ОД "Русская версия"

Выкинули, как собак: почему ростовским погорельцам после пожара не успели выдать новые квартиры

Через 8 месяцев после колоссального пожара в центре Ростова-на-Дону горожане, потерявшие жилье, остаются бездомными. English

Мария Погребняк
18 April 2018
Screen_Shot_2018-04-17_at_15.59.29.png

Вид из окна гостиницы "Звезда". Фото: Евгений Косивцов. Все права защищены.21 августа 2017 года в Ростове-на-Дону произошел самый масштабный пожар за всю историю города: за несколько часов огонь превратил в пепелище целый район за Театральной площадью, в народе именуемый Говняркой. Сгорело больше сотни домов, без жилья остались больше двух сотен семей.

С момента пожара прошло больше полугода, но новое жилье получили только 50 семей. А 31 марта погорельцев, которые за неимением альтернативы жили в гостиницах за счет администрации, выселили – хотя они из-за бюрократических сложностей не успели приобрести себе квартиры.

Как сейчас живут пострадавшие от пожара и почему власти не смогли своевременно обеспечить их жильем?

Пожар на Говнярке

Огонь начал полыхать около полудня – по сообщениям очевидцев, он распространялся с нескольких точек. Пожарные, как утверждают погорельцы, приехали слишком поздно (по разным данным, их не было от 1 до 2 часов). Один человек погиб, порядка 600 жителей эвакуировали. С огнем больше суток боролись почти тысяча пожарных, две сотни спецмашин, семь вертолетов и два самолета. Городские власти ввели режим чрезвычайной ситуации.

_henry_boatman.jpg

С воздуха огонь заливали 7 вертолетов и 2 самолета. Фото: Henry_Boatman / Instagram. Некоторые права защищены.Все погорельцы утверждают, что это был поджог. До трагедии к жителям приходили представители некоего застройщика, предлагали продать свои дома на невыгодных условиях и угрожали. В частности, по словам местных, они отказались назвать свою фирму и намекали на поджог. 

После пожара возбудили уголовное дело по статье 167 УК РФ "Умышленное уничтожение или повреждение имущества". В начале января РИА Новости со ссылкой на свои источники сообщило, что полиция не нашла доказательств поджога, однако расследование все еще продолжается.

Первые месяцы после пожара

Пострадавшими от пожара признали 692 человека (218 семей). Большинство из них после трагедии переехали к родным или друзьям, кто-то снял жилье. Почти у сотни человек такой возможности не оказалось, неделю после трагедии они провели в городских школах. Потом ростовская администрация предложила им пожить в гостиницах (в "Звезде" и "Западной"), санатории-профилактории Донского государственного техуниверситета (ДГТУ) и квартирах маневренного фонда в Северном микрорайоне (практически на окраине города).

Большинство выбрали гостиницы: их поселили туда в конце августа. Власти уточнили, что погорельцы смогут провести там только полгода – такие условия диктуют федеральный закон "О защите населения и территорий от чрезвычайных ситуаций природного и техногенного характера" и постановление правительства Ростовской области № 439. В документах сказано, что содержать пострадавших в пунктах временного размещения и обеспечивать их питанием власти обязаны "в течение необходимого срока, но не более шести месяцев с даты начала чрезвычайной ситуации".

rsz_коридор_гостиницы_звезда.jpg

Коридор гостиницы "Звезда". Фото: Евгений Косивцов. Все права защищены.Как сообщал портал donnews, в декабре прошлого года председатель донского Законодательного собрания Александр Ищенко пообещал: пока люди не купят себе новые квартиры, их выселять не будут. То есть погорельцы были уверены, что переедут из гостиниц уже в новые квартиры.

Власти помогли погорельцам восстановить сгоревшие паспорта и документы. Кроме того, пострадавшие получили компенсации за моральный ущерб – по 160 тысяч рублей (большую часть выделили из федерального бюджета). Вещи и предметы первой необходимости погорельцам собрали неравнодушные ростовчане и жители из других городов России.

В гостинице "Звезда" жили порядка 40 человек: как правило, в двухместных номерах. Неудобство было в том, что кормили не в самой гостинице, а в столовой через несколько улиц – погорельцев туда возили на автобусе три раза в день.

Ирина Минаева. Фото предоставлено автором. Все права защищены."Все сгорело как раз тогда, когда у нас планы на дом были грандиозные: мы пристройку сделали, собирались обложить дом кирпичом, газ провести. Ушли на работу, а оказалось, что возвращаться некуда, – рассказала openDemocracy погорелица Ирина Минаева (раньше жила в "Звезде"). – Как мы жили в гостинице? Ничего своего, спасибо, хоть кормили. По утрам давали гречку с молоком: я видеть ее уже не могла. Обеды и ужины обычные – супы, рыба, курица, пюре, макароны. Неудобно, что надо было три раза в день на автобусе черт знает куда ездить. Кто-то же работает, не успевает. У меня свободный график, я своему мужу за едой ездила, моталась с контейнерами этими".

В санатории-профилактории ДГТУ (там обычно проходят лечение студенты) жили около 20 человек: комнаты там меньше, чем в гостиницах. Но условия жизни погорельцев не сильно волновали – их больше беспокоило то, сколько власти собирались выдавать им на новые квартиры.

"Кровать была, одежду мне дали добрые люди. Кормили нормально. Готовить самим было нельзя. Все было общее (на 14 человек) – холодильник, микроволновка, утюг, – рассказала openDemocracy погорелица Валентина Черкасова. – Через некоторое время после переезда сюда мы узнали, что нам собираются давать по 46 тысяч 800 рублей за 1 положенный квадратный метр. Что можно купить за эти деньги? Даже если мы найдем что-то, конуру какую-то – у нас не хватит денег обустроить по-человечески все это. Придем, ляжем на голый пол".

Валентина Черкасова. Фото предоставлено автором. Все права защищены.Согласно социальной норме (данные есть на сайте ростовской администрации) одному человеку полагается 33 кв.м жилья, семье из двух человек – 42 кв.м, а если в семье больше 2 человек, каждому – по 18 кв.м. Получается, если человек жил один, ему должны дать полтора миллиона рублей.

Между тем, по данным федерального ресурса по недвижимости Realty.dmir.ru, средняя стоимость однокомнатной квартиры в Ростове-на-Дону – 2,3 млн руб. В центре города квартира может стоить и 4 млн. За полтора миллиона можно купить однокомнатную квартиру в отдаленных районах – да и то, без отделки. На новое жилье для погорельцев областной и федеральный бюджеты выделили 390 млн руб.

Конфликт с чиновниками

Погорельцев такая ситуация не устраивала. Многие хотели восстановить свои дома самостоятельно, используя деньги на новые квартиры, но власти им запретили, объяснив, что дома восстановлению не подлежат, и жилой застройки на месте сгоревшего района не планируется. Пострадавшие писали жалобы, петиции, умоляли чиновников позволить им вернуться в свой район, а не вынужденно переселяться на окраины. Осенью и зимой городские и областные чиновники пару раз встречались с погорельцами.

Как сообщал портал 161.ru, люди плакали, скандалили, требуя либо адекватных денег на новое жилье по рыночной стоимости, либо достаточных средств на отстройку старого.

"По закону органы власти лишены возможности что-либо компенсировать. Мы можем только оказать социальную помощь, если у вас нет жилья. Вообще государство не несет ответственности за пожары, она лежит на собственниках, нравится вам это или нет", – заявил на одной из таких встреч в конце декабря прошлого года губернатор Ростовской области Василий Голубев.

"Вообще государство не несет ответственности за пожары, она лежит на собственниках, нравится вам это или нет"

Выплаты на новое жилье государство не могло начать сразу – потому что на областном уровне просто не существовало нормативных актов, которые бы позволили сделать это максимально оперативно. Поэтому в сентябре чиновники разработали проект областного закона, по сути, специально для погорельцев – "О мерах социальной поддержки граждан, пострадавших от чрезвычайной ситуации, возникшей в результате крупного пожара, произошедшего 21 августа 2017 года в городе Ростове-на-Дону", а также особого постановления областной администрации. Приняли эти документы только через три месяца, в начале декабря.

Большие надежды погорельцы возлагали на кандидата в президенты России Ксению Собчак: еще до принятия закона, в конце ноября, она приезжала в Ростов на открытие своего первого регионального штаба.

Собчак обязалась подключить своих юристов и помочь пострадавшим, но ничего сделано не было – потом ее обещания сочли частью предвыборной кампании.

Сертификаты на жилье

После принятия закона власти объяснили, каким образом погорельцы могут получить жилищный сертификат – субсидию на новую квартиру. Для этого надо подать в администрацию того района, где произошел пожар, заявление и все необходимые бумаги: копии документов, удостоверяющих личность, на всех членов семьи, копии свидетельств о заключении либо о расторжении брака, свидетельств о рождении или смерти. Городские власти проверяют информацию и выдают сертификат. Потом пострадавший сам подбирает жилье на сумму, указанную в сертификате, заключает договор с застройщиком, посылает эти документы в администрацию и ждет перевода денег (перевод только безналичный). Деньги выдают в течение 30 дней.

По данным городских чиновников, администрация получила 182 заявления на получение жилищного сертификата – из них рассмотрели 159. Новое жилье по всей положенной процедуре получили всего полсотни семей, еще 90 находится в процессе поиска новой квартиры, чтобы заключить договор с застройщиком. То есть процесс получения нового жилья пошел, но достаточно медленно, учитывая, что со времени пожара прошло больше полугода.

Погорельцы из гостиниц и вовсе не получили жилье. В середине марта автобус перестал возить постояльцев "Звезды" в столовую – как объяснили в администрации гостиницы, городские чиновники перестали давать на это деньги. 26 марта временные жители "Звезды" получили уведомление о выселении "в связи с прекращением оплаты" их проживания. Большинство из них совсем недавно оформили себе сертификат, но найти жилье, договориться с застройщиком и получить деньги от администрации не успели физически.

rsz_татьяна_ланбекова_еще.jpg

Татьяна Ланбекова. Фото: Евгений Косивцов. Все права защищены."Я получила сертификат только две недели назад, хотя документы на получение подала давно. Как можно найти жилье всего за две недели? Даже если бы я нашла, заключила договор с застройщиком, принесла документы – чиновники деньги на счет застройщика перечисляют в течение 30 дней! – жаловалась oDR за пару дней до выселения Татьяна Ланбекова. – Мне некуда идти. У меня есть родные: сестра с семьей живет в однокомнатной хрущевке, места нет. Есть сын, они с женой и детьми впятером живут. Мне там только один вариант: спать вместе с внуком на двухэтажной кровати. Мне, в моем возрасте! Ну, ладно, день, два… Но больше?"Ланбекова жаловалась, что ей будет затратно снимать жилье, пенсии (11 тысяч в месяц) не хватит. Погорельцы писали письма городским и областным чиновникам, обращались к депутатам в донское Заксобрание, но ответа не получили.

Борьба с системой и выселение

Погорельцы написали очередное письмо на имя сити-менеджера Ростова Виталия Кушнарева с просьбой продлить им проживание в гостинице до 1 июня: ведь по закону после получения сертификата пострадавшим дается три месяца, чтобы подобрать жилье. За день до выселения ходили слухи, что в администрации было заседание, и решать проблему с каждым будут индивидуально: решать, кого выселять, а кого нет. Погорельцы очень на это надеялись, потому что многие не успели получить жилье из-за бюрократической волокиты и судебных проблем.

rsz_виктор_пампура.jpg

"Я полгода доказывал, что я не верблюд, – рассказал openDemocracy Виктор Пампура. – Мои родители и брат жили в частном доме, я – в доме по соседству. Дом достался мне по дарственной, но прописан я был у родителей. Полгода, как собака, мотался по судам с документами, доказывал, что я собственник. Нам хотели субсидию на четверых дать: то есть мы все были бы вынуждены жить в одной квартире. Но мне полагается своя, отдельная! И полгода все это длилось: сначала доказали, потом мне надо было отказаться от своей доли в доме у родителей, все это оформить… Мы как бомжи будем. С сумками в администрацию придем, под вход станем". Виктор Пампупа. Фото: Евгений Косивцов. Все права защищены.По предварительным расчетам Виктора, ему должны дать полтора миллиона, его родителям и брату – два с половиной. Когда выдадут сертификаты, непонятно: заявление на их получение семья Пампура подала только за две недели до предполагаемого выселения. Сумма, которую должны выделить чиновники, семью Пампура не устраивает. Виктор, например, не хочет брать ипотеку, потому что у него двое детей. Но выбора нет – за такие деньги можно купить только квартиру на окраине города.

В итоге погорельцев все же выселили – из всех гостиниц и профилактория. Им, по сути, негде жить: кто-то вынужден стеснять друзей или родственников, кто-то нашел дешевое съемное жилье. Семья Пампура, например, вселилась в однокомнатную квартиру рядом с районом, где жила раньше: правда, без удобств, за водой приходится ходить на колонку на соседнюю улицу, газа нет, готовить приходится на электрической плитке, а спать – на матрасах и раскладушках, подаренных неравнодушными людьми. Но зато дешево. Дело в том, что семья Пампура, как и все остальные погорельцы, копят на ремонт нового жилья: на те деньги, что обещают выделить чиновники, можно приобрести только стройвариант.

Одна из погорелиц, Татьяна Спорынина, вместе с сыном съехала в хостел. Она рассказала openDemocracy, что поздно получила сертификат из-за ошибки чиновников – сотрудники администрации потребовали свидетельство о заключении и расторжении брака (хотя эти документы, по словам Спорыниной, она уже приносила).

Целиком проблему с погорельцами чиновники решат спустя почти год после пожара

"Все сильно затянулось, хоть и сертификат на новое жилье я получила, – рассказала женщина. – Я фактически купила квартиру, договоры необходимые заключены, но деньги застройщику еще не перевели. Неясно, когда это случится – кому-то из наших везло, деньги приходили за 10 дней. В квартире моей будет какой-то элементарный ремонт, но, конечно, въеду я в голые стены".

У Спорыниной в Ростове нет родных, где можно пожить до перевода денег, поэтому пришлось выбрать бюджетный хостел. Она планировала остаться в гостинице, но двухместный номер в "Звезде" за сутки стоит 3400 рублей. Только за 10 дней надо заплатить 34 тысячи, а таких денег у Спорыниной нет.

Как сообщал портал DON24.RU, 3 апреля на заседании городской думы власти заявили, что решат вопрос с обеспечением жильем всех пострадавших от пожара до 4 июля этого года. То есть, получается, целиком проблему с погорельцами чиновники решат спустя почти год после пожара.

Планы на будущее

Земельные участки погорельцев, чьи дома признаны непригодными для проживания, муниципалитет в будущем выкупит у пострадавших по рыночной стоимости. Но на это, по словам сити-менеджера Виталия Кушнарева, может уйти не меньше года.

Как сообщил РБК Ростов, погорельцы опасаются занижения цены, и поэтому собираются объединиться в юрлицо – территориальное общественное самоуправление. Они заявили, что таким образом смогут отстоять свои интересы.

"Театральный спуск стал лакомым куском для местных властей, которые могут без особых потерь забрать нашу землю и построить там новые элитные дома, – заявил председатель ТОСа "Театральный спуск" Михаил Шувленов. – Нам нужно защищать свои интересы, поэтому мы и создаем ТОС – поодиночке власти нас сломают. Местным властям будет сложнее с нами бороться, если мы объединимся".

Еще одна деталь из расследования РБК: деньги на проживание погорельцев в гостиницах брали со счетов фонда содействия социально-культурному развитию "Город". Именно этот фонд занимался благотворительным сбором средств на оказание помощи погорельцам. Собрали чуть больше 14 млн, а 3 млн, по данным городских чиновников, потратили на нужды пострадавших. В декабре прошлого года на счету оставалось 10,5 млн руб. Однако это расходится с официальной отчетностью фонда на сайте Минюста РФ: там сказано, что фонд потратил оставшиеся 10 млн, но на что именно – не указано. Директор фонда затруднился сказать, сколько денег и на что потратили в действительности.

Что будет на месте пепелища, пока неясно. Администрация города рассматривает несколько проектов: за Театральной площадью могут появиться торговый центр, гостиница, пешеходный бульвар, который свяжет площадь и набережную реки Дон, новые автомагистрали, школа, детский сад и собор. Жилых комплексов обещают не возводить. Все предложения и идеи направили в городскую администрацию, предварительные итоги обещали озвучить весной. Но даже если проект примут, его вряд ли успеют воплотить в жизнь до Чемпионата мира-2018 в Ростове: он пройдет в городе с 17 по 26 июня. На Театральной площади сделают фан-зону с экранами, парковкой и фудкортом – по факту, рядом с пепелищем.

 

Had enough of ‘alternative facts’? openDemocracy is different Join the conversation: get our weekly email

Комментарии

Мы будем рады получить Ваши комментарии. Пожалуйста, ознакомьтесь с нашим справочником по комментированию, если у Вас есть вопросы
Audio available Bookmark Check Language Close Comments Download Facebook Link Email Newsletter Newsletter Play Print Share Twitter Youtube Search Instagram WhatsApp yourData