ОД "Русская версия": Feature

От протеста к смуте: Казахстан в борьбе за справедливость и лучшую жизнь

В Казахстане протесты переросли в вооруженный бунт. Граждане по-разному относятся к действиям власти, но сама власть не смогла дать внятных объяснений ни произошедшему, ни своим действиям.

Дмитрий Мазоренко Алмас Кайсар
14 января 2022, 9.42
Марш движения Oyan, Kazakhstan.
|
Фото: Дмитрий Мазоренко.

Протесты, вызванные резким повышением цен на сжиженный газ, начались в Казахстане 2 января. В Мангистауской области протесты поддержали рабочие нефтяных и горнорудных предприятий, жители городов и поселков. В следующие 4-6 дней протестные акции были поддержаны во многих городах и регионах страны. В некоторых они переросли в вооруженные налеты на здания и инфраструктуру (кто именно стоит за этими налетами и кто именно в них участвовал пока достоверно неизвестно).

Общность недовольных

Вечером 4 января группа молодых людей из политического движения Oyan, Kazakhstan (Проснись, Казахстан) стала собираться в Алматы у Парка первого президента – одного из многочисленных "сакральных мест", созданных авторитарным режимом Нурсултана Назарбаева в последние 30 лет. Политические активисты стояли под сильным дождем, надеясь, что горожане откликнутся на их очередной призыв поддержать митингующих в Мангистауской области.

Ожидая других демонстрантов, они с тревогой поглядывали на фотографирующего их мужчину, подозревая в нем сотрудника Комитета национальной безопасности. Уже тогда люди ощутили – полиция здесь не для того, чтобы их защищать.

Спустя некоторое время к активистам присоединилась большая группа мужчин, часть из которых была известна как молодые национал-патриоты, прежде конфликтовавшие с Oyan, Kazakhstan. Идеологические различия в тот вечер потеряли значение.

Вместе они прошли маршем по небольшой улице и вскоре были остановлены полицией. Затем часть убежала, часть отпустили, другую часть задержали, перед этим избив, или, причиняя боль, тащили по асфальту.

Те активисты, которым удалось уйти от полиции, чуть позже присоединились к другой группе протестующих почти на окраине Алматы. Митинг возле спорткомплекса Almaty Arena был организован незарегистрированной Демократической партией Казахстана.

Однако часть собравшихся там людей вовсе не принадлежит к какой-либо политической организации или движению, а к лидеру Демократической партии Казахстана Жанболату Мамаю относятся с опаской, объясняя свой скепсис его возможной аффиллированностью с властями. Сам Мамай, недавно судившийся с бывшим акимом Алматы Бауыржаном Байбеком, впрочем, неоднократно отрицал подобные обвинения.

После нескольких часов митинга, все пришедшие отправились в 18-километровый путь до здания администрации города. Колонна казалась бесконечной – ее начала и конца не было видно. Люди шли вперемешку с машинами. Из многих машин были вывешены флаги, а на багажниках сидели демонстранты. Иногда они пели гимн страны и скандировали "Алга, Казахстан!". Жители ближайших домов приветствовали их с балконов, выносили воду и медицинские маски.

3.jpg
Шествие протестующих по улице Абая. | Фото: Алмас Кайсар.

Ночь волнений

На протяжении всего пути протестующие воодушевленно общались. Они делились переживаниями и находили солидарность в главном требовании − не просто в снижении цен на газ, но в изменении всей политической системы.

В течение долгих лет занятая лишь своим собственным обогащением властная элита смогла предложить гражданам лишь бесправие, социальную уязвимость и нищету. "Семья Назарбаевых нас все время обворовывает! Ощущение, что мы живем только чтобы кормить их. Вы ведь тоже этим недовольны?", − негодовал один из участников марша.

Теперь несколько тысяч человек готовились заявить о своем недовольстве на площади рядом с акиматом. Среди них были члены политических движений, работники сервисных секторов экономики, безработная молодежь с периферии города, внутренние мигранты и немного представителей городского среднего класса. Основной костяк протестующих, по словам социолога Серика Бейсембаева, исследователя протестов в Казахстане, – это молодые мужчины, казахи в возрасте от 20 до 40 лет (к этим выводам Бейсембаев пришел как на основании своих предыдущих исследований в протестных регионах, так и в ходе изучения видео- и фотоматериалов в дни протеста).

Когда шествовавшие добрались до площади Республики, они заполонили все ее пространство. Полиция незамедлительно дала собравшимся отпор, применяя щиты и дубинки. Вдобавок силовики стали бросать светошумовые гранаты и распылили слезоточивый газ, который ощущался даже за несколько кварталов от площади.

Часть протестующих принялась вырывать из земли штандарты, установленные в честь тридцатилетия независимости Казахстана – и наносить ими ответные удары. Затем в ход пошли палки, отобранные у силовиков щиты и брусчатка, обильно выложенная двумя предыдущими акимами в Старом центре города.

4.jpg
Столкновения демонстрантов с полицией на площади Республики. Алматы, ночь с 4 на 5 января 2022. | Фото: Алмас Кайсар.

Вскоре пошел слух, что к протестующим направляются военные. "Не убегайте! Зачем пришли?", − обращались некоторые из них к отступающим. Кто-то дал команду, и толпа начала штурмовать кордоны. Другие стали перемещаться в сторону площади Астана, где во времена СССР располагалось правительство Казахской советской республики. Несколько часов они собирали силы, чтобы затем вновь вступить в схватку с полицией.

После полуночи группа из нескольких молодых мужчин раздобыла грузовик, и он поехал в авангарде протеста, сконцентрированного возле акимата. На крышу взобрались люди, держа в руках казахстанский флаг. Почти сразу мимо пронеслась группа протестующих с плакатами: "Народ проснулся!", "В отставку правительство!", "Банки высасывают народ!", "Против повышения цен!". Демонстранты ликовали.

Всю ночь протестующие сопротивлялись силовикам. Их постоянно теснили, из-за чего они разбрелись по разным частям города. По мере увеличения взрывов светошумовых гранат росла и сила отпора − группы молодых мужчин принялись громить полицейские машины. Они получали ранения, некоторых увозили на подъезжавших автомобилях. Но недовольные не думали расходиться и по-прежнему стояли на площади.

В ночь на 5 января президент Касым-Жомарт Токаев ввел в Алматы чрезвычайное положение, которое будет действовать до полуночи 19 января. Токаев также поручил снизить предельные цены на газ, начать регулировать стоимость горюче-смазочных материалов и товаров первой необходимости. Вместе с этим он ввел полугодичный мораторий на рост коммунальных тарифов. К утру 6 января дополнительно было объявлено, что правительство ушло в отставку.

Площадь в огне

Протестующих это не удовлетворило и утром они решили продолжить наступление. В центре Алматы не открылось большинство магазинов, кафе и отделений банков. Общественный транспорт не вышел на линии, а такси продолжало быть недоступным из-за блокировки интернета. Площадь республики оказалась оцеплена военными на бронетранспортерах. На земле были видны следы крови.

Ближе ко второй половине дня образовалось еще одно крупное шествие, но уже на другой важной для города улице − Толе би. Оно сложилось спонтанно из случайных жителей ближайших домов и районов. Другую его часть составляли те, кто предыдущим вечером участвовал в столкновениях возле акимата. Их требования разнились: некоторые вышли на улицу из-за проблем с жильем и кредитами, другие − за поднятие заработной платы.

Захват акимата Алматы, 5 января 2022. Видео: Алмас Кайсар.

В толпе появлялись люди в военном или полицейском обмундировании. В социальных сетях было немало слухов от очевидцев, что отдельные полицейские и военные переходили на сторону протестующих. Они делились экипировкой с другими шествующими, чтобы меньше отличаться, полагали наблюдатели. Но выяснить, насколько достоверна эта информация, нам не удалось.

Отдельные демонстранты вызывали у других протестующих возмущение и страх своим внешним видом: их легко было принять за приверженцев радикальных религиозных течений. Бородатого мужчину с дорожной сумкой окружили и потребовали показать ее содержимое: "Это не ваххабит? Что он несет?". В сумке, однако, не оказалось ничего серьезного. Всего среди шествующих промелькнуло порядка 10 таких мужчин.

По дороге небольшая группа демонстрантов отделилась от общей колонны, они бросились разбивать стекла в одном из филиалов правящей партии "Нур Отан". Вскоре это помещение загорелось. Позднее участники марша решили перекрыть дорогу, чтобы затруднить органам правопорядка движение. В поисках сотрудников полиции они время от времени блокировали машины скорой помощи, в которых, по их мнению, могли находиться силовики, но не обнаружив в них полицейских, давали скорым дорогу.

Затем демонстранты принялись строить баррикады из плит, брусчатки и других подручных средств на все той же улице Толе би. "Со времен 1986 года такого не было!", − удивлялись всему происходящему очевидцы. В тот год протестующие не менее ожесточенно оспаривали решение центральных властей назначить на пост главы Казахской советской республики Геннадия Колбина – этнического русского, никогда не жившего в Казахстане.

Протестующие тем временем восклицали: "Оян, Казахстан!", позаимствовав этот лозунг у одноименного политического движения. От них отделялись разные группы, которые штурмовали различные объекты, били окна и выводили из строя камеры наружного наблюдения. Мирные протестующие старались сдерживать их пыл, но получалось не всегда. В окрестностях распыляли слезоточивый газ. Среди людей пронесся слух, что его распыляют с крыш окружающих зданий.

Постепенно шествующие дошли до площади Республики, которая уже была занята другими протестующими. Из акимата вылетали петарды, светошумовые гранаты и слезоточивый газ. Несколько групп мужчин выбили окна и двери, а затем вошли внутрь.

5.jpg
Демонстранты перед зданием захваченного акимата Алматы. 5 января 2022. | Фото: Алмас Кайсар.

Военные покидали здание с поднятыми руками. Их сразу окружала толпа. Одна половина митингующих требовала избить их, а другая удерживала первую от насилия. "Мы здесь не с целью уничтожить здание, нам нужны политические перемены, улучшение качества жизни!", − объясняли демонстранты. Было немало случаев, когда протестующие хватали наступающих солдат и, выводя из толпы, обезоруживали.

Из акимата выбрасывали документы, папки и бумаги. Внутренние помещения стали громить. Что-то вызвало пожар в одном из кабинетов на первом этаже. Некоторые из протестующих пытались его потушить.. С Монумента независимости были слышны аплодисменты. "Шал, кет!" ("Старик, уходи!"), − скандировали люди.

Позднее со стороны резиденции президента начали раздаваться глухие звуки автоматных очередей. Кварталом ниже остановилась группа людей на военном грузовике. Они набрали группу молодежи и, стуча оружием о края грузовика, направились к резиденции. За ними хлынули и другие протестующие. Автоматная стрельба не прекращалась.

Были раненые, их переносили подальше от выстрелов. Кто-то говорил о гибели нескольких человек. Часть находящихся на площади была уверена, что когда близко подходишь к силовикам – стреляют боевыми патронами. Другая часть говорила: стреляют резиновыми пулями по ногам. Густой туман все сильнее охватывал соседние улицы.

К вечеру недалеко от акимата начали появляться баррикады. Это, вероятно, и был тот момент, когда протест перешел в вооруженный бунт. Очевидцы стали сообщать о разграблениях оружейных магазинов и нападении на полицейские участки. Люди с огнестрельным оружием начали вытеснять с улиц мирных протестующих. Поступали первые сообщения об убитых, но проверить их было невозможно: в департаменте полиции города никто не отвечал на звонки.

Подходы к резиденции тем временем были переполнены молодыми мужчинами. Пожар в акимате разгорался все сильнее. Вскоре огонь полыхал и в зданиях государственных телеканалов, расположенных напротив акимата. Казалось будто вся площадь тонет в пламени.

От протестов к вооруженным бунтам

Чуть позже стало известно о поджоге здания прокуратуры. Ночью неизвестные взялись захватывать разные объекты, включая больницы и аэропорт. Нападение произошло и на отделение полиции города. Вооруженных людей возле административных зданий становилось больше.

Точно неизвестно, из кого состояли группы налетчиков. Но в Алматы, по данным министерства внутренних дел, оперировали экстремисты, криминальные группировки и мародеры. Также неизвестно, кто и на каких условиях ими руководил, и были ли они связаны друг с другом. Сейчас ведомство ведет расследование, чтобы установить эти факты.

Ленты социальных сетей заполонили фото и видео разграбления торговых бутиков, ресторанов и банков. Полиции и военных в округе становилось все меньше. Очевидцы заметили, что мародерам почти никто не противодействует.

10 января действующий президент Казахстана Касым-Жомарт Токаев заявил, что вооруженные бунты нанесли экономике ущерб в $2-3 млрд.

Похожие бунты прокатились и по многим другим частям Казахстана. Активное противодействие захватчикам велось еще в нескольких регионах: Жамбылской, Кызылординской и Алматинской областях. Также были сожжены три полицейских здания и областной акимат. В городе Актобе в западной части Казахстана, были разрушены три этажа областного акимата. В Талдыкоргане, недалеко от Алматы, налетчики попытались захватить тюрьму, но не смогли.

Фото: Татьяна Чекрыгина / Alamy Stock Photo. Все права защищены.
Сожженные в ходе протеста автомобили. Тараз, 7 января 2022.

Против интервенции

В ночь на 6 января режим чрезвычайного положения был распространен на весь Казахстан. Параллельно Токаев обратился к главам-государств ОДКБ с просьбой ввести войска в Казахстан. Первыми откликнулись президенты России и Беларуси. Вскоре к ним присоединились войска Армении, Таджикистана и Кыргызстана.

Военных десантировали на ограниченный период времени для защиты государственных объектов. Многие граждане восприняли это как угрозу для суверенитета и повод для конфликта в отношениях между двумя крупными этносами − казахами и русскими.

У них были основания. Несмотря на всплеск насилия и погромов в Алматы и еще нескольких областях, в других частях Казахстана митинги продолжали быть мирными вплоть до 8 января. 6 и 7 января на центральных площадях административных центров оставались тысячи людей − мужчин и женщин разных возрастов. Они опасались, что формирования ОДКБ начнут применять к ним силу, выходящую за рамки допустимого. Это могло произойти из-за недавнего, ничем не обоснованного скандала по поводу притеснения этнических русских в Казахстане.

Все они хотели лишь одного: покончить с режимом Назарбаева и попытаться начать новую, благополучную жизнь. "Нет людей, которые стоят тут от безделья. У всех есть семьи. Тут многие живут тяжело. Цены на жилье неподъемные, продукты − дорогие, зарплат − нет, безработица. Такого не должно быть, власти должны контролировать такое", − говорили протестующие в Актау на третий день митинга. Национальный вопрос никем не ставился.

Особую выдержку проявили жители западной части страны − исходной точки протестов. Попытки начать столкновения или погромы в городах Актау, Атырау и Жанаозене решительно пресекались протестующими. В Актобе, как утверждали очевидцы и распространенные ими видеоролики, даже полицейские ненадолго перешли на их сторону.

В ночь на 6 января, запрашивая поддержку у ОДКБ, президент Токаев безапелляционно заявил, что на граждан Казахстана напали террористы.

9.jpg
Президент Казахстана Касым-Жомарт Токаев во время обращения к народу 5 января. | Фото: akorda.kz.

Токаеву вторили провластные эксперты: якобы, без войск ОДКБ Алматы превратился бы в исламский халифат. В городе начались бы массовые казни и изнасилования женщин. При этом никто не пытался дать ответ, почему Казахстан с численностью вооруженных сил свыше 70 тысяч человек оказался не способен дать отпор 20 тысячам нападавших, о которых заявлял президент.

Ни эксперты, ни президент, ни силовики не объяснили, что именно позволяет квалифицировать налетчиков как "террористов". Во время задержания в личных вещах некоторых из них находили религиозную литературу. Пока это был единственный атрибут, предъявленный в качестве доказательств. Но то, почему эта литература была названа экстремистской до проведения экспертизы, тоже никто прояснять не стал.

Такое намеренно невнятное использование термина позволяет создать опасную интерпретацию: под категорию “террорист” могут попасть мирные демонстранты, журналисты и правозащитники. После выступления Токаева многие из этих людей выразили в социальных сетях беспокойство тем, что окончание “антитеррористической” операции завершится репрессивным поворотом.

Во второй половине дня 6 января к зданию акимата стали стекаться активисты. Часть из них убирала мусор, а другая присоединилась к ней, держа в руках транспаранты с надписями "Токаев, уводи войска (ОДКБ), мы − мирный народ", и "Мы − жители Алматы, мы не террористы". Спустя несколько часов как минимум один из этих протестующих будет застрелен.

10.jpg
Мирные протестующие на площади 6 января. | Фото: Facebook.

Определяя виновных

С 7 января президент и его подчиненные начали предлагать более детальную дифференциацию участников событий. Помимо мирных протестующих были выделены сторонники радикальных религиозных течений, преступные группировки и мародеры.

Официально обвинения в вооруженных бунтах были предъявлены радикальным религиозным течениям и преступникам. Зрителям государственных телеканалов транслировали видеоролики, в которых задержанные признаются, что они иностранцы и приехали в Казахстан устраивать беспорядки за деньги.

Одним из задержанных оказался гражданин Кыргызстана, джазовый музыкант Викрам Рузахунов. На видео он признавался, что за участие в погромах ему якобы заплатили чуть больше $200. После освобождения из-под стражи он объяснит, что таким образом пытался добиться депортации домой. И если бы не усилия гражданского общества и министерства внутренних дел Кыргызстана, ему мог бы грозить тюремный срок. Еще 38 граждан Кыргызстана были задержаны в рамках проверочных мероприятий, но вскоре освобождены.

Параллельно эксперты рассуждали о том, что в стране происходит не схватка с террористами, а столкновение двух политических кланов. В прессе появились доводы, нуждающиеся в дополнительной проверке, о том, что за беспорядками стоят Самат Абиш, первый зампред Комитета национальной безопасности и бизнесмен Кайрат Сатыбалды. Оба − племянники Назарбаева.

Но 6 января вместо Абиша и Сатыбалды был задержан глава КНБ Карим Масимов, подозреваемый в государственной измене. Вместе с ним с должностей были сняты несколько его заместителей. Про Абиша и Сатыбалды ничего не говорилось. А 10 января несколько высокопоставленных сотрудников КНБ и местной полиции были найдены мертвыми у себя дома и на рабочих местах.

Уже 11 января президент Касым-Жомарт Токаев обвинит КНБ в игнорировании террористической угрозы. Как будет установлено правоохранительными органами, часть региональных руководителей ведомства добровольно сдала свои отделения нападавшим. В том же, по данным журналистов, подозревался как минимум один руководитель полицейской службы в городе Тараз. По пока неподтвержденной информации, он покончил с собой, ожидая обвинения в госизмене.

RIAN_6737341.LR.ru.jpg
Сотрудники полиции дежурят на одной из улиц в Нур-Султане. 7 января 2022. | Фото: Абзал Калиев / РИА Новости. Все права защищены.

Забыть про людей

С 6 по 10 января в Алматы продолжались перестрелки между силовиками и налетчиками, которых государство называет организованной террористической силой. Сначала они охватывали порядка 5-6 районов города, а затем были вытеснены на периферию. В городе не работал интернет. Наблюдались проблемы с продовольствием и коммунальными службами. Были отключены или разрушены банкоматы. Горожан охватил ужас из-за отсутствия информации и неутихающей стрельбы.

Большинство людей не выходили из дома, однако некоторые отважились вступить в дружины, чтобы собирать мусор и восстанавливать городскую инфраструктуру. Другие, преимущественно в поселках близ Алматы, создавали патрули из местных жителей, чтобы пресекать грабежи со стороны заполонивших их улицы незнакомцев.

Люди, которым необходимо было перебираться из одного района города в другой , все время находились в опасности. Вооруженные группировки (их состав пока не установлен) нападали и на них. Известно, к примеру, о гибели сына ректора Казахстанского национального университета Эльдара Туймебаева, а также о смерти двух детей в результате огнестрельных ранений.

Общее количество жертв среди мирных граждан до сих пор не установлено. 9 января одна из государственных информационных служб, ссылаясь на министерство здравоохранения, заявила о 164 погибших с начала протестов. Позднее ведомство отвергло эти данные и не спешит публиковать новые. Известно только, что на 9 января пострадало свыше 2200 человек. 83 из них находились в тяжелом состоянии.

К утру 11 января задержаны были почти 10 000 человек. Но в МВД не всегда уточняют, имелось ли у людей оружие или ценные вещи на момент задержания. Поэтому о числе задержанных без веских оснований достоверной информации нет.

С восстановлением интернета стало известно об арестах активистов и по меньшей мере трех журналистов. Как минимум 4 журналиста в Актюбинской области были вызваны на допрос. Правозащитники не исключают, что задержаний и допросов может стать больше.

Несмотря на многочисленные жертвы среди гражданского населения, основное внимание государство придает потере 16-ти силовиков. Президент произносит хвалебные речи отважным полицейским. Семьям погибших обещают бесплатные квартиры и материальную помощь. Обычным людям же достаются дежурные соболезнования.

Не менее дежурными выглядят и обещания президента, призванные предотвратить вспышки протестов в будущем. Токаев пообещал пересмотреть социальную политику, создать общественный фонд "Народу Казахстана" и усилить правоохранительную систему. Все выглядит так, будто элитам предложили платить ренту за бесправное население, а людям − подчиняться за большее жалование.

Политический порядок, выстроенный некогда Назарбаевым, выглядит пока невредимым. Запросы и ценность людей в нем всегда казались незначительными по сравнению с интересами элит. Токаев, запрашивая войска у ОДКБ, намеревался защищать именно власть. Он говорил: "власть не падет", а сторона Назарбаева добавляла: "она монолитна".

Несмотря на разрушение памятника Назарбаеву в Талдыкоргане и побитые таблички с улицами, названными в его честь, Токаев продолжает вторить бывшему президенту. Непопулярные инициативы следуют не от него, а от третьих лиц − излюбленный трюк Назарбаева. Парламентарии далеки от того, чтобы остановить ритуальную демонстрацию лояльности. А провластные эксперты, говоря о необходимости отказаться от культа начальника, все же восхваляют его крепкую руку.

Эксперты предрекают, что в следующий раз цена невыученного урока может оказаться для страны слишком высокой. Если мы будем слишком полагаться на персону − Токаева, повторяющего многие действия Назарбаева – а не на собственное политическое участие, то вполне будем способны совершить еще одну ошибку.

oDR openDemocracy is different Join the conversation: get our weekly email

Комментарии

Мы будем рады получить Ваши комментарии. Пожалуйста, ознакомьтесь с нашим справочником по комментированию, если у Вас есть вопросы
Audio available Bookmark Check Language Close Comments Download Facebook Link Email Newsletter Newsletter Play Print Share Twitter Youtube Search Instagram WhatsApp yourData