Print Friendly and PDF
only search openDemocracy.net

Какие города России наименее безопасны для ЛГБТ

Сексуальная стратификация российских городов, роль медиа и эффекты закона "о пропаганде". English

"ЛГБТ-парад" в Санкт Петербурге, 2014. Фото CC BY-NC-ND 2.0: Мария Комарова / Flickr. Некоторые права защищены.

Традиционно в последние дни июня в десятках стран мира проходит Парад гордости ЛГБТ (лесбиянок, геев, бисексуалов, трансгендеров). Обычно выбираются выходные, близкие к 28 июня, тому самому дню, с которого начинается отсчет современного ЛГБТ-движения в США, вдохновившего тактики и стратегии правозащитной работы и в других национальных контекстах. Эта акция, поднимающая вопросы равноправия, прав человека, доступа к ресурсам здравоохранения для ЛГБТ, сегодня везде происходит по-разному. В городах многих стран Европы и США она превратилась в коммерческое мероприятие или культурный фестиваль, а в других странах – проходит под аккомпанемент полицейских пуль.

В России первый "ЛГБТ-парад" состоялся в 1991 году на площади перед Большим театром в рамках первого советского гей-фестиваля. Более поздняя история ЛГБТ-прайдов отсчитывается с 2006 года, когда гей-активист Николай Алексеев впервые предпринял попытку официально организовать парад гордости в Москве. Спустя годы, городские власти так и не осмелились разрешить шествие в защиту прав ЛГБТ по улицам столицы, зато движение ЛГБТ-прайдов обзавелось сторонниками в других городах, а запрещенные акции были успешно оспорены в Европейском суде по правам человека. Алексеев и его последователи подавали заявки на проведение ЛГБТ-шествия в Нижнем Тагиле, Черкесске, Благовещенске, Череповце, Казани и многих других городах России, получая постоянные отказы и оспаривая эти отказы в суде. Лишь в 2013 году в Санкт-Петербурге городские власти не препятствовали "ЛГБТ-параду", однако акция была встречена противниками, которые попытались остановить ее, применив насилие к участникам.

Ультраправые группировки, практикующие насилие, постоянно сопутствуют политической активности ЛГБТ в России. Осуществляя борьбу с некоторыми из них, официальные власти нередко потворствуют другим. Более того, насилие против ЛГБТ является неотъемлемой частью российской политики в области сексуальности.

Так, принятый в 2013 году закон о запрете пропаганды "нетрадиционных сексуальных отношений" вызвал волну насилия против ЛГБТ по всей стране. Данные судебных решений, которые мы обрабатывали в прошлом году, свидетельствуют, что после вступления в силу "закона о пропаганде" количество преступлений ненависти против ЛГБТ возросло почти вдвое. Если в 2012 году таких преступлений мы насчитали 33, то в 2013 - уже 50, а в 2015 - 65! Растет не только общий уровень таких преступлений, но и количество наиболее тяжких из них - убийств людей только за то, что они геи, лесбиянки или трансгендеры.

Воображаемое отсутствие ЛГБТ - не что иное как активное проявление политики замалчивания, вычеркивания какой-то части граждан из национальной общности

Эти данные основаны на официальной судебной статистике, однако добывать и обобщать их нам приходилось самостоятельно. Официальная информация о насилии против ЛГБТ отсутствует. Скорее наоборот, власти всячески пытаются сделать вид, что такой проблемы не существует. В крайней форме это проявляется в отрицании существования самих ЛГБТ-граждан.

После опубликования фактов истязаний мужчин-геев в чеченских секретных тюрьмах, пресс-секретарь главы республики поспешно заявил, что "невозможно преследовать тех, кого в республике попросту нет и быть не может". Схожие заявления поступают и из других регионов, то есть не являются культурно специфичными. Например, рапортуя о полном искоренении "проблемы", глава администрации Светогорска в Ленинградской области сообщает об отсутствии в городке ЛГБТ-сообщества, основываясь на собственных домыслах.

Воображаемое отсутствие ЛГБТ - не что иное как активное проявление политики замалчивания, вычеркивания какой-то части граждан из национальной общности. Эти комментарии, конечно, лишь поддерживают бытующие стереотипы и поощряют насилие в отношении незащищенных групп. Как дело обстоит на самом деле? Если власти какого-то российского города разрешат гей-парад, то выйдут ли на его улицы защитники ложной нравственности, готовые ради неясных целей бить и убивать, лишь бы остановить волеизъявление своих сограждан? Иными словами, насколько опасно в разных городах России открыто быть геем?

Динамика преступлений против ЛГБТ в России

СМИ не только информируют общество о существующих событиях, но и участвуют в становлении социальных проблем, делают какие-то конкретные события важной частью общественных дискуссий. Масс-медиа способны излечивать общество от забвения, рассказывая истории о том, что мы стремимся проигнорировать. Насилие против ЛГБТ является одной из центральных тем правозащитного ЛГБТ-движения, но часто замалчивается в общественных дебатах. В некоторых других странах во многом благодаря СМИ к преступлениям против ЛГБТ было привлечено внимание общественности и законодателей. Одним из самых громких убийств ненависти, получившем широкую огласку, стало убийство гомосексуального подростка Мэттью Шеппарда. Сообщение о его смерти, растиражированное в газетах и журналах, стало поводом для серьезных реформ законодательства в области преступлений ненависти в США.

Одним из эффектов закона о "пропаганде" в России наравне с увеличением уровня насилия стало и то, что об ЛГБТ стали чаще писать в СМИ - результат прямо противоположный замыслу  депутатов. Мы воспользовались этой ситуацией, чтобы больше узнать о деталях и контекстах эпизодов насилия против ЛГБТ в России. Лаборатория исследований сексуальности изучила почти 4500 публикаций о насилии против ЛГБТ в России за 2011-2016 годы. Все публикации были отсортированы по месту происшествия и жертвам насилия, а затем – города были сгруппированы по количеству проживающих в них жителей, и высчитан индекс насилия против ЛГБТ с учетом размера населенного пункта.

Наши данные показывают, что наиболее опасно для ЛГБТ проживать в малых городах (менее 100 тысяч жителей) и в сельской местности – насилие против ЛГБТ на тысячу человек там самое высокое. Безопаснее – мегаполисы (Москва и Санкт-Петербург): хотя в них совершается много преступлений против ЛГБТ, относительные показатели в здесь самые низкие. Это объясняется ситуациями, в которых преступникам становится известно о гомосексуальности жертвы. Очень часто сценой преступления становится общая трапеза с алкогольными напитками, способствующая доверительной беседе и - как следствие - каминг-ауту. 

Для среднестатистического представителя ЛГБТ-сообщества намного безопаснее жить в Петербурге, чем в Нижневартовске

Хотя большинству граждан в этой ситуации будет в целом наплевать на ЛГБТ, реакцией некоторых на гомосексуальное признание становится насилие, и таких реакций относительно больше в мелких населенных пунктах.

Мы сравнили по индексу насилия против ЛГБТ мегаполисы, крупные города (от полумиллиона жителей и выше) и небольшие города (100-500 тысяч жителей). Чем меньше город, тем в основном больше в нем насилия против ЛГБТ.

Выходит, что для среднестатистического представителя ЛГБТ-сообщества намного безопаснее жить в Петербурге, чем в Нижневартовске. Этим объясняется отсутствие геев и в городе Светогорске, глава которого цитировался выше: очевидно, что, чувствуя уровень ненависти к ЛГБТ в маленьком городе, любой здравомыслящий человек стремится покинуть его.

Динамика насилия против ЛГБТ в зависимости от типа города

Такие результаты нельзя назвать удивительными, они лишь подтверждают мнение о том, что в России сохраняется высокий уровень гомофобии, в том числе за счет наиболее удаленных и скрытых ее уголков. В регионах страны (даже по данным прессы, куда попадают далеко не все случаи насилия против ЛГБТ) небезопасно. Понятным способом защиты самих ЛГБТ от насилия является молчание, попытка скрыть собственную сексуальность от окружающих, чтобы не пасть жертвой недалекого убийцы. Скрытность, таким образом, поддерживается не только политическими решениями, но и индивидуальными - каждый человек, решивший умолчать о своей сексуальности, делает вклад в более общую систему буквально могильной тишины вокруг ЛГБТ. Этого человека, однако, нельзя судить за это, ведь он спасает собственную жизнь.

Радикально противоположной стратегией является ЛГБТ-парад - громкое политическое заявление о том, что ЛГБТ существуют. Означают ли наши данные, что российские города еще не готовы принять ЛГБТ-прайд парад на своей территории? Следуя логике борьбы с замалчиванием, все ровно наоборот: пока люди гибнут и страдают от насилия необходимо как можно громче кричать о нарушении их прав, чтобы это насилие остановить. Правозащитные шествия по улицам города – одна из форм такого крика, способ указать на существующую проблему и потребовать ее незамедлительного решения.

 

About the authors

Александр Кондаков – социолог права, руководитель Лаборатории исследований сексуальности.

Евгений Шторн – сотрудник Центра независимых социологических исследований (Санкт-Петербург).


We encourage anyone to comment, please consult the
oD commenting guidelines if you have any questions.