ОД "Русская версия"

Калечащие операции, насилие и дискриминация: как в Казахстане живется трансгендерным людям

В Казахстане трансгендерные люди имеют право на операцию по смене пола - и оказываются ограниченными в доступе ко всем остальным правам.

Жанна Байтелова
21 March 2019
Виктория Рай
|
Фото предоставлено героиней материала

В Казахстане трансгендерная девушка судится с крупнейшим банком страны: менеджер банка отказалась обслуживать клиентку, когда та предъявила ей документы на мужское имя. Конечно, в Казахстане ситуация с соблюдением прав ЛГБТ, и в частности трансгендерных людей много лучше на фоне откровенного преследования в Чечне – но как и во всей Центральной Азии в Казахстане существует узаконенное ущемление прав и свобод ЛГБТ.

У стран Центральной Азии много общего: запрещены однополые браки и не признаются однополые партнерства, также запрещено усыновление детей однополыми партнерами. В этих странах представителей ЛГБТ законодательно дискриминируют даже на службе в армии – им просто запрещено нести службу или работать в правоохранительных органах. Более того, в странах Центральной Азии нет антидискриминационного законодательства. Тем не менее, в Казахстане, Кыргызстане и Таджикистане можно провести операцию по перемене пола.

В Казахстане эта возможность у трансгендерных людей появилась в 2009 году. Казалось бы, хоть в этом права людей, не вписывающихся в гетеронормативную матрицу, соблюдены. Но на деле все иначе – трансгендерные люди не имеют возможности сменить документы на новые, соответствующие их гендерной идентичности.

Казахстанское законодательство запрещает трансгендерным людям сменить документы, удостоверяющие личность, без обязательной предварительной "хирургической коррекции пола", влекущей необратимую стерилизацию.

При этом, в соответствии с принятыми в 2006 году Джокьякартскими принципами – стандартов применимости прав человека к вопросам сексуальной ориентации и гендерной идентичности – никто не может подвергаться медицинским вмешательствам без согласия на это. Проблему могло бы решить антидискриминационное законодательство, но Казахстан пока не торопится принимать соответствующие законы.

"В банке мне не выдали мои же деньги"

Так, 28-летняя жительница Алматы, трансгендерная девушка Виктория Рай, обратилась в суд за защитой своей чести и достоинства. 11 октября 2018 года ей отказали в "Народном банке Казахстана" – крупнейшем банке страны – выдать деньги с ее счета. Кассир банка вызвала управляющего менеджера, которая сообщила Виктории, что деньги ей не выдадут.

"Я клиент этого банка, в этом же отделении обновляла карту, активно ею пользуюсь. У банка есть все мои данные. И менеджер ни разу не усомнилась в том, что я – это я. Но она сказала – снимайте деньги через банкомат, женщине с мужскими документами нам запретили выдавать деньги", – рассказала Виктория. Ее коллега, уточнила у менеджера: "Вы отказываете Виктории потому что она трансгендерная женщина?" Менеджер ответила положительно. Весь этот разговор Виктория записала на диктофон.

"В полиции не хотели принимать мое заявление, нас гоняли из кабинета в кабинет. Кое-как приняли, но через два дня нам сообщили, что в регистрации уголовного дела отказано, так как нет самого преступления!"

Виктория сразу же написала заявление с требованием разъяснить свой отказ в обслуживании клиента, но по истечению положенных на ответ 15 дней, банк так и не ответил. Затем Виктория отправила повторное заявление уже через сайт банка, но и оно осталось без ответа.

Исчерпав все возможности досудебного регулирования конфликта, Виктория при поддержке эксперта по правам человека Татьяны Чернобиль обратилась в полицию с заявлением на сотрудницу банка по факту дискриминации с требованием начать уголовное дело за "нарушение равноправия человека и гражданина".

"В полиции не хотели принимать мое заявление, нас гоняли из кабинета в кабинет. Кое-как приняли, но через два дня нам сообщили, что в регистрации уголовного дела отказано, так как нет самого преступления! При этом, следователь ни разу меня не опросил", – возмущена Виктория.

После этого, девушка обратилась к следственному судье с жалобой на действия следователя. Однако, судья рассматривал дело не по существу заявления, а почему-то сам инцидент в банке. Викторию очень удивило, что в материалах дела оказались показания менеджера банка, но не было ее показаний.

"Самое интересное началось после того, как я опубликовала пост в Facebook, отметив банк, полицейское управление, правозащитников. Это было накануне рассмотрения апелляционной жалобы на решение следственного судьи, который не нашел в действиях следователя нарушений моих прав на защиту. Так вот, после этого поста активизировались представители Народного банка, они писали мне, что руководство не в курсе конфликта, что им очень жаль и что они хотят все исправить", – рассказала Виктория.

"Они писали, что не умеют работать с трансгендерными людьми и просили научить. Мы договорились встретиться перед судом. В день суда мне никто не позвонил. После обеда состоялся суд. В течение 15 минут нам снова отказали".

Виктория Рай | Фото предоставлено героиней материала

В начале января 2019 Виктория обратилась в суд с исковым заявлением в гражданском порядке с требованием возместить ей моральный ущерб. Так как по законодательству Казахстана в исковом заявлении необходимо указать сумму размера компенсации, девушка обозначила символический один тенге. Цель ее иска – привлечь внимание руководства банка к дискриминационным действиям сотрудников и требование публичных извинений.

"Я не остановлюсь. Я дойду до ООН. Я хочу, чтобы этот банк больше не дискриминировал людей, тем более по признаку гендерной идентичности. Мне до сих пор отвратительно и обидно. Я никогда не сталкивалась с подобным", – заявила она. По ее словам, ей известно, что кроме нее еще две трансгендерные девушки столкнулись с дискриминацией в "Народном банке Казахстана".

До этого случая Виктория никогда ранее не встречала препятствий в получении государственных или коммерческих услуг, для доступа к которым требуется представление документа, удостоверяющего личность. Она неоднократно совершала поездки по стране, пользуясь имеющимся удостоверением личности. Кроме того, по этому же удостоверению личности она беспрепятственно оформила и выплатила потребительский кредит в другом банке.

"Я до сих пор не сменила документы, которые соответствовали бы моей гендерной идентичности потому, что государство заставляет меня делать калечащие операции, а это приравнивается к пыткам. Мое состояние здоровья и стоимость операции не позволяет мне сменить документы", – поделилась своими переживаниями Виктория.

При таком положении дел важно отметить, что в своем выступлении, Специальный докладчик ООН по вопросу о пытках осудил подобные требования государства, посчитав насильственные операции по смене пола пытками или жестоким обращением: "Международные и региональные органы по правам человека стали признавать, что насилие и злоупотребления в отношении женщин, обращающихся за услугами в области репродуктивного здоровья, могут причинять сильные и продолжительные физические и психологические страдания, обусловленные гендерной принадлежностью. Примеры таких нарушений включают… недобровольную стерилизацию… калечение женских половых органов."

При этом Конституция Республики Казахстан в статье 17, а также статьей 146 УК РК запрещают пытки и другие виды жестокого обращения, в том числе основанные на дискриминации любого характера.

"Покажи, что у тебя между ног, тогда и получишь одеяло"

Пока Виктория Рай разбиралась с банком, в Алматинской области в стране шло еще одно судебное разбирательство.

Трансгендерную девушку Викторию Беркходжаеву обвиняли в угрозе применения насилия в отношении сотрудника исправительной колонии, где она отбывает наказание. В тюрьму Виктория попала в 2017 году по обвинению в вымогательстве и была приговорена к 7 годам лишения свободы. Согласно обвинению, Виктория шантажировала свою знакомую трансгендерную девушку тем, что выдаст о ней информацию о недавной смене пола.

Тогда это дело вызвало большой общественный резонанс, потому, что на момент судебного следствия, Виктория еще не успела сменить документы, удостоверяющие личность и возникла правовая коллизия в какую исправительную колонию ее отправят – мужскую или женскую. После помощи правозащитников Ардак Жанабиловой, директора общественного фонда "Центр мониторинга прав человека", и "Международного бюро по правам человека", Виктория получила документы, соответствующие ее гендерной идентичности, тем более, что особых препятствий не было, так как она уже сделала все необходимые хирургические операции.

В женской исправительной колонии поселка Заречный, 50 км к северу от Алматы, Виктория Беркходжаева подвергается издевательствам со стороны других заключенных и надзирателей. Об этом неоднократно заявляла ее адвокат Айман Умарова.

Обращение Айман Умаровой, адвоката Виктории Беркходжаевой.

"Меня называют оно. Постоянно издеваются, когда я говорю, что я женщина, говорят докажи это, покажи, что у тебя между ног", – рассказала Виктория openDemocracy во время интервью в тюрьме при присутствии своего адвоката.

Осенью прошлого года у нее возник конфликт с сотрудником медицинской части колонии, который отказался выдать ей одеяло. В своем письме из тюрьмы, переданном через адвоката, Виктория рассказала, что, сотрудник также потребовал от Виктории показать, что у нее между ног. Конфликт был остановлен другим сотрудником колонии, и был вызван заместитель начальника тюрьмы. В итоге, Виктория сорвала с него погоны. Из-за этого в отношении Виктории было инициировано еще одно уголовное дело по статье 429 (угроза применения насилия в отношении сотрудника учреждения, обеспечивающего изоляцию от общества, либо его близких, а также осужденного или посягательство на их здоровье или жизнь). Дело было передано в суд.

"Там было видео, где она срывает погоны. Это видео – неофициальный источник. Непонятно, откуда оно взялось. На нем зато видно, как замначальника колонии Аманов преграждает путь, не дает выйти, направляет в дисциплинарный изолятор на строгие условия содержания", – объяснила адвокат Виктории openDemocracy.

23 января этого года в ходе предварительного слушания адвокат ходатайствовала перед судом о возвращении уголовного дела в отношении Виктории в прокуратуру. Судья вынес постановление в адрес работников исправительного учреждения и направил дело прокурору в связи выявленными нарушениями.

На сегодняшний день у Виктории ухудшилось здоровье – она теряет зрение. А из-за постоянных словесных издевательств со стороны других осужденных и попыток вовлечь ее в драку, Виктория находится в подавленном состоянии.

Что может предотвратить насилие и дискриминацию?

Как рассказал в интервью с openDemocracy представитель трансгендерной инициативы "Alma-TQ" правозащитник Искандер Ксанов, за последние несколько лет проводилось несколько исследований по ситуации с трансгендерными людьми в Казахстане, по их нуждам и потребностям, а также по доступу к здравоохранению.

Выяснилось, что наиболее часто с дискриминацией трансгендерные люди сталкиваются на рабочих местах, в образовательных учреждениях, в медицинских учреждениях, в правоохранительных органах, при пересечении границы и при получении государственных и коммерческих услуг.

"К примеру, мы фиксировали случай, когда врач скорой помощи отказал трансгендерному человеку в предоставлении медицинских услуг, узнав о трансгендерности. Или же работодатель, узнав о трансгендерном переходе своего работника, увольняет человека. То же происходит и в образовательных учреждениях, когда после череды оскорблений и давления со стороны преподавательского состава и учащихся, трансгендерный человек покидает школу, колледж или университет", – рассказал Ксанов. Кроме того, по словам правозащитника, насилие может быть и со стороны близких и родственников.

"К сожалению, нигде в законодательстве гендерная идентичность не упоминается как один из признаков недискриминации"

По мнению Ксанова, проблему насилия в Казахстане может решить внедрение антидискриминационного законодательства, которое бы включало гендерную идентичность как один из фундаментальных признаков недискриминации. Но пока в Казахстане нет даже определения преступлениям на почве ненависти, что осложняет определения преступления, мотивированного ненавистью к определенной социальной группе или по определенному признаку.

"Судьи считают, что преступники, совершившие преступление в отношении трансгендерного человека из-за трансфобии, действовали из хулиганских побуждений", – привел пример Ксанов.

Кроме того, в Казахстане существует законодательная дискриминация – пока трансгендерные люди видимы только в момент трансгендерного перехода. Так, в кодексе РК "О здоровье народа и системе здравоохранения" упоминается возможность "смены пола" и также определены правила медицинского освидетельствования и "смены пола", а в кодексе РК "О браке и семье" упоминается возможность изменения фамилии, имени и отчества после "хирургического изменения пола".

"К сожалению, нигде в законодательстве гендерная идентичность не упоминается как один из признаков недискриминации", – пояснил Ксанов.

По его словам, в данное время законодательство в отношении трансгендерных людей выглядит как коридор из государственных и коммерческих услуг, включающих в себя обязательную стерилизацию и хирургические коррекции, чтобы получить возможность изменить документы, удостоверяющие личность, в соответствии со своей гендерной идентичностью.

"И если у трансгендерного человека нет финансовых возможностей или здоровья на то, чтобы провести дорогостоящие медицинские вмешательства, лишив себя при этом репродуктивной функции, то приходится делать постоянные каминг-ауты, доказывая, что твои документы принадлежат тебе, сталкиваясь при этом с трансфобией или насилием", – заявил эксперт. А это грубое нарушение прав человека, и поэтому законодательство необходимо менять.

"Также важна и видимость ситуации и проблем трансгендерных людей в Казахстане," – отмечает Ксанов в конечном итоге. "Иначе получается, если о проблемах не говорят, их значит и нет".

Had enough of ‘alternative facts’? openDemocracy is different Join the conversation: get our weekly email

Комментарии

Мы будем рады получить Ваши комментарии. Пожалуйста, ознакомьтесь с нашим справочником по комментированию, если у Вас есть вопросы
Audio available Bookmark Check Language Close Comments Download Facebook Link Email Newsletter Newsletter Play Print Share Twitter Youtube Search Instagram