ОД "Русская версия"

Днепр: за кадром трагедии

17 января в Днепре официально завершили поисково-спасательную операцию. В результате попадания российской ракеты в жилой дом погибло как минимум 45 человек, еще около 20 числятся пропавшими без вести. О том, как живет город после трагедии и кто помогает оставшимся без крова – в репортаже oDR.

Григорий Глоба
19 января 2023, 9.11

(c) Sipa US / Alamy Stock Photo. Все права защищены

Долгое время Днепр считался одним из самых спокойных городов охваченной войной страны.

Украинский фантаст Олег Ладыженский, эвакуируясь из прифронтового Харькова год назад, удивлялся:

"Тут – снова мирная жизнь. Ну, почти мирная. По сравнению с Харьковом. Люди и автомобили на улицах, работают магазины, ездят маршрутки и автобусы, ничего нигде не взрывается. После пустых улиц, воя сирен, пролетающих над головой самолетов и ракет, это кажется противоестественным".

Поэтому ежедневные воздушные тревоги большинство горожан привыкло игнорировать – да и современные бомбоубежища есть далеко не во всех районах города. Первоначальная паника, когда толпа штурмовала эвакуационные поезда, быстро прошла. Многие, уехавшие на запад Украины или за рубеж, возвращались в безопасный Днепр. С тротуаров постепенно убирали поставленные год назад противотанковые ежи и баррикады из мешков с песком.

Психоз первых дней войны, когда впечатлительные граждане выискивали на асфальте метки для бомбардировщиков, демонтировали спутниковые антенны, "дабы по ним не наводились вражеские ракеты", или доносили в полицию на соседку, приняв фитолампу за зловещие сигналы противнику, уже к осени предпочли стеснительно забыть.

Похожие материалы

2HTE59R.jpg
С начала войны украинские железные дороги – Укрзалізниця (УЗ) – вывезли тысячи украинцев из-под бомбежек и обстрелов и перебросили сотни воинских подразделений ВСУ. При этом машинисты, проводники, диспетчеры и технический персонал часто работают без выходных и с риском для собственной жизни.

Конечно, время от времени "прилетало" и здесь. Первыми жертвами стали пожарные, оказавшиеся в разбомбленном аэропорту перед повторным ударом. Страдали и гибли горожане, жившие неподалеку от военного завода "Южмаш", Вагоноремонтного и других стратегических предприятий, ставших целями бомбардировок.

Похоронки, некрологи и извещения о пропавших без вести, массово сыпавшиеся после каждого крупного сражения на фронте, также не давали забыть, что здешнее спокойствие относительно.

Но трагедия, произошедшая 14 января в результате попадания российской ракеты в жилой многоквартирный дом, стала одной из самых тяжелых: погибшими значатся 45 человек, в том числе шестеро детей. Более 20 человек считаются пропавшими без вести. Десятки других находятся в больнице с тяжелыми травмами, и возвращаться им некуда – от их квартир в доме №118 на набережной Победы ничего не осталось.

Остальным жителям этого дома, которые физически не пострадали, тоже несладко: во всем доме отсутствует вода, свет и отопление, выбиты окна. Пока степень повреждений оценивают, временное укрытие оборудовано в соседней школе.

Снимок экрана 2023-01-18 в 10.06.50

Городу еще предстоит решить вопрос с жильем для всех пострадавших

|

Фото: Суспільне Новини, Youtube

Переполненный город

"Несколько соседних подъездов тоже отселят. Куда отселят? В никуда, в переполненный переселенцами город, в шелтеры и гостиницы, на матрацы на пол по десять человек в комнате. Извините, это город, где строят торговые центры и платные парковки, и я очень удивлюсь, если людям дадут новые квартиры, – прогнозирует Стас Теплов, администратор сообщества "События Днепропетровска и области" в Facebook. – Некоторое время им будут помогать все. Потом меньше, потом еще меньше. Кому-то помогут родственники, кто-то сможет снять квартиру и начнет жизнь с нуля, кто-то купит жилье, потом некоторым перестанут помогать родственники, кто-то окажется наедине со своей бедой и поймет, что теперь они беженцы в своем городе".

С началом войны Теплов, ранее SMM-консультант и блогер, занялся строительством социального жилья для беженцев. Он с группой единомышленников выкупает и ремонтирует заброшенные дачи в окрестностях города.

"Если в результате последнего удара вам оперативно нужно будет где-то разместиться или по каким то причинам соответствующие структуры не смогли разместить вас или ваших родных, пишите. Прямо сейчас я говорю с теми, кто готов поселить, прикидываю, кто есть из волонтеров в соседних областях", – предлагает помощь Теплов. Он и еще сотни жителей Днепра пытаются всячески посодействовать тем, кто пережил атаку: от участия в разборе завалов до лечения пострадавших домашних животных.

Город за почти 11 месяцев войны принял и разместил у себя сотни нуждающихся из других регионов: в городской библиотеке – беженцев из Мариуполя. В ранее пустовавшем здании на проспекте – беженцев из Лисичанска. Инвалиды из "Общества слепых", которые сами нуждаются в помощи от государства, поселили в своем помещении несколько десятков беженцев из Харькова, Краматорска, Бахмута и других городов. В ранее пустых окнах захиревшего Института минеральных ресурсов ныне сохнет белье, а у дверей разгружаются машины с гуманитарной помощью.

При этом сами горожане призывают государство помогать активнее:

"Почему временную крышу над головой предлагает только частная инициатива, на примере нескольких отелей? Почему государство, которое люди защищают ценой своей жизни, не обеспечивает жильем людей, которые теряют свои дома? – удивляется днепрянка Регина Адеева. – Почему при десятках тысяч пустующих квадратных метров новых жилых комплексов тяжело найти жилье для потерявших кров, зато мэрия только за половину января заключила контрактов на 35 млн. бюджетных гривен на пиар своей деятельности в СМИ?"

Похожими вопросами в городе задаются многие. Особенно учитывая то, что с завершением спасательной операции общественное внимание переключилось на другие темы: на новости с фронта, в том числе с осажденного Бахмута и Соледара, на гибель министра МВД Украины в результате крушения вертолета, на политические скандалы, связанные с отставкой Алексея Арестовича.

2M9059K_2_DEPFUk0.width-2050

Стихийный мемориал в память о погибших

|

(c) Viktoria Kotliarchuk / Alamy Stock Photo. All rights reserved

"После удара 14 января – всплеск панических атак"

"До войны к психологу шли с проблемами самооценки и другими житейскими вопросами. Сейчас – с тревожностью, она выросла до гигантских размеров, поголовно у всех, – делится опытом психотерапевт Сергей Больчунас. – У подростков, особенно у девочек – депрессия, на ее почве – расстройство пищевого поведения. После удара 14 января – всплеск панических атак. Паническая атака сама по себе не несет критических последствий, но свидетельствует о перегрузке психики.

Когда человек постоянно сидит в негативных новостях, много читает о ситуации, которую не может никак контролировать, это создает страшное внутреннее напряжение, совершенно деструктивное, потому что оно отбирает возможность действовать даже на том уровне, где человек мог бы что-то сделать. Это напряжение выливается в агрессию. Человек ненавидит тех, кто запускает ракеты – но раздражается и орет на своих близких. Это приводит к заболеваниям".

Больницы Днепра, по словам Больчунаса, помимо раненных, переполнены людьми с инфарктами, инсультами, гипертонией, обострением язвы и психосоматическими заболеваниями. В такой экстремальной и стрессовой ситуации психотерапевт советует делать то, что доступно каждому на его личном уровне: "Даже маленькое воздействие влияет на ситуацию в целом".

oDR openDemocracy is different Join the conversation: get our weekly email
Audio available Bookmark Check Language Close Comments Download Facebook Link Email Newsletter Newsletter Play Print Share Twitter Youtube Search Instagram WhatsApp yourData