ОД "Русская версия"

Россия: без кого?

12556984_1249350225079087_1203429888_o_0.jpg

Поколение, родившееся в 90-е, не понимает, как и почему оно оказалось в стране, в которой живёт. Журнал “Россия без нас” - это возможность разговора молодых людей о российской повседневности. Интервью. English

Максим Эдвардс Андрей Уродов
26 January 2016

Журнал “Россия без нас” создал Андрей Уродов. “Россия без нас” выпускается в Москве и принадлежит к небольшому числу онлайн-изданий, которые дают новому поколению россиян совершенно иные возможности фиксировать и транслировать свой опыт. Здесь есть ироническая интонация и великолепное умение использовать присланные читателями фотографии для того, чтобы рассказать личные истории со всех уголков страны.

Сайт существует за счёт подписки, и бескорыстный труд его создателей приносит очевидные успехи: примерно 30000 посетителей в месяц и 100000 подписчиков на страницу журнала в сети Вконтакте. Проект Андрея Уродова предлагает независимый и радикально новый способ взаимодействия с социальными проблемами сегодняшней России.

“Россия без нас” создаёт мрачную, но не лишённую надежды картину действительности. Чему могут научиться у журнала другие российские медийные инициативы?

На сайте написано, что ваш журнал «для подростков, тоскующих по временам, в которых им не удалось пожить”. Мне особенно понравилась блестящая история «Навыки эмиграции». Она напомнила про сборник рассказов Сергея Довлатова «Чемодан». Судя по названию проекта, ваши читатели и авторы - эмигранты, но не в прямом смысле слова. От чего бегут они, по вашему мнению? Что означает для вас название проекта?

Я довольно долго не мог подобрать слова, чтобы объяснить, о чём же всё-таки “Россия без нас”. Это не тематическое сообщество, а, скорее, журнал-ощущение, именно поэтому на главной странице сайта было написано, что он создан для “подростков, тоскующих по временам и эпохам, в которых им не удалось пожить”.

Это отнюдь не означало, что нам хочется вернуться в СССР или оказаться в России девяностых. Дело в другом. Мы чувствовали, что поколение людей, рождённых в конце 80-х и начале 90-х, объединяет одна простая штука. Они вообще не понимают, как и почему оказались в той стране, в которой они живут сегодня.

12544022_1249350108412432_891522529_o_0.jpg

Когда рушился Советский Союз, многие из нас ползали дома под столами и учились выговаривать первые буквы. Во время расцвета журналистики в 90-х мы уже смотрели телевизор, слушали радио, вырезали что-то из журналов, делали аппликации, рисовали на газетах загогулины фломастерами.

Мы почувствовали эту эпоху вслепую: пощупали, потрогали и помяли, увидели картинки и услышали отрывки фраз из телевизора, но ничего не поняли 

Мы почувствовали эту эпоху вслепую: пощупали, потрогали и помяли, увидели картинки и услышали отрывки фраз из телевизора, но ничего не поняли. Мы были детьми. Теперь мы выросли и можем адекватно оценивать то, что происходит вокруг.

Мы читаем, смотрим, спорим и сомневаемся. Мы хотим быть тут, когда все вдруг узнают, для чего всё было именно так. “Россия без нас” как раз про это ощущение. Это страна случилась без нас, а теперь мы оказались в ней. И в какой-то мере, эти 20 – 25-летние ребята ответственны за то, что с ней будет дальше.

Ваш проект рассказывает множество личных историй—от бездомных на московском Арбате до продавца швармы и российского предпринимателя в Словении. Что вас вдохновляет в поисках темы? Что вдохновляет ваших авторов, и кто они? 

Мы всегда ориентировались на личные истории, потому что время говорит языком своих очевидцев. О перестройке, 90-х и ранних нулевых уже написаны сотни книг. Сейчас к изучению этого времени подключаются и молодые учёные, чего только стоит проект “Последних 30”, но нашему журналу всё же ближе внесистемный подход.

Мы не пытаемся объяснить людям прошлое, напротив, мы ищем отголоски того, что уже случилось, в нашей повседневности

Мы не пытаемся объяснить людям прошлое, напротив, мы ищем отголоски того, что уже случилось, в нашей повседневности. Именно для этого нам нужно брать интервью у продавца шаурмы в Москве, разговаривать с мичманом, который теперь продаёт новогодние ёлки в Казани, искать в Нижнем Новгороде дядю Лёшу, который работал инкассатором, а стал городским сумасшедшим. Инженеры стали рыбаками, филологи – бизнесменами, партийные работники – дальнобойщиками.

12443513_1249350111745765_1191207158_o_0.jpg

Жизни миллионов людей в 90-е и нулевые оказались вывернутыми наизнанку. И главное, что этот процесс не спешит заканчиваться. Люди бросают работу в родном городе и уезжают на вахту, уходят из университета и пытаются эмигрировать в другую страну. Всё это волны ещё того времени – социальная неприкаянность и постоянный поиск своего жизненного пути. Мы хотим привлечь внимание к тому, что на фоне громких новостей где-то рядом живет огромная масса людей, которые уже стали или чувствуют, что становятся ненужными.

Это отклонение, которое стало повседневностью, поэтому об этом нужно говорить. Наш журнал создан для того, чтобы объединить молодых людей вокруг этой проблемы и заставить их рефлексировать, сопереживать и создавать новое.

Самиздат в таком формате—дело непростое. У печатной версии, например, очень маленький тираж. Откуда берутся деньги для публикации? Есть у вас возможность—и желание—сотрудничать с крупными компаниями? 

Первые номера “России без нас” выходили тиражом в 20-30 копий. В прошлом году нам удалось собрать 150 тысяч рублей на печать шестого номера через краудфандинг. Вышло 700 журналов, мы развезли их своими силами по независимым книжным магазинам Москвы и Петербурга, остальные экземпляры отправили почтой в 15 городов России и Украины.

12556984_1249350225079087_1203429888_o_0.jpg

Журнал не окупился, но мы добавили своих денег и напечатали следующий номер. Ещё на один нас не хватило, поэтому мы решили остановить это дело на год и заняться сайтом, который теперь работает по платной подписке и может приносить какие-то копейки на печатную версию. Это некоммерческий проект, поэтому мы тупо вкладываем все деньги в следующий номер. Скоро планируем напечатать девятый выпуск.

Мы не хотим сотрудничать с большими компаниями, потому что они давно обозначили свои приоритеты. Это деньги. Популярные молодежные издания в России пишут не для людей, а для рекламодателей, особенно в кризис. Им плевать, если от них уходит читатель, но они сделают всё, чтобы заказчик рекламы остался доволен. От их постоянных спецпроектов уже хочется блевать, но они уверяют себя тем, что их материалы одновременно полезны для читателя и приносят прибыль.

Правда, люди тоже не дураки. Они хотят быть сообществом, а не источником трафика

Правда, люди тоже не дураки. Они хотят быть сообществом, а не источником трафика. Мы предлагаем людям другую схему – посещение сайта за ежемесячный взнос, деньги с которого пойдут на печать журнала и оплату работы редакции.

Если я не ошибаюсь, проект "Россия без нас" начался одной долгой зимой с архива тысячи неиспользованных фотографий. Какую роль играет для вас фотожурналистика? 

У нас в команде никогда не было профессиональных журналистов и фотографов. Мы с друзьями очень много снимали на плёнку года так с 2008-го, поэтому у нас накопился огромный архив фотографий, порядка 10 тысяч снимков. С этого мы и начали.

Мы постоянно пополняем наш фотобанк, а перед тем, как прочитать новый текст, спрашиваем автора – у тебя точно есть пять хороших фотографий? Без этого никак. 

Как бы вы оценили журналистику в России? Как реагируют читатели на вашу работу? 

Мы сделали первый журнал в январе 2014 года и тогда мне нравился только один сайт – W-O-S.ru, потому что их видеоредакция посылала в жопу всех модников и приходила пьяной на гламурные показы и летние фестивали. Конечно, всегда был крутой “Большой город” с простыми городскими историями.

Были большие издания, которые освещали социальные темы, но тогда они казались какими-то отсталыми – плохая вёрстка, маленькие картинки. В общем, нужно было прорываться через всё это, чтобы прочитать хороший текст. Сейчас многие сделали редизайн. Слышал, что даже “Новая газета” как-то изменится. И правильно, молодая аудитория пропускает там великие тексты, потому что они смотрят на интернет другим глазами. Хороший пример – “Такие дела”, он в этом плане очень дружелюбен.

12544631_1249350211745755_1097390381_o_0.jpg

Что касается нашего сайта и отношения людей – нам приятно, что на почту приходят письма от читателей самых разных возрастов и, даже если они не согласны, то мы смогли взять какую-то общую ноту, которая их задела.

Вы связаны с популярным проектом “Русские Дворы”, у этой страницы очень много подписчиков. Насколько я знаю, этот проект появился чуть раньше. Скажите пару слов о “Русских дворах”.

"Русские дворы" – это сообщество Вконтакте, которое появилось в сентябре 2013 года и к настоящему времени обросло огромным количеством клонов. В самом начале мы выкладывали там свои фотографии дворов, сделанные на плёнку. Короче, мы частично размещали там архив "России без нас", потом люди стали присылать свои фотографии и делиться ими.

Мы сознательно не указываем город, где было сделано фото, потому что считаем, что русский двор - это одно большое полотно

Мы сознательно не указываем город, где было сделано фото, потому что считаем, что русский двор - это одно большое полотно. От Калининграда до Владивостока во всех дворах можно найти что-то близкое и родное. Наверное, поэтому в сообществе теперь почти 50 тысяч подписчиков.

В течение какого-то времени мы обновляли рубрику на сайте, публиковали там дворы, которым нужна помощь. Хотели сделать такой инструмент для молодых людей, с помощью которого они могли бы отправить письмо чиновникам и сообщить о том, что их дом или двор нуждается в срочном ремонте.

12510897_1249350178412425_486212980_o_0.jpg

Но на это у нас пока не хватает времени и сил, поэтому рубрика находится в разработке и, возможно, запустится уже в новом виде к весне. И да, у нас есть аккаунт в инстаграме, общий для журнала и сообщества дворов: russiawithoutus. 

Вам предложили издать книгу. Что из этого вышло?

Все друзья, которые работали с крупными издателями, отговаривали нас от этого. Но в августе прошлого года мы встретились с ребятами из АСТ, и нам показалось, что они вполне адекватные и с ними можно работать. Издательство АСТ поглотило огромное количество конкурентов, поэтому сейчас внутри него функционирует куча импринтов - редакций со своим профилем.

Мы работали с редакцией “Времена”. Они подготовили нашу книгу примерно за месяц и понесли ее на утверждение к руководству АСТ. И тут началось самое интересное. Все правки, отправленные ребятам из редакции, застревали именно на этой стадии. По сути, работники редакций не могут ничего изменить, как бы они ни хотели сделать крутую книгу.

12562700_1249350105079099_1711370529_o_0.jpg

Если что-то запрещают «сверху», то все – это табу. То же происходит с версткой и вычиткой книги. Как только ее «тормозят» руководители издательства, у дизайнера и корректора появляется куча новых проектов. На исправление старых книг у них уже просто нет времени, потому что загруженность там огромная. Мы не могли утвердить свой вариант обложки с ноября по январь.

Наш план очень простой – донести нашу идею народного финансирования до подписчиков, расширить редакцию и не умереть до лета, потому что жрать гречку бесконечно нельзя

В итоге книгу опубликовали с теми рекламными анонсами, которые, по мнению руководства АСТ, должны были увеличить продажи. После всех пререканий отложенная на несколько месяцев книга вышла почти в первоначальном ноябрьском варианте. Девушка, которая вела наш проект, уволилась из издательства после этой публикации.

Благодаря новым технологиям появились еще больше возможности разработать аудиовизуальные материалы на интернете.  Какие у вас планы на будущее? 

Наш план очень простой – донести нашу идею народного финансирования до подписчиков, расширить редакцию и не умереть до лета, потому что жрать гречку бесконечно нельзя.

Фотографии: Сергей Храпов, Павел Гражданский, Андрей Уродов, Федор Мельников.

Had enough of ‘alternative facts’? openDemocracy is different Join the conversation: get our weekly email

Комментарии

Мы будем рады получить Ваши комментарии. Пожалуйста, ознакомьтесь с нашим справочником по комментированию, если у Вас есть вопросы
Audio available Bookmark Check Language Close Comments Download Facebook Link Email Newsletter Newsletter Play Print Share Twitter Youtube Search Instagram