Print Friendly and PDF
only search openDemocracy.net

Кто заказал активистов

Активистов атакуют, а правоохранительные органы бездействуют. Давление на гражданское общество в Украине стало систематическим.

Кадровая съемка предполагаемого злоумышленника, напавшего на Катерину Гандзюк. Источник: Полиция Херсонской области.Нападение на Катерину Гандзюк в Херсоне стало последней каплей для украинского гражданского общества. 31 июля ее облил серной кислотой неизвестный мужчина возле подъезда ее дома. Гандзюк попала в больницу с более 30% ожогами тела.

Катерина Гандзюк – сотрудница исполкома горсовета Херсона и известна своей активной гражданской позицией в регионе. Она борется с коррупцией в полиции и пророссийскими силами в Херсонской области. По ее мнению и мнению друзей, именно эта деятельность стала причиной нападения на нее.

"Я почти уверена, что у заказчика в гардеробе висит форма с погонами, возможно, даже и не одна", – прокомментировала ситуацию Катерина Гандзюк изданию "Украинская правда". Из-за недоверия полиции, у которой могли быть свои мотивы в нападении на Гандзюк, активисты потребовали, чтобы дело передали в СБУ.

Сама Катерина говорит, что ждала нападения. За месяц до событий в Херсоне избили журналиста и активиста Сергея Никитенко, который, как и Гандзюк, обличал деятельность пророссийских сил.

"Я чувствовала, что после нераскрытых преступлений в Одессе, после того, как полиции Херсона потребовалось 32 дня, чтобы установить факт того что Сергей Никитенко – журналист, я чувствовала, что я – следующая", – сказала Катерина Гандзюк своим коллегам и друзьям, которые навестили ее в больнице в Херсоне на следующий день после нападения.

"Я не боюсь – это часть моей работы", – добавила она.

Изначально правоохранители квалифицировали ее дело как хулиганство. После того, как на этот факт обратил внимание мэр Херсона вместе с активистами, полиция нашла другую квалификацию – тяжелые телесные повреждения с целью запугивания, а потом еще раз переквалифицировала как на покушение на убийство. На четвертый день после нападения появился и подозреваемый: полиция задержала херсонца Николая Новикова. По результатам следствия заявили и о втором потенциальном участнике преступления. Полиция обнародовала его фото и попросила помочь в установлении личности. Также установили место покупки кислоты.

Катерина Гандзюк. Источник: Facebook.Однако у активистов и журналистов, которые ведут параллельное расследование, есть основания полагать, что следствие зашло не туда и Новиков – не тот, кто совершал нападение.

"Любому, кто посмотрит на доказательную базу, станет очевидно, что ее просто подтянули под похожего человека, не более. Главное доказательство того, что это тот человек – это тот факт, что у него был в этот день выключен телефон. Понятное дело, они нашли обвиняемого под фоторобот, который опубликовали мы. Там крайне много несостыковок", – комментирует результаты следствия полиции журналист Сергей Никитенко.

"Я сочувствую тому бедняге, которого задержали по моему делу полицейские, на 99% это случайный человек. Я понимаю, что очень быстро надо было тушить информационные волны, и это делали ценой его судьбы. Мои близкие, которые видели нападающего, говорят, что это не он", – сказала Гандзюк в комментарии УП.

"Я сочувствую тому бедняге, которого задержали по моему делу полицейские, на 99% это случайный человек"

Несколько свидетелей, с которыми общались журналисты в ходе своего расследования, заявили, что в день нападения Новиков находился вместе с ними на море.

Генпрокурор Юрий Луценко сообщил, что 7 августа дело передали в СБУ. В его формулировке говорится, что покушение на убийство с особой жестокостью совершено по заказу сотрудников правоохранительных и госорганов. Цель – дестабилизировать общественно-политическую обстановку в южном регионе.

Наказать зло

За последние несколько лет количество нападений на активистов стало резко увеличиваться, а то, как они совершаются – вызывает шок.

В тот самый день, когда напали на Гандзюк, убили активиста в Бердянске (Запорожская область). Ветеран АТО, участник боев за Иловайск Виталий Олешко "воевал" на гражданке с бизнесменом и депутатом, бывшим "регионалом" Александром Пономаревым, который фактически контролирует город. Олешко застрелили в спину во дворе собственного дома из винтовки. В момент нападения рядом были жена и друзья.

Виталий Олешко. Источник: Facebook.Чуть более месяцем ранее, в июне, трагедия произошла в Эсхаре, в Харьковской области. 23-летнего активиста Николая Бычко нашли повешенным в лесу. Его соратники сразу заявили, что не верят в самоубийство. Смерть активиста связывают с общественной деятельностью. Последнее время он расследовал загрязнение поселковых водоемов и коррупционные схемы, связанные с очистными сооружениями в Эсхаре.

"Полная безнаказанность нападающих породила вседозволенность. С 2016 года один за одним происходят убийства и нападения на журналистов, активистов, правозащитников и блогеров по всей стране. Их частота и интенсивность растет, но ни один из этих случаев не был расследован эффективно правоохранительными органами и не доведен до суда", – заявили организаторы акции "Наказать зло", которая прошла 1 августа под стенами МВД в Киеве.

"С 2016 года один за одним происходят убийства и нападения на журналистов, активистов, правозащитников и блогеров по всей стране"

Список не расследованных дел, который активисты предъявили правоохранителям, берет свое начало от убийства журналиста Павла Шеремета 20 июля 2016 года. Следствие до сих пор не установило подозреваемых.

Участники протеста "Наказать зло" под МВД в Киеве требовали не только эффективных расследований нападений на активистов, отстранения руководства МВД в Херсонской области, но и отставки главы МВД Арсена Авакова. Личной ответственности за нападения на активистов также требовали от генпрокурора Юрия Луценко и главы СБУ Василя Грицака.

Нападение на Гандзюк осудило представительство ООН в Украине, посольство США. Transparency International Украина призвала полицию, "наконец, показать обществу, что нападения на гражданских активистов – это преступление, за которое непременно придется отвечать".

Преступные конгломераты, повторные нападения и дискредитация

"Наиболее очевидная причина – отсутствие реформы системы", – говорит Татьяна Печончик, глава правления Центра информации по правам человека, о причинах участившихся нападений. Реформа полиции, объявленная в 2015 году, затронула только патрульную полицию. Переаттестация правоохранителей оказалась провальной – процент уволенных людей критично мал, всего 7%. Часть тех, кто не прошел переаттестацию для работы в полиции, смог восстановиться через суд. Следственно-оперативных подразделений реформа не коснулась.

"Мы вернулись к старым временам, когда полиция ежемесячно отчитывается про уменьшение количества зарегистрированных преступлений, а также постоянно отчитывается про увеличение раскрытых преступлений. Такой "мыльный пузырь" всегда со временем взрывается", – говорится в ежегодном отчете ассоциации УМДПЛ, которая мониторит соблюдения права человека в деятельности правоохранительных органах.

Фото: Bogdan Genbach / Flickr. Все права защищены."Реформа состоялась, и она продолжается", – уверяет Аваков в интервью изданию "Лига". И напоминает о проделанной работе в самые сложные времена для страны: создание Нацгвардии, формирование добробатов в составе МВД, урегулирование ситуации в Харькове в апреле 2014 года. А также ликвидация ГАИ, МРЭО, транспортной и ветеринарной милиции и замена их на "современные структуры государственного сервиса". Он также перечисляет успехи Киберполиции, Нацбюро Интерпола Украины, Миграционной и Погранслужбы и обновление Службы по чрезвычайным ситуациям.

Тем не менее, соцопрос, проведенный Фондом "Демократические инициативы" имени Илька Кучерива вместе с социологической службой Центра Разумкова, говорит о том, что доверие граждан к правоохранительным органам падает. Опрошенные социологами эксперты считают, что полиция, прокуратура и суды тормозят реформы.

Коррумпированность правоохранителей – еще одна причина, по мнению правозащитницы Печончик, по которой не расследуют такие дела, как нападения на гражданских активистов.

"Правоохранительные органы часто срастаются в такие "конгломераты" – с властью, нечестными бизнесменами и местными титушками, криминалитетом. Соответственно полиция, как и прокуратуру, не только не расследует, она еще делает все, чтобы саботировать расследования этих дел", – считает правозащитница Печончик.

"Правоохранительные органы часто срастаются в такие "конгломераты" – с властью, нечестными бизнесменами и местными титушками, криминалитетом"

Центр информации по правам человека документирует случаи нападения с 2014 года и отмечает несколько тенденций.

Объектами нападений становятся несколько групп активистов. Первая группа – антикоррупционные активисты, которые борются за прозрачность бюджетов, против коррупционных схем. Например, в июле во время протеста под стенами Специализированной антикоррупционной прокуратуры главу Центра противодействия коррупции Виталия Шабунина облили зеленкой. В результате он получил химический ожог глаз. Двоих нападающих полиция задержала, составила админпротоколы и отпустила. Нападение квалифицировали как хулиганство.

В Харькове в августе прошлого года избили главу правления Харьковского антикоррупционного центра и депутата облсовета Дмитрия Булаха. Он связывает нападение с деятельностью центра, который расследует финансовые махинации в органах городской и областной власти, в частности, кооперативную схему, к которой причастен мэр Харькова Геннадий Кернес. Через несколько недель произошло еще одно нападение – на эксперта этого же Антикоррупционного центра Евгения Лисичкина.

Ко второй группе активистов, на которых нападают, относятся экологи – те, кто борется против вырубки лесов, сохранение парков, против нечестных застройщиков. Из известных правозащитникам случаев – избиение четверых активистов в Киевской области – Александра Кулибабчука, Вадима Маштабея, Евгения Мельничука и Виктора Бархоленко. Они борются с вырубкой леса и незаконными застройками в интересах местных властей в Буче и Ирпене.

"Граница между антикоррупционными активистами и экологами тоже бывает размытой. Потому что экологические активисты, которые борются за чистоту окружающей среды, земельные права, вскрывают при этом коррупционные схемы. Фактически, они тоже антикоррупционные активисты", – поясняет Печончик.

"Очень часто в маленьких городах срастаются местная власть, криминалитет, бизнес, застройщики, предприятия, которые предоставляют услуги. Когда люди начинают противостоять, на них идет давление со всех сторон", – уточняет правозащитница.

В результате дела по таким нападениям полиция доводит до конца лишь в единичных случаях.

Наконец, еще одна группа, подвергающаяся насилию – ЛГБТ-активисты: за последний год в Украине Amnesty International зарегистрировала 30 случаев нападения на них со стороны праворадикальных групп. Во всех случаях, кроме одного, злоумышленники не были наказаны.

19 августа: нападение на "Платформа ТЮ", Мариуполь. Источник: Платформа ТЮ. "Наш мониторинг говорит о том, что в подавляющем большинстве случаев активисты, на которых совершают нападения абсолютно беззащитны перед нападающими. Единственный шанс, чтобы дело расследовали – это добиться широкого резонанса, тогда полиция начинает что-то делать", – говорит глава правления Центра информации о правах человека.

"В большинстве случаев нападающие остаются без наказания", – утверждает правозащитница.

Еще одна тенденция – повторные нападения на активистов, которые продолжили свою деятельность после первого нападения, как это произошло с экологическим активистом из Кировоградской области Михаилом Берчуком. Его побили осенью 2016 года, когда он начал интересоваться выбросами от местного предприятия, производящего масло, кетчупы и майонез. Второй раз на него напали весной 2017 года – на сей раз ему проломили череп и активист попал в реанимацию. Полтора года спустя полиция так и не установила личность нападавших, хотя нападение было совершено утром в людном месте, зафиксированы номера машины, были свидетели.

Еще одна тенденция – повторные нападения на активистов, которые продолжили свою деятельность после первого нападения

Участились не только нападения физические, но и дискредитационные кампании против активистов и известных антикоррупционных организаций. Сфабрикованные дела – один из примеров таких преследований.

В 2017 году открыли дело против организации "Пациенты Украины" и "Сеть людей, которые живут с ВИЧ" – их обвиняли в краже грантов и сотрудничестве с ФСБ РФ и сепаратистскими формированиями на оккупированных территориях "ЛНР" и "ДНР". Офис организаций подвергся обыскам, но в результате дело закрыли в феврале 2018 года – за отсутствием состава преступления. Представители пациентских организации считают, что это дело – месть за их антикоррупционную деятельность.

"С одной стороны, правоохранительная система не может эффективно расследовать реальные нападение активистов, в то же время она занята фабрикованием, придумыванием каких-то несуществующих дел по несуществующим преступлениям", – отмечает Печончик.

Шаг назад

В своем последнем отчете "Страны в переходном периоде 2018. Противостояние нелиберализму" международная организация Freedom House отмечает по Украине снижение показателей демократических процессов. Это, по наблюдениям авторов отчета, происходит впервые со времени Революции Достоинства в 2014 году.

Причины, которые называют исследователи – возрастающее действие со стороны радикальных групп, нападения, физическое насилие, а также с попытки ограничить деятельность неправительственных организаций. Последнее происходит и с помощью законодательных инициатив.

Президент Порошенко в марте прошлого года поддержал принятые в Верховной Раде изменения к закону "О противодействии коррупции", по которому члены антикоррупционных общественных организаций должны подавать электронные декларации. Несмотря на протесты и жесткую критику со стороны представителей ЕС, США и Канады, закон продолжает действовать. Месяц назад группа из 65 народных депутатов обратилась в Конституционный суд, чтобы отменить эту норму.

В июне 2018 в Верховной Раде зарегистрировали новый закон – теперь уже "против иностранного влияния". По нему предполагается, что благотворительные и неправительственные организации, финансируемые из-за границы, должны декларировать свои источники денежных поступлений.

"Обвинив неправительственные организации и журналистов в антинационализме, политики пытаются исключить легитимные голоса из публичных дебатов только потому, что те критикуют правительство", – директор проекта Freedom House "Страны в переходном периоде" Нейт Шенкан говорит о ситуации с ухудшением гражданских свобод

По прогнозам правозащитников, приближающиеся выборы ухудшат ситуацию со свободой слова в стране

"Борьба за власть будет оживленная и очень жестокая. Мы ожидаем, что будет продолжение того, что мы наблюдаем – физическое насилие, попытки ограничивать через законы деятельность активистов и правозащитников. Прогноз не очень хороший на ближайшее время, к сожалению", – говорит Мэтью Шааф, директор представительства Freedom House в Украине.

В ответ на сложившуюся ситуацию активисты и общественные организации в апреле 2018 года заявили о создании "Коалиции в защиту гражданского общества".

Совместный меморандум подписало почти три десятка организаций – в том числе Украинский Хельсинский союз по правам человека, представительство Freedom House в Украине, Центр информации по правам человека, БФ "Восток-SOS" и ряд других правозащитных инициатив.

"Украинская власть должна признать важную и законную роль правозащитников и активистов, которые действуют в защиту общественных интересов, не мешать, а наоборот – способствовать их деятельности, а также эффективно расследовать все случаи угроз, нападений, запугиваний, репрессий или каких-либо других видов преследования", – говорится в меморандуме Коалиции.

Среди задач, обозначенных в меморандуме – мониторинг случаев преследований активистов и журналистов, разработка системы реагирования на случаи преследований, стимулирование расследований, продвижение изменений в законодательстве на пользу правозащитникам.

Как сообщил Мэтью Шааф, глава Freedom House Украина, в скором времени у коалиции будет сайт с картой всех зафиксированных кейсов притеснений гражданского общества. Это поможет точно измерить проблему – по всей стране, включая регионы.

Тем временем Катерина Гандзюк находится в Киевском ожоговом центре, куда ее транспортировали самолетом из Херсона. Она перенесла уже несколько операции и ждет еще. Состояние здоровья Гандзюк – все еще сложное, и поэтому к ней пока не пускают ни родных, ни близких. Ее палату охраняют. На здании херсонской мэрии появился баннер "Простите, так а кто заказал Гандзюк?"

 

About the author

Татьяна Козак – журналистка. Авторка репортажей на темы конфликтов, возникших в связи с трансформацией постсоветского пространства и новых конфликтов, связанных с кризисом беженцев и ростом национализма в Европе.


We encourage anyone to comment, please consult the
oD commenting guidelines if you have any questions.