ОД "Русская версия"

Домашнее насилие, государственное давление: с чем борятся феминистки Казахстана и Кыргызстана

Уровень домашнего насилия и гендерного неравенства в Казахстане и Кыргызстане остается стабильно высоким. Попытки заговорить об этих проблемах наталкиваются на протест со стороны властей.

Айгерим Атантай Жанна Байтелова
27 May 2019
История Бурулай, убитой насильником, потрясла Кыргызстан.
|
Фото: Jeff Bell. Публикуется с разрешения автора.

В конце мая прошлого года Кыргызстан потрясла новость о жестоком преступлении. Девятнадцатилетняя девушка, Бурулай Турдалиева, была похищена и убита взрослым мужчиной, собравшимся жениться на ней – разумеется, без ее согласия.

У Бурулай был шанс спастись, но этот единственный шанс погубили действия правоохранительных органов. Несмотря на то, что похитителя – 30-летнего Марсбека Бодошева – удалось задержать, 27 мая 2018 года полицейские оставили его без присмотра один на один с Бурулай. Воспользовавшись ситуацией, Марсбек напал на девушку и зарезал ее ножом. Бодошев попытался совершить суицид, нанеся несколько ножевых ран и себе, но его остановили сотрудники милиции. Преступник получил 20 лет тюрьмы.

История Бурулай стала для многих кыргызов поводом задуматься о том, что похищение невест является преступлением, которое ломает сотни жизней. 6 июня прошлого года – через две недели после гибели девушки – бывший омбудсмен Кыргызской Республики, Кубат Оторбаев, заявил, что по последним данным Института Омбудсмена из ежегодно создающихся в стране 50 000 семей 5-6 тысяч возникают в результате умыкания невест.

Похищение невест является преступлением, которое ломает сотни жизней.

Конечно, было бы неправильно говорить, что абсолютно все похищения происходят без согласия невест: некоторые являются постановочными и чисто ритуальными. И все же, насильственные кражи берут верх. Самыми главными причинами умыкания невест являются бедность, экономическая и социальная нестабильность. Мужчины, совершающие похищение, избиение, жестокое обращение и насильственные действия в отношении жен и детей, не понимают, что все эти действия являются противозаконными. Многие считают, что это всего лишь внутренние разборки отдельных семей, поэтому у жертвы нет оснований предпринимать какие-либо действия против агрессора.

"Насилие в отношении женщин, с каждым годом растет, а в этом году достигло ужасающих цифр. Убийства, сексуальное и домашнее насилие, доводящие некоторых до самоубийства – новостные ленты забиты этими темами. А ведь это только те случаи, которые дошли до прессы. Сколько же тихого насилия в каждой семье, которому женщины не могут противостоять", – говорит представительница объединения "Бишкекские феминистские инициативы" (БФИ) для oDR.

Из ежегодно создающихся в Кыргызстане 50 000 семей 5-6 тысяч возникают в результате умыкания невест. | Фото: Евгений Зотов /Flickr, CC BY-SA 2.0. Некоторые права защищены.

Положение женщин в Кыргызстане, действительно, оставляет желать лучшего. В рейтинге гендерного неравенства Global Gender Gap, опубликованного Всемирным экономическим форумом, Кыргызстан занимает 86-ю позицию из 149 стран мира. При составлении рейтинга эксперты оценивали положение женщин в той или иной стране по четырем основным критериям: участие в экономике, положение на рынке труда, здравоохранение и выживание, а также вовлеченность в политику.

Тихое насилие

Ненамного лучше дело обстоит и в соседнем Казахстане: в рейтинге ВЭФ он находится на 60 месте. По мнению правозащитницы Анастасии Миллер, самой большой проблемой для Казахстана является домашнее насилие: плохо работают механизмы расследования домашнего насилия и защиты их жертв. Отягощают решение этой проблемы и культурные стереотипы – "не выносить сор из избы", "бьет - значит любит", и так далее.

С Анастасией Миллер согласна и Вероника Фонова, одна из основательниц феминистского движения KazFem: "Очень большой проблемой для Казахстана является бытовое насилие. По статистике Министерства юстиции за 2016 год зарегистрировано свыше 124 тыс. случаев бытового насилия. При том, что такие случаи обычно даже не попадают в поле зрения правоохранительных органов, сколько же их в реальной жизни?" – ужасается активистка, отмечая и проблему нехватки кризисных центров для жертв бытового насилия.

Помимо физического насилия, женщины в Казахстане сталкиваются с вездесущим неравенством: "За одинаковый труд женщинам платят меньше, чем мужчинам", – говорит Анастасия Миллер. "Исследования показывают, что женщины иногда получают на 50% меньше коллег-мужчин".

Правозащитница также отметила, что голос женщин не слышен в правительстве, и достичь баланса не помогает даже позитивная дискриминация. Так, в рамках Стратегии гендерного равенства на 2006-2016 годы предполагалось введение квот в размере не менее 30% представительства женщин среди руководителей государственных органов. Цель так и не достигнута, сообщила Анастасия. Причину она видит в отсутствии у женщин равных возможностей. "Кроме учебы, работы и карьеры, женщина занимается еще и воспитанием детей, обустройством быта".

"Чего еще ждать в полицейском государстве"

Сегодня женщины обеих стран уже не хотят изображать безукоризненную готовность подстраиваться под мужчин. Мир, говорят, изменился. В этом году феминистские организации Казахстана и Кыргызстана решили вернуть празднику 8 марта его исконный смысл – и столкнулись с мощным сопротивлением.

Женщины обеих стран уже не хотят изображать безукоризненную готовность подстраиваться под мужчин. | Фото: greys /Flickr, CC BY-SA 2.0. Некоторые права защищены.

"В Казахстане 8 марта – это цветочно-конфетный праздник, когда мужчины дарят женщинам цветы, подарки и начинают активно помогать по дому. Причем это началось еще в Советском Союзе. У меня воспоминания из детства, что 8 марта, это праздник мамы, и мой папа в этот день мыл посуду, чего в другие дни не делал", – говорит Анастасия Миллер. "Конечно, очень удобно подарить цветы и конфеты, и совсем неудобно говорить о том, что в Казахстане женщине все еще приходится бороться за равные права и возможности. Проблем столько, что проще перечислить то, за что бороться не надо".

Действительно, несмотря на то, что президенты Казахстана и Кыргызстана ежегодно в своих поздравлениях отмечают важную роль женщины в построении государства, активистки сталкиваются с проблемами в проведении женского марша.

Так, 8 марта 2017 года активистки феминистского движения KazFem провели в Алматы свой первый марш на Арбате – пешей улице города. Это акция стала громким событием в поле политического акционизма; в Казахстане, подобных демонстраций ввиду ужесточения давно не проводилось. После этого участниц вызывали на разъяснительную беседу в управление внутренней политики Алматы, регулирующее проведение общественных мероприятий в городе.

"Проблем столько, что проще перечислить то, за что бороться не надо"

Это акция стала громким событием в поле политического акционизма; в Казахстане, подобных демонстраций ввиду ужесточения давно не проводилось. После этого участниц вызывали на разъяснительную беседу в управление внутренней политики Алматы, регулирующее проведение общественных мероприятий в городе.

На следующее 8 марта в 2018 году активистки получили угрозы, что будут задержаны и преданы суду, если снова проведут марш. Тогда участницы KazFem записали видеоролик, в котором рассказали о том, как видят 8 марта и ситуацию с правами женщин в Казахстан.

В этом году активистки KazFem официально обратились в мэрию Алматы за разрешением провести марш в Международный женский день. В соответствии с казахстанским законодательством, публично выражать свое мнение возможно только с разрешения местных властей, иначе проведение демонстрации влечет за собой наказание от предупреждения до ареста на 30 суток.

Заявление о проведении марша активистки KazFem подали за месяц до Международного женского дня – но администрация Алматы отказал заявительницам. Веронике просто, без официальных уведомлений, сообщили по телефону – мы вам отказали. Другие получили официальный ответ: заявленное место проведения акции не является специально отведенным. Активистки хотели провести марш на площади Абая в центре города, но в соответствии с правилами, публичные демонстрации можно проводить только в одном месте, специально отведенном для этого – в сквере за кинотеатром "Сары-Арка", незаметным и находящимся далеко от центра города.

"Отказ был ожидаем, чего еще ждать в полицейском государстве. И отказали нам не потому что мы феминистки – отказывают всем, кто заявляет политические требование. А мы позиционируем наше движение именно как политическое. У нас есть свои претензии к государству", – отметила Вероника openDemocracy. В частности, активистки KazFem хотели бы заявить о положении женщин-заключенных. "Они живут в ужасных условиях, они подвергаются насилию. Мое требование, например, чтобы в женских колониях надзирателями были женщины, а не мужчины", – говорит Вероника.

8/365: Марш в Бишкеке

В отличие от Алматы, в Бишкеке феминистским и ЛГБТ организациям удалось, по словам Фоновой, "зубами вырвать свое право на выражение мнения" и провести марш.

Некоторые активистки KazFem приняли в нем участие. "Увидев активистов из Казахстана на марше в Бишкеке, очень обрадовалась. Они проявили отвагу приехав к нам. Благодаря им, 8 марта было вдвое больше единомышленников. У нас общая цель и надеюсь мы будем продолжать объединять усилия в будущем", – выразила мнение участница марша Гульзар Доолотова для oDR.

Как и в Казахстане, основным поводом для марша стало насилие над женщинами. Официальным лозунгом марша 2019 года было "8/365", что означает солидарность в продвижении гендерного равенства 365 дней в году, а не только 8 марта. "Это ежегодный марш солидарности всех женщин. Мы политизируем этот день, напоминаем себе и всем женщинам первоначальную цель – день борьбы за равные права и возможности", – объяснили участники объединения БФИ для oDR.

Женщинам Кыргызстана есть на кого ориентироваться в борьбе за свои права. | Фото: greys /Flickr, CC BY-SA 2.0. Некоторые права защищены.

Радужные флаги, символизирующие ЛГБТ, вызвали общественный резонанс. Такую новость, граждане восприняли неоднозначно, разбившись на два лагеря: одни заявляют, что люди "с нетрадиционной ориентацией" не соответствуют ценностям кыргызов, в то время как другие твердят, что у ЛГБТ тоже есть права и они вправе их отстаивать. Стоит отметить, что в Кыргызстане ЛГБТ очень часто подвергаются насмешкам, произвольным задержаниям, избиениям, вымогательствам и угрозам.

В конечном пункте мирного митинга, у памятника Уркуи Салиевой в центре Бишкека, организовали "Женский городок солидарности", где проводились дискуссии о репродуктивном здоровье, и истории женщин, переживших насилие и проживающих в шелтерах кризисных центров. "Если посмотреть на ситуацию в столице, конечно же есть сдвиги, но ситуация в самых разных точках нашей страны, может говорить совершенно об ином; женщины ущемлены и продолжают быть ущемленными в социуме", – поделилась активистка феминистского движения Камила для oDR.

Мирный марш встретил, тем не менее, жесткое сопротивление, а его участники, активисты и журналисты подверглись угрозам со стороны разных правительственных и неправительственных организаций.

Так, глава общественного объединения "Кырк Чоро", Замирбек Кочорбаев, заявил, что граждане должны "остановить выходки, которые не соответствуют менталитету кыргызов" – в частности, гомосексуальность. 11 марта "Кырк Чоро" потребовали отставки мэра Бишкека из-за участия ЛГБТ представителей на мирном марше, запросив при этом принятие закона о запрете "однополых отношений".

13 марта на заседании кыргызского парламента депутат Жылдыз Мусабекова заявила: "Если парламент будет сохранять молчание, то Кыргызстан превратится в Гейстан". Ряд депутатов поддержали коллегу, добавив, что возмущены маршем, который оказался первым "гей-парадом", прошедшим в Кыргызстане.

Ожидались и угрозы и обвинения адресованные в сторону журналистов различных новостных сайтов, оповещавших граждан о шествии – однако, как сообщил oDR журналист Бектур Искендер (один из основателей новостного сайта Kloop.kg), "все закончилось просто бурными дебатами в фейсбуке, которые чуть-чуть перетекли в парламент, но так было всегда". "Обвинения были стандартным набором и шаблоном", – пояснил Искендер.

Согласно пятой цели в области устойчивого развития, принятой ООН – "об обеспечении гендерного равенства и расширении прав и возможностей всех женщин и девочек" – предоставление женскому полу участие в политических и экономических решениях поможет достигнуть устойчивость экономики и ее эффективности. И пока в соответствии с индексом гендерного равенства того же ПРООН, Казахстан занимает 43 позицию, а Кыргызcтан на 92-м месте, для достижения устойчивости экономики этим странам потребуется больше времени, чем тем, в которых обеспечение гендерного равенства стремится к максимуму.

Had enough of ‘alternative facts’? openDemocracy is different Join the conversation: get our weekly email

Комментарии

Мы будем рады получить Ваши комментарии. Пожалуйста, ознакомьтесь с нашим справочником по комментированию, если у Вас есть вопросы
Audio available Bookmark Check Language Close Comments Download Facebook Link Email Newsletter Newsletter Play Print Share Twitter Youtube Search Instagram