Print Friendly and PDF
only search openDemocracy.net

Горячая земля Ленинаула

В Дагестане нерешенный земельный вопрос снова стал причиной столкновения народов. Конфликт разразился между чеченцами и аварцами. English

lead Ленинаул и соседное село Калиниаул, недалеко от границы Чечни и Дагестана, 2006 г. Фото CC BY SA 3.0: Умар Дагиров / Викисклад. Некоторые права защищены.
Бытовой конфликт между аварцами и чеченцами-аккинцами (отдельная большая этническая группа чеченцев), проживающими в селе Ленинаул, напомнил о давнем территориальном споре двух народов. Камень преткновения - вопрос об исторической принадлежности земель, на который обе стороны конфликта отвечают по-своему.

Точка напряжения на границе

Село Ленинаул с населением 10 тысяч жителей находится на границе Казбековского и Новолакского районов Дагестана. До депортации чеченцев советскими властями в 1944 году оно называлось Акташ-Аух. Тогда было депортировано 28 тысяч чеченцев, включая 15,5 тысяч чеченцев-аккинцев.

Не менее актуален он и для других национальностей, проживающих на этой территории после 1944 года – покидать ставшие родными земли они не хотят

После выселения коренного населения в Казахстан сюда были переселены аварцы из села Алмак. Ауховский район, в который входило село, был расформирован, а оно получило звучное название Сталинаул. Ленинаулом село стало только в 1961 году. Чеченцы к тому моменту уже вернулись на родину, но не в свои дома – возврат в родовые села был запрещен. Некоторые аккинцы все же вернули себе жилье, выкупив его у аварцев.

Справа от Ленинаула, за небольшой горой, находится село Новолакское – административный центр соседнего Новолакского района. Согласно решению от 23 июля 1991 года, этот район должен быть преобразован в Ауховский. Взамен, недалеко от Махачкалы появится новый Новолакский район, куда будет переселено преимущественно лакское население (перемещенное на земли чеченцев-аккинцев после их депортации).

Чеченцы, депортированные из села Аух-Юрт в Дагестане (ныне Калининаул) возвращаются на свою родину. Фрунзе, Киргизская ССР, 1957 г. Фото CC-by-SA-4.0: Викисклад. Некоторые права защищены.

Решение 1991 года предусматривает восстановление Ауховского района в прежних границах и возврат чеченцев-аккинцев на места их исторического проживания, но это не успокаивает чеченцев Ленинаула и соседнего с ним Калининаула. Эти два села после расформирования Ауховского района были переданы соседнему Казбековскому, а значит, в восстанавливаемый район могут не войти.

Процесс восстановления Ауховского района – вялотекущий, несмотря на то, что этот вопрос принципиально важен для депортированных чеченцев-аккинцев. Не менее актуален он и для других национальностей, проживающих на этой территории – покидать ставшие родными земли они не хотят.

Это противоречие стало причиной конфликта, переросшего в самое громкое гражданское противостояние в Дагестане за последние годы.

Драка регионального значения

7 июля по соцсетям начал распространяться анонимный призыв к чеченцам – приехать в Ленинаул и поддержать своих на народном сходе. Его планировалось провести в селе после пятничного намаза, а также в Грозном у центральной мечети.

Сход в Грозном не состоялся – в современной Чечне стихийные общественные собрания невозможны. Неравнодушные из Грозного, Ингушетии и самого Дагестана направились в Ленинаул.

Реакция была настолько сильной, что наверняка поразила и самих "организаторов". Ленинаул находится в 18 километрах от крупного пограничного с Чечней города Хасавюрт – и уже за 10 километров до села на обочине стояли машины. Их было не менее пятисот, и каждая была полностью загружена желающими добраться до Ленинаула.

Въезд ограничили на посту в районе села Ново-Данух. Сюда стянули газели ОМОНА, машины чеченского СОБР, дагестанские военные УРАЛы. За пять километров до него наготове стояли два БТР.

Предшествовавший этому бытовой конфликт – драка между группой чеченцев и аварцев – произошел 25 июня, но именно 7 июля он мог перерасти в крупное межнациональное столкновение. Ситуацию решили уладить посредники "сверху".

Глава Чеченской Республики Рамзан Кадыров и спикер парламента Чеченской республики Магомед Даудов на церемонии открытии мемориала памяти первого президента Чеченской Республики Ахмата-Хаджи Кадырова, 2016 г. Фото (c): Саид Царнаев / РИА Новости. Все права защищены.

Кортеж из машин с номерами КРА (инициалы Рамзана Кадырова) привез в Ленинаул "Лорда" - главу чеченского парламента Магомеда Даудова. Со стороны Дагестана также присутствовали авторитетные чиновники, в том числе министр транспорта и энергетики, бывший мэр Хасавюрта, аварец Сайгитпаша Умаханов.

Приезд Даудова оброс слухами, главный из которых – его закидали камнями. Еще один слух – чеченской полиции в районе Ленинаула не было. В действительности почти все машины силовых структур прибыли из Чечни – скрыть их колонны, которые с обеда направлялись в сторону Хасавюрта, никто не пытался. На месте чеченские силовики прогуливались мимо гражданских с оружием наперевес. Уехали они только после того, как со стороны села в Чечню выехала процессия из тонированных автомобилей, сопровождавшая Даудова.

Глава Республики Дагестан Рамазан Абдулатипов посетил Ленинаул лишь спустя несколько дней после вышеописанных событий, что вызвало негодование в Дагестане. Его обвинили в том, что он отдал ситуацию "на откуп" соседней республике.

Чеченская сторона

Нижняя часть Ленинаула заселена потомками чеченцев-аккинцев, депортированных из этих мест в 1944 году. Она появилась в 60-х годах, когда еще действовал запрет на возвращение в родовые села. В 90-х, после принятия решения о восстановлении Ауховского района, она значительно разрослась.

Село разделено вполне четко – каждый знает, где начинается "аварская часть". В "чеченской части" аварцев практически не встретить. Собеседники говорят, что после недавнего инцидента им запретили ходить даже в чеченские магазины.

У чеченцев сейчас две действующие мечети. Новую, большую, построили год назад на собственные деньги. Она называется "Сердце Ауха" и стоит в центре улицы Ахмата-Хаджи Кадырова. На фасаде дома напротив висит памятная табличка первому президенту Чечни.

Кругом тишина и покой – изредка нам навстречу выходят мелкие группы детишек. Но 7 июля здесь было не протолкнуться. В новой мечети Магомед Даудов встречался с чеченскими старейшинами.

Новопостроенная мечеть "Сердце Ауха" в чеченской части села Ленинаул, на улице Ахмата-Хаджи Кадырова. Фото автора.

Лидер чеченской молодежи Ленинаула Мурад Закаев был непосредственным участником этих событий. Закаева в селе все знают – он местный авторитет. Его машину легко вычислить по номерам АУХ.

"25 июня вечером молодые ребята, чеченцы и аварцы, подрались. Старшие их разняли. Мы думали, что конфликт улажен, но нам передали, что аварцы собираются на заправке. Мимо них проходила маленькая группа наших ребят, 5-6 человек, а аварцев около 200, и эта толпа на них напала. Там была патрульная машина, но они никак не среагировали, просто стояли и смотрели. Все патрульные – аварцы. Мы говорили полиции – остановите это, успокойте своих. В итоге несколько полицейских полезли, но те ребята их тоже растоптали", - вспоминает ход конфликта Закаев.

Успокоить толпу смог только ОМОН, стрелявший в воздух. По словам Закаева, полиция заблокировала въезд в село и пропускала только аварцев: "Если аварец – пропускали, если чеченец – нет. А многие в тот день ехали на праздник к родственникам. Собралась большая пробка, приехал хасавюртовский ОМОН, УРАЛы, БТРы". Правоохранители, по воспоминаниям Закаева, только провоцировали толпу. Молодых, пытавшихся заснять это, уводили на пост. Затащили туда и самого Мурада.

"Я увидел там очень тяжелых ребят, один был без сознания. Мы просили вызвать скорую, но нам отказали. Только по просьбе начальника местного РОВД нас оттуда выпустили. В отделе мы написали объяснительные, но троих наших ребят , которые были на заправке и в драке не участвовали, задержали на семь суток. Мы не стали паниковать – думали, на этом все кончится", - рассказывает он.

После этих событий в Ленинаул приехал руководитель Совбеза Дагестана Абдулмуслим Абдулмуслимов и замруководителя администрации главы Дагестана Алексей Гасанов – призывали население мирно урегулировать конфликт. Все с ними согласились, но вскоре история получила неожиданное продолжение.

"Если хотите увидеть конфликт, то давайте пойдем к аварцам и спросим, чей это дом. Сразу ответят – это мое, мне Сталин дал"

"Незадолго до 7 июля пришла СМС с призывом записать видеообращение к Путину и Кадырову. Кто инициатор, я не знаю, но точно не человек из села. Потом появились группы в вотсапе, где начали агитировать собраться то в Грозном, то в Хасавюрте. Я звонил на номера админов, но мне никто не ответил. Писал им, что я из этого села, просил отменить сбор", - говорит Закаев.

7 июля лидер чеченской молодежи поехал в Грозный, чтобы препятствовать сбору людей. Уже там он узнал, что активисты едут в Ленинаул и поспешил домой. По его воспоминаниям, на посту на тот момент уже была толпа – в основном чеченцы из Дагестана. Собрание в мечети, которое вел Даудов, шло полным ходом.

"Defend Grozny": Два чеченских мальчика на улицах села Ленинаул. Фото автора.

По мнению Закаева, приезд Даудова мог быть согласован с руководством Дагестана: "Если это так, то это мудрое решение. Этот случай показал, что чеченские власти - авторитет не только для простых людей, но и для правоохранителей. Если бы Даудов не приехал, они точно начали бы провокации, а контролировать толпу не смогли бы".

Бытовые конфликты происходят везде, но в Ленинауле каждый из них может стать катализатором межнационального противостояния. Все стычки упираются в вопрос восстановления Ауховского района.

"Я сам живу в недавно построенном доме, а старый дедовский дом находится в аварской части. Если хотите увидеть конфликт, то давайте пойдем туда и спросим, чей это дом. Сразу ответят – это мое, мне Сталин дал, - рассказывает Закаев. - Их верхняя мечеть построена во дворе, у которого был хозяин-чеченец. Его выслали, туда поселился аварец, который потом отдал землю под мечеть. Они (аварцы) сейчас ходят туда, молятся. К тому чеченцу, хозяину земли, ни разу не подошли и не спросили разрешения на строительство, хотя по шариату так не позволено. Тот чеченец умер в прошлом году. Он до последнего говорил, что не простит им этого".

Местные чеченцы боятся, что Ленинаул не попадет в Ауховский район. Для них этот вопрос принципиален. "Мы не видели никакого документа, подтверждающего, что Ленинаул и Калининаул войдут в Ауховский район. А мы хотим восстановления исторической справедливости, хотим иметь свою землю. В Дагестане даже те народы, численность которых меньше, чем чеченцев, имеют свои районы", - поясняет свою позицию Мурад. - Мы же не просим выселять аварцев. Пускай остаются. Мы говорим им - давайте подружимся, станем братьями, только верните наше. За все это время та сторона могла хотя бы подойти и поговорить с нами. Сказали бы – понимаем, так исторически сложилось, будем содействовать в решении вопроса. Но нет".

После недавних событий контакты с аварцами, и до того редкие, вовсе сошли на нет. "Аварская сторона к нам не пришла ни 7 числа, ни после. А самим нам зачем к ним идти? Не мы же начали это", - считает Закаев.

Аварская история

Аварская часть села сильно отличается от чеченской. Извилистые улочки змейкой огибают дворы и перетекают друг в друга как горные речушки. Когда-то чеченцы-аккинцы жили именно на этой территории.

В центре стоит старая чеченская мечеть – говорят, ей больше 200 лет. Выглядит она плачевно – с 30-х годов тут был продовольственный склад. Лишь недавно чеченцы добились разрешения восстановить ее на собственные средства.

Аварцы построили другие мечети – всего их три. Напротив одной из них мы общаемся с депутатом местного собрания Батирханом Мусичовым. Он, как и большинство населения 11-тысячного Ленинаула, родом из села Алмак.

"Где-то с 1989 года начались провокации: на стенах зданий, на школах, даже на партах аварцев начали появляться надписи "Езжайте к себе в Алмак", – рассказывает Мусичов.

При этом он напоминает, что нигде кроме Дагестана нет закона о территориальном решении проблемы репрессированных народов, и к тому же, аккинцы получили компенсации за утраченные земли - 28 гектаров на низменности, в Хасавюртовском, Кизилюртовском, Бабаюртовском районе. "Они пролоббировали решение о территориальной реабилитации. Теперь надо переселять лакцев, аварцев. Мы ни на какие их территориальные претензии не согласились. Мы 70 лет живем в Казбековском районе, а их Ауховский район существовал всего три с половиной месяца", - возмущается он.

Историческая чеченская мечеть в аварской части села Ленинаул. Фото автора.

Нынешний конфликт - лишь продолжение процесса, начавшегося в 1991 году. "Чеченцы тогда построили лагерь на месте яблоневого сада – привезли откуда-то людей, огородили территорию и сидели там. Приезжал председатель парламента Руслан Хазбулатов, приезжал и Абдулатипов. Разговаривал с ними Гаджи Махачев, Сайгитпаша Умаханов. Они смогли разрулить эту ситуацию". (Протест чеченцев с требованием немедленного восстановления Ауховского района привел к тому, что 10 сентября 1991 года в Казбековском районе было введено чрезвычайное положение).

"Тогда мы подписали согласительный документ о совместном проживании, но ситуация не разрешилась. Они и сейчас собирались строить такой же лагерь", - утверждает собеседник.

Мусичов уверен, что нынешнее обострение произошло под влиянием властей Чечни. "Рамзан Кадыров начал лезть на территории сопредельных республик – то в Ингушетию, то в Дагестан. Он считает, что может прийти сюда и наводить тут порядок. Это амбициозный сосед, он хочет рулить на Северном Кавказе. Но мы все конфликты можем решать сами. У нас есть полиция, есть глава села, района, республики. Но нет – их (чеченце-аккинцев) лидеры решили обратиться к Рамзану Кадырову, поехать в Грозный, привезти народ на сход в Ленинауле. И кого сюда решили отправить? Некоего Лорда, который никакого отношения к нам не имеет! Это сопредельный субъект Российской Федерации, а они приехали на наш пост со своими силовиками", - рассуждает Батирхан.

"Где-то с 1989 года начались провокации: на стенах зданий, на школах, даже на партах аварцев начали появляться надписи "Езжайте к себе в Алмак"

По его информации, Лорд думал, что аварцы приедут на пост и поговорят с ним. "Но никто не приехал. Кто он нам такой? Человек с фальшивыми наградами. Мы и не пошли бы с ним разговаривать. Мы – депутаты и глава села – ждали его у администрации. Приехал бы сюда – мы бы встретили его", - утверждает Мусичов.

Его версия предшествующей драки также отличается от чеченской. "Потолкались какие-то семиклассники. Но чеченцы провоцируют – они вызвали старших подраться. Три-четыре человека из наших поехали разобраться – на них налетели 20 чеченцев. Те не успокоились – позвали наших на заправку. Конечно, там не было 200 человек наших, хотя аварцев и правда было больше, - рассказывает Батирхан. - И мы не верим, что волна шла из Хасавюрта – там Сайгитпаша Умаханов навел порядок. Ветер дует со стороны Чечни. Они говорят, что все земли до Сулака – их. Они хотят себе выход к морю".

Мусичов уверен, что ни Ленинаул, ни Калининаул в состав Ауховского района не войдут: "Абдулатипов говорил им – отдаем Новолакский район, и хватит. Про другие обещания мы ничего не знаем".

Мнение чеченской стороны учитывается во всех вопросах, связанных с организацией жизни села, говорит он. Сельское собрание, например, состоит из 6 чеченцев и 9 аварцев.

"Четверо моих соседей - чеченцы. Три заправки принадлежат чеченцам, пять магазинов держат они, директор школы – чеченец, заместитель главы администрации – чеченец, депутаты – чеченцы, даже маршрутными такси они заправляют. Первый заместитель главы Казбековского района – чеченец, глава пенсионного фонда – чеченец. Разговоры об их ущемлении абсурдны", - убежден собеседник.

Узаконенная проблема

Калининаул от Ленинаула отделяет небольшая река. Села похожи друг на друга – в первую очередь своими проблемами. В августе 2007 года в Калининауле произошла масштабная драка между чеченцами и аварцами. Разрешить конфликт удалось после вмешательства уважаемых чиновников – Гаджи Махачева с аварской стороны и Эльмади Джабраилова с чеченской.

До депортации чеченцев-аккинцев это село называлось Юрт-Аух. После выселения коренного населения сюда были насильственно перемещены аварцы из близлежащих сел.

Гаирби Гаирбиев был главой села Калининаул в тот период, когда началось обострение чечено-аварских отношений, вызванное решением о восстановлении Ауховского района. Инцидент в Ленинауле, по его мнению, раздули специально. "Чеченцам-аккинцам нужно было создать шум, чтобы на проблему создания Ауховского района вновь обратили внимание. Они этого добились", - говорит он.

В поисках единства - остановка в аварской части Ленинаула. Фото автора.

Приезд Даудова аварцам очень не понравился, подчеркивает Гаирбиев. "Это ненормально, когда к нам приходит спикер из другого региона вместе с нацгвардией. Явились к нам в гости, вооруженные до зубов. Этот некрасивый, позорный вояж не должен повториться", - уверен собеседник.

По его информации, Даудов действительно хотел переговорить с аварцами, но местные чеченцы никого на встречу не позвали. "Тем не менее два имама наших мечетей – из Калининаула и Ленинаула – поехали в ту чеченскую мечеть, чтобы заключить маслиат (мирное соглашение у мусульман). Но чеченцы сказали, что им там делать нечего. Не пустили имамов в дом Аллаха", - возмущается Гаирбиев.

Претензии к аварцам совершенно необоснованны, считает он: "Нас сюда тоже насильственно заселили. А спорить с решением Сталина мы не могли – в те времена если пальцем на портрет укажешь, расстреливали. Когда-то Дудаев сказал – "Наши земли тут от Терека до Сулака и до острова Чечень". И некоторые все еще поддерживают эту идею", - утверждает Гаирбиев.

По его словам, позиция аварского населения по вопросу принадлежности сел не изменится – они не войдут в Ауховский район. И то же самое говорит о влиянии соседней республики: "Как только государство расслабится, они сразу поставят вопрос о вхождении района в состав Чечни. Поэтому мы будем жестко отстаивать свою позицию".

В поисках компромисса

Разногласия в вопросе вхождения Ленинаула и Калининаула в Ауховский район лежат в корне имеющихся там противоречий, поясняет старший научный сотрудник РАНХиГС и Института Гайдара Константин Казенин. По его мнению, сейчас никто не сможет предоставить готовое компромиссное решение, но разговор об этом абсолютно неизбежен, и рано или поздно этот вопрос придется решать.

"Безусловно, решение может быть найдено. Но начать нужно с более мелких вопросов, касающихся организации жизни сел: установить нормальное взаимодействие между этническими общинами и их лидерами. После можно будет искать компромисс по вопросу районной принадлежности", - поясняет Казенин.

Опасения аварцев по поводу включения Ауховского района в состав Чечни Казенин считает неоправданными: "Здесь я исключаю подобный вариант. Практически любой конфликт на Кавказе обрастает массой конспирологических теорий. Как минимум это очень сложно с юридической точки зрения".

Также безосновательными он называет страхи перед вероятным созданием моноэтничного Ауховского района. "Очень важно со стороны руководства Дагестана,Чечни и федерального центра донести до всех, что район будет многонациональным, что на уровне местного самоуправления все вопросы будут гарантированно решаться с учетом интересов всех сторон – в том числе и аварцев. Ведь они проживают не только в Ленинауле и Калининауле – это в том числе и четыре села в северной части нынешнего Новолакского района. Власти должны подчеркивать этот момент", - считает Казенин.

Казбековский район: наш обший дом. Фото автора.

Почему вопрос восстановления Ауховского района и принадлежности к нему соседних сел не решается так долго? "Во-первых, в Дагестане за эти годы многократно менялась власть. Другая причина – затягивание строительства района, куда переселяют лакцев. Оно было выгодно многим с материальной точки зрения – мы знаем немало связанных с этим коррупционных историй. А без окончания переселения лакцев решить проблему Ауховского района невозможно", - поясняет эксперт.

Что касается вмешательства в ситуацию чеченских чиновников, то Казенин напоминает, что свою лепту внесли и влиятельные дагестанцы. "Если бы не Сайгидпаша Умаханов, который имеет большое влияние на всех аварцев хасавюртовской зоны, события могли бы развиваться иначе", - считает он.

Нагнетание негатива вокруг приезда в село Магомеда Даудова кажется Казенину излишним. "В плане сохранения мира его вмешательство в конфликт было позитивным сигналом. Безусловно, некоторые чеченские чиновники имеют серьезное влияние на чеченцев Дагестана. И если они, в случае какого-то обострения, готовы взять на себя ответственность и не дать ситуации развиваться по негативному сценарию, это отличный страховочный вариант," - считает эксперт.

Сейчас можно радоваться хотя бы тому, что не ситуация не ухудшается. Тем не менее спорные вопросы остаются. "Думать, что можно проскочить этот момент и спокойно жить дальше, наивно – необходимо начинать работу, - уверен Казенин. - Нужно сделать две вещи: упорядочить ситуацию с переселением лакцев, в которую упирается вопрос восстановления Ауховского района. Четко установить дату, после которой списки на переселение будут закрыты, а все работы по строительству завершены. Этот процесс займет время, которое нужно будет использовать для развития диалога между сторонами, заинтересованными в будущем Ауховского района. В процессе этого диалога и будет найдено компромиссное решение".

Ауховский штиль

Попытки найти виноватых в ленинаульском конфликте обречены на провал - обе стороны руководствуются фактами, подтверждающими их правоту. С годами фактов становится все больше, что только усугубляет конфликт, отправленный в стол региональными властями.

Попытки найти виноватых в ленинаульском конфликте обречены на провал - обе стороны руководствуются фактами, подтверждающими их правоту

Маловероятно, что этот спор получится решить на местном уровне. Влияния только дагестанских политиков недостаточно, и доверие к ним практически иссякло. Федеральному центру пора активно включаться в ауховский вопрос, пока горящий конфликт держится в определенных территориальных границах.

Эскалация конфликта вполне реальна: для того, чтобы в этом убедиться, достаточно было приехать в Ленинаул 7 июля и увидеть, какую отдачу получил призыв от никому неизвестных людей.

Лицам, принимающим решения, стоило бы лицезреть сотни благодарных людей, провожавших направляющиеся в Чечню машины. Их аплодисменты смешивались с возгласами "Аллаху Акбар", в воздухе витало ощущение грядущей победы. Такого гражданского единения чеченцы не демонстрировали много лет - и наверняка продемонстрируют его снова, если ситуация не изменится.

 


We encourage anyone to comment, please consult the
oD commenting guidelines if you have any questions.