частности, принятия автомобилистами ограничений со стороны городских властей в области владения и использования автомобилем, а также снижения объема покупок новых автомобилей, должны пройти многие годы. Ключевым фактором здесь должно стать прежде всего изменение ценностных установок в обществе.

Первая фотография: г. Карабаш. CC Alan Gignoux / Demotix.

Had enough of ‘alternative facts’? openDemocracy is different Join the conversation: get our weekly email

Комментарии

Мы будем рады получить Ваши комментарии. Пожалуйста, ознакомьтесь с нашим справочником по комментированию, если у Вас есть вопросы
Audio available Bookmark Check Language Close Comments Download Facebook Link Email Newsletter Newsletter Play Print Share Twitter Youtube Search Instagram