ОД "Русская версия"

"Раздачу гречки усилила мажоритарка"

Детская площадка, открывашки для пива, тонометры, афиши концертов звезд. На четвертом этаже Национального музея истории Украины в Киеве работает выставка, посвященная выборам. Чем еще украинские политики покупают расположение избирателей?

Григорий Пырлик
19 July 2019
Трешовый vs достойный кандидат
|
Фотограф: Ana More

"Музей избирательного треша" был организован силами украинского общественного движения "Честно". На протяжении почти восьми лет его члены занимаются мониторингом предвыборных кампаний и отслеживают деятельность чиновников и политиков.

Музей рассказывает о том, как менялась украинская политагитация за почти тридцать лет независимости государства - точнее, как она трансформировалась от борьбы программ к разным формам подкупа. Здесь можно узнать о том, кто такие депутаты-"тушки", двойники и технические кандидаты, наиболее долговечные из которых - несколько "воплощений" Дарта Вейдера.

Ирина Вивчар, основательница музея и представительница движения "Честно" рассказала корреспонденту oDR, как гречка стала важным политическим инструментом и какие знания музей хочет передать избирателям.

В одном из недавних интервью действующий депутат Верховной Рады Мустафа Найем, который не участвует в ближайших выборах, назвал следующие цифры: по его данным, в Киеве кандидату-мажоритарщику, только чтобы быть заметным в округе, нужно потратить 100-200 тыс. долларов. Победа обойдется от полумиллиона до миллиона долларов. Чем привлекательна для кандидатов Верховная Рада?

Кандидаты наращивают узнаваемость. Даже если они хорошие, за no name никто голосовать не будет. Если говорить о мотивации, это очень хороший вопрос и для избирателя. Иногда кандидат тратит только на телерекламу в разы больше, чем он может заработать на депутатскую зарплату. Депутатская зарплата - от 17 до 30 тыс. гривен чистыми ($650-1200 - ред.), не учитывая надбавок и льгот. Даже если выходит 50 тыс. в месяц, это несопоставимо с затратами на рекламу.

Ирина Вивчар | Фотограф: Ana More

Например, кандидат по округу в городе Ирпень Киевской области Владимир Карплюк - фигурант антикоррупционных расследований. Я могу предположить, что для него заход в Раду - возможность получить неприкосновенность, избежать уголовной ответственности. Не могу утверждать, чтобы не получить завтра иск, но делать предположения могу.

Президент Владимир Зеленский и лидеры партии "Слуга народу" говорили, что неприкосновенность отменят. Казалось бы, политики не должны больше на нее рассчитывать. Насколько реалистичны эти обещания?

У нас в "Музее избирательного треша" есть видеоподборка с 1999 года по 2014 год. Уже почти 20 лет обещания снять неприкосновенность прослеживаются сквозь эти годы от разных политических партий. Не только снятие неприкосновенности, но и уменьшение количества депутатов.

И сейчас популярны эти лозунги.

Политическая память очень хорошо позволяет напомнить тем, кто уже был при власти: "Так вы обещали это два созыва назад, почему не сделали?"

Важно напомнить избирателю: если кандидат пытается нечестно получить голоса — Верховная Рада голосует за государственный бюджет, формирует и контролирует правительство — этот же кандидат будет управлять нашими налогами, взятыми с наших кошельков. Готовы ли вы кандидату, к которому есть вопросы по поводу финансовой прозрачности и честности, доверять свои же деньги, на которые будут строиться больницы, школы, дороги?

"У нас в музее показана эволюция гречки. Это феномен, когда хорошая, полезная крупа на сленге стала фактически политическим термином"

Какие источники коррупционного обогащения депутатов существуют?

Это не совсем мой фокус. Говорить об именах и фактах коррупции, когда нет решения суда, некорректно юридически. Но все мы знаем о кнопкодавстве (голосование одних депутатов за других - ред.), и это вершина айсберга. Кнопкодавство - следствие прогулов: депутаты не ходят в Раду, не работают над законопроектами, не голосуют за них. И это фактор политической коррупции, когда отдельные депутатские группы приходят исключительно синхронно голосовать с коалицией, на 15% из 100% заседаний, и нам очевидно, что, скорее всего, эти голоса купили или договорились. Особенно хорошо это видно, когда голосуют за государственный бюджет. Заметно, как фракции меняют позиции: тут мы не голосуем, а тут подкинули голосов.

Ваша экспозиция показывает, что в начале 90-х кандидаты делали упор на программы. Например, содержательно агитировали бывшие советские диссиденты Вячеслав Черновол и Левко Лукьяненко. Когда произошел переход от смысла к "трешевым" формам?

Наверное, переломными были выборы, в которых участвовал Леонид Кучма. Он первым начал организовывать массовые звездные туры. Раздачу гречки очень усилила мажоритарка (кандидаты по одномандатным округам - ред.) - этих депутатов мы чаще всего ловим на "окучивании" округов.

Днипровский бизнесмен Геннадий Корбан - "Маршал гречка" | Фотограф: Ana More

Я называю это мелким феодализмом, когда у тебя есть округ на пару тысяч человек. Начинаются концерты, раздачи продуктовых наборов, это все часто остается незамеченным для центральных СМИ. Я надеюсь, мы в последний раз выбираем депутатов по смешанной системе. В последний день работы депутаты приняли Избирательный кодекс, что было условием коалиционного соглашения в 2014 году. И там будет только пропорциональная система с открытыми списками.

Мы показываем плакаты из ранних 90-х, чтобы провести грань от нормальной агитации к "трешевой". Агитация сама по себе вполне разрешена законом. Но задача в том, чтобы форма и креатив не перетягивали на себя одеяло ради утраты смысла.

Насколько в Украине, по вашему мнению, избиратели внимательны к программам?

Есть социологические опросы. 40% избирателей ответили, что читают программу. Насколько этот опрос релевантен, действительно ли люди читают программы, судить сложно.

"Есть программы, где можно прочитать про коров, шаурму, мечты про Украину. Эти программы напоминают школьные сочинения"

Программа - это фактически соглашение между избирателем и кандидатом. Это документ, который кандидат подает в Центральную избирательную комиссию. Но к нему нет никаких требований. Мы зафиксировали на этой избирательной кампании программу из четырех слов. Или даже из трех. Есть программы, где можно прочитать про коров, шаурму, мечты про Украину. Эти программы напоминают школьные сочинения.

Какие вечные темы в агитации кандидатов вы можете выделить?

Кроме снятия неприкосновенности, это давление на социально уязвимых людей. Помню ролик, как скорая приезжает спасать беременную женщину: та умирает, поскольку у нас плохая медицина. Ей рожать - а в ролике играет реквием. Запугивание - популярный прием. До сих пор в программах мажоритарщиков мы встречаем словосочетание "тарифный геноцид". Это очень цинично, поскольку в украинской истории геноцид - большое преступление прошлого века. Очень цинично называть тарифным геноцидом ситуацию в стране, где люди все-таки не умирают от голода и от того, что не могут заплатить за коммуналку.

Ваша экспозиция дает возможность проследить эволюцию нынешнего президента Владимира Зеленского с тех пор, когда он был артистом и агитировал за разных политиков. Кого он поддерживал?

У нас представлен Владимир Кальцев - он баллотировался в мэры Запорожья. И его поддерживал Владимир Зеленский в составе "95 квартала". Интересен не только Зеленский, но и сам Кальцев. Сейчас он баллотируется по спискам "Оппозиционной платформы - За жизнь", в относительно проходной части списка. Общественная инициатива UA Animals публиковала фотографии Кальцева, где он хвастается убийством животных, в том числе редких: львов, страусов. Еще по Зеленскому есть новый экспонат - его агитка за Партию регионов.

Насколько распространена ситуация, когда артисты в разное время поддерживают разных политиков?

Это очень типично. Те же Наталья Могилевская или Ани Лорак (популярные украинские певицы - ред.) выступали за разных кандидатов. Сейчас эти моменты зачищаются в интернете. Например, мы нашли только стопкадр видео, где Могилевская танцует с Януковичем. О своем кандидате Могилевская говорила: "Я не сука, я не крыса, я не брошу своего кандидата"! Но уже на следующих выборах агитировала за Юлию Тимошенко.

NoneФотограф: Ana More

А лидер группы "Океан Эльзы" Святослав Вакарчук до того, как сам стал кандидатом, агитировал за других политиков?

Когда он давал интервью, не так четко, как бы хотелось читателю, прослеживалась его позиция. Вакарчук увиливал от прямых вопросов, это стало поводом для шуток.

А что говорит о подкупе украинское законодательство?

В законодательстве все четко. Подкупом считаются подарки или услуги на сумму больше, чем 3% от минимального дохода граждан - это 57 гривен ($2,2 - ред.). В Винницкой области от имени кандидата Олега Мейдича раздавали замороженную пиццу и куриные лапки. Возможно, это стоит меньше, чем 57 гривен, но мерзко даже читать новости об этом.

Как обходят закон? Во-первых, это субвенции из госбюджета. Депутаты пишут, что они "выгрызли" средства на свой округ. Это деньги налогоплательщиков. Если их тратят на какие-то работы, там будет табличка с фамилией депутата. Это бесплатный пиар за счет налогоплательщиков. Второй вариант - создать благотворительный фонд. Среди его основателей, как правило, самих кандидатов нет, фонд может носить любое название - хоть Гермионы Грейнджер, хоть имени кандидата. Если избирательные фонды обязаны отчитываться за каждый взнос, благотворительные фонды такой обязанности не имеют.

Какие формы подарков от кандидатов наиболее популярны - и раньше, и сейчас?

У нас в музее показана эволюция гречки. Это феномен, когда хорошая, полезная крупа на сленге стала фактически политическим термином, дала название целому явлению. Массово раздавали именно гречку - почему не рис и не макароны, не знаю. Сначала была просто гречка, затем разрослась до продуктовых наборов. Как правило, дешевые и некачественные продукты: консервы, подсолнечное масло, подарки детям.

Мне лично очень неприятна так называемая "социальная гречка". Мы знаем, что в Украине очень много людей живет за чертой бедности. И депутаты могут раздавать тонометры - для бабушки с пенсией в 1500 гривен это очень солидная покупка, а тонометр ей нужен каждый день, медикаменты и аптечки. Одну аптечку от депутата (для музея) мы попросили у пожилой женщины. Она не хотела отдавать, но мы купили такие же лекарства, сумку, но без подписи "Благотворительный фонд депутата Александра Третьякова". На округе депутата Антона Яценко есть, например, социальные парикмахерские. Очки так же массово раздавали.

Это все очень грустно, но как осуждать избирателя, который все это принимает? Подарки берут наиболее уязвимые люди. Это совсем незатратно для кандидата - поставить детскую площадку или закупить очки. Но он будет распоряжаться бюджетом: опосредованно влиять на размер пенсий и социальную политику.

В центре экспозиции у вас детская площадка. Почему именно она?

Детские площадки - очень популярный ход: относительно недорого, ярко, хорошо выглядит на фотографиях, детская тема. Но площадка в музее - с конкретной историей. Депутат Верховной Рады от "Народного фронта" решил помочь однопартийцам выиграть местные выборы, и от имени партии поставил детскую площадку в селе. Его соратники провалили выборы, и на следующий день площадка исчезла. Все бы ничего, но купили площадку "политические благотворители", а монтировали ее силами или местных жителей, или сельсовета. То есть не ресурс дарителей потратили. Полгода шла война за площадку, после медийной огласки ее вернули. Объяснили, что она была поломана и нужно было отремонтировать, чтобы никто не травмировался. Мы не можем утверждать, действительно ли площадку забрали на реконструкцию, но ее вернули.

NoneФотограф: Ana More

Народные депутаты не должны заниматься тем, чем занимается местная власть, даже если это нужно. Не входит в полномочия депутата красить подъезд, проводить монтажные работы. И сейчас мы видим в программах кандидатов обещание озеленить город. Депутат должен концентрироваться на глобальных вопросах, страны в целом, а не на локальных вещах.

Детям у вас посвящен отдельный стенд. Какие экспонаты знакомы лично вам и как политики используют детей?

Мне знакомы тетрадки с Тигрюлей (обыгрывание имени Юлии Тимошенко - ред.), они были очень массовыми. На экспозиции даже не все использовали, нам много прислали. Есть одна из Черновицкой области, с запада Украины, а одна из Кривого Рога. Есть на витрине услуги, которые депутаты предлагают семьям с детьми: поплавать на кораблике, устроить детское шоу. Есть наборы сладостей. На Новый год, день святого Николая политики приходят в школы, фотографируются с детьми - публикация таких фото может нарушить права детей. Многие агитационные вещи для детей направлены на их родителей: ребенок принесет со школы пачку конфет с депутатами, она будет валяться дома, фамилия будет на виду.

"Если избиратель, который говорил: "Я возьму подарки, а голосовать буду по совести" - станет меньше одобрять подкуп или не переносить его вообще, я буду считать миссию музея исполненной"

Что кандидаты предлагают взрослым?

Есть у нас арт-объект - коробки с секонд-хендом. В селе Гатное Киевской области от имени благотворительного фонда народного депутата Руслана Сольвара людям предлагали взять б/у одежду. Жители села, по крайней мере, Facebook-пользователи, писали: "Как он смеет с нами так обращаться?". Одежда так и осталась в коробках. После реакции жителей все быстро свернули, и депутат в таком замечен не был.

Реагируют ли кандидаты, что их фамилии появляются в музее?

Пока не реагировали. Мы не боимся, потому что все факты задокументированы. Если это реконструкция, то по фото, которые сделали мы или наши коллеги. Если это реальные случаи подкупа, то они у нас засняты, или это настоящие вещи, которые прислали люди. Мы обратились на камеру к одному из наших героев, депутату Игорю Кононенко - он не последний человек во фракции "Блок Петра Порошенко", друг пятого президента Петра Порошенко. Очень не хватает экспоната - полотенца и набора шампуней, который раздавали учительницам Обуховского района. Там была надпись: "Хорошего дня! Игорь Кононенко". Встаешь с утра, умываешься - а у тебя депутат в ванной. Мы искали это полотенце, но не нашли. Попросили Кононенко, если у него завалялось, прислать. У нас висит даже крючок для его полотенца. Но пока без реакций.

NoneФотограф: Ana More

Как вы можете охарактеризовать реакцию людей на подкуп и активность кандидатов? Моя знакомая в небольшом поселке собирает все агитационные газеты - на растопку пригодятся.

Кто-то хранит на память - необязательно это какие-то сантименты к партии. Это могут быть воспоминания о том времени, молодости, событиях, связанных с ними. Очень многие экспонаты мы вернем — например, открывашку для пива от Партии регионов. Наверное, человек хочет сохранить ее как прикольную штуку того времени. Есть, например, зонтики от Партии регионов. Они очень качественные. Ими можно пользоваться в быту - только закрасить логотип, если смущает. Всякие канцелярские изделия тоже вполне применимы. У нас есть целая коллекция магнитов - они будут висеть на холодильнике, фамилия будет всегда на виду.

С помощью зонтика "Янукович - наш президент" вы изобразили депутатов-"тушек". Объясните международной аудитории, кто это такие.

"Тушки" - это политики, которые баллотируются от одной политсилы с одной программой, но затем под давлением каких-либо обстоятельств резко меняют свой вектор. Это могут быть коррупционные влияния. По сути, эти депутаты предают своего избирателя. В украинской политике говорят: "переоделся" или "переобулся". Мы буквально восприняли метафору и переодели манекены в одежду с символикой тех политических партий, в которых был тот или иной кандидат. У нас есть депутат в дождевике от "Батькивщины", с зонтом Партии регионов, а в руке держит агитку партии "Видродження". Это история конкретного депутата, который прошел весь этот путь. Мы называем таких политиков "крашеные лисы", по сказке украинского писателя Ивана Франко. Крашеный лис менял цвет.

Технических кандидатов у вас символизирует Дарт Вейдер…

Мы узнали его лицо!

Расскажите и об этом. Почему именно он?

Технические кандидаты используются, во-первых, для оттягивания голосов у конкурента. Например, на этих выборах может быть кандидат от политической партии "Слуга народа", от частного предприятия "Слуга народа", от общественной организации "Слуга народа", благотворительного фонда "Слуга народа". Избиратель видит четыре "Слуги народа" и просто путается. Еще технических кандидатов используют для влияния на локальные комиссии. Также их можно использовать для черного пиара. Ведь они не идут на выборы за победой, и не надо бояться репутационных рисков.

Последний тип технических кандидатов - это кандидаты, которые делают из выборов шоу. Они могут преследовать и другие цели, но также убеждают избирателя, что выборы - это несерьезно, фарс. У нас есть два таких кандидата: человек в костюме СуперМарио - сравнительно известный блогер. Он ходил на пресс-конференции как кандидат в компании Человека-Паука и Росомахи. Кандидат с более интересной историей - Дарт Вейдер. Это не один и тот же человек, разные люди пытались баллотироваться и в депутаты, и в мэры Одессы, и в президенты.

NoneФотограф: Ana More

Каждый человек в Украине может поменять имя и фамилию и может быть избранным. И этим правом манипулируют. На прошлых выборах у нас был, кажется, Дарт Николаевич Вейдер, на этих выборах - Дарт Викторович Вейдер. Мы, движение "Честно", гордимся маленькой победой - убедили Центральную избирательную комиссию опубликовать фотографии кандидатов. Кандидаты подают фото, когда предоставляют и другие документы. Раньше по сухим данным ЦИК идентифицировать кого-либо было сложно. Сейчас у нас есть фото кандидата Дарта Вейдера, мы хотим найти его и с ним пообщаться. Он очень не похож на звездного героя. И теперь это касается всех технических кандидатов и клонов. ЦИК в каком-то смысле подложил им свинью перед выборами: они думали, что поиграют в грязные технологии, заработают и останутся незамеченными, но нет.

То есть задача вашего музея - не просто показать треш, но и просвещать?

Это как раз первая задача!

Что избиратель должен вынести после посещения выставки?

Есть избиратели, которые никогда не толерировали подкуп и треш. Но мы замечаем за посетителями, что они приходят для фана: треш, мемы всем нравятся, особенно поколению миллениалов. Хотят повспоминать, поржать, поностальгировать по дневникам с Тигрюлей. Но когда они проходят весь путь, эмоции совсем другие. Это или грусть, или гнев - концентрированный треш лечит. Люди говорят: "Нет, с нами так нельзя обращаться". Если избиратель, который говорил: "Я возьму подарки, а голосовать буду по совести" - станет меньше одобрять подкуп или не переносить его вообще, если у этого избирателя заиграет внутри чувство собственного достоинства, я буду считать миссию музея исполненной.

Had enough of ‘alternative facts’? openDemocracy is different Join the conversation: get our weekly email

Комментарии

Мы будем рады получить Ваши комментарии. Пожалуйста, ознакомьтесь с нашим справочником по комментированию, если у Вас есть вопросы
Audio available Bookmark Check Language Close Comments Download Facebook Link Email Newsletter Newsletter Play Print Share Twitter Youtube Search Instagram