ОД "Русская версия"

Стреляли в мирных жителей и сжигали дома. Что произошло на границе Кыргызстана и Таджикистана

Кровопролитное столкновение на границе Кыргызстана и Таджикистана стало самым масштабным за последние годы. Десятки людей ранены, сотни остались без крова. Тысячи женщин, детей и пожилых людей были вынуждены укрываться от пуль в поисках убежища. От нескольких кыргызских сел остались одни руины и пепел. Серьезно пострадали и таджикские села - там разрушено более десятка домов. Между тем стороны обвиняют в произошедшем друг друга.

Камила Ешалиева
6 мая 2021, 4.10
Фото: Камила Ешалиева

В Баткенской области 30 апреля похоронили 12-летнюю Мадину Рахматжанову. Девочка стала одной из жертв конфликта на кыргызско-таджикской границе. 29 апреля вместе со своей матерью и младшей сестрой она пыталась бежать из родного села в сторону гор, чтобы спастись от обстрела военных. В нее попал осколок снаряда, и она скончалась, так и не доехав до больницы.

Конфликты на кыргызско-таджикском участке границы между местными жителями, а также пограничниками двух стран вспыхивают периодически. Все дело в спорных линиях соприкосновения двух государств. Общая граница Кыргызстана с Таджикистаном составляет 972 км, из которых примерно 40% рубежей остаются неуточненными. В советское время обозначенная граница была символической, и сейчас многие проблемные участки пролегают по густонаселенным территориям.

Чаще всего разногласия происходят из-за нерешенных вопросов, связанных с распределением воды и земли, контрабанды наркотиков, а также незаконных пересечениях границы. С 2010 года на границе двух республик произошло более 150 подобных инцидентов.

Все вопросы, связанные с демаркацией государственной границы, обсуждались не раз. Но с мертвой точки дело не сдвинулось. Жители приграничных сел все еще вынуждены жить в атмосфере постоянных конфликтов, которые нередко приводят к человеческим жертвам.

На территории Кыргызстана находится и таджикский анклав Ворух, где проживает больше тридцати тысяч человек. Официально Ворух принадлежит Таджикистану, однако еще со времен СССР из-за неуточненных границ он стал "островком" одного государства, окруженного другим. Этот анклав считается одной из болевых точек в отношениях двух государств. В конце марта Кыргызстан предложил Таджикистану обменять анклав на другие аналогичные территории в районах Баткенской области. Но президент Таджикистана Эмомали Рахмон заявил, что Ворух останется в составе их республики.

Минометы и пулеметы против гражданских

В этот раз столкновения произошли, согласно официальным сообщениям, из-за борьбы за воду на территории водозабора "Головной" Торткульского водохранилища, который находится на неописанном участке границы близ села Кок-Таш Баткенской области.

По версии кыргызских пограничников, 28 апреля таджикская сторона решила установить на столбах ЛЭП возле водозабора камеры видеонаблюдения, позволяющие отслеживать распределение воды. Жителям кыргызского приграничного района это не понравилось, и они попросили убрать камеру, но жители таджикского села им отказали. Позже граждане Кыргызстана решили спилить столб с установленной на нем видеокамерой, что привело к конфронтации. В итоге на месте с обеих сторон собрались около 150 человек. Началась драка, люди закидывали друг друга камнями. Но к вечеру обстановка стабилизировалась.

Рано утром 29 апреля конфликт перерос в более серьезное противостояние. Сообщалось, что сначала граждане Таджикистана закидали камнями дома кыргызстанцев, после чего обстреляли проезжающие автомашины из охотничьих ружей.

Ситуация обострилась настолько, что между военными Кыргызстана и Таджикистана состоялась перестрелка, продолжавшаяся почти до полуночи. Таджикская сторона открыла огонь по трем пограничным заставам, а также по двум погранпостам. В результате минометного обстрела загорелась застава "Достук". В ответ на эти действия Кыргызстан захватил таджикскую погранзаставу "Ходжа Аълло". По всему периметру границы были стянуты дополнительные военные силы обеих сторон.

В тот момент ситуация накалилась до предела. В ход пустили автоматы, минометы, пулеметы и военные вертолеты. Военнослужащие со стороны Таджикистана обстреливали жилые дома кыргызстанцев. Под пули и снаряды попали мирные жители. Некоторые таджикские села также подверглись обстрелу со стороны Кыргызстана.

В трех сельских округах Баткенской области был введен режим чрезвычайной ситуации. Из зоны боевых действий было эвакуировано более 33 тысяч граждан Кыргызстана. Из них 19 142 — дети. Большинство людей разместили в школах городов Баткен и Сулюкты. Других приютили частные гостиницы. Но с убежищем повезло не всем - кому-то пришлось ночевать в горах.

Министерства иностранных дел Кыргызстана и Таджикистана после нескольких переговоров все же достигли договоренности о полном прекращении огня и отводе войск. Несмотря на это, выстрелы с таджикской стороны продолжились. Военные перекрыли дорогу в анклав Ворух и Лейлекский район. Местные жители и 25 тысяч беженцев в Исфане оказались отрезанными от гуманитарной помощи. В приграничных селах Арка и Максат велась стрельба, десятки жилых домов были сожжены. Лишь 1 мая военные Таджикистана покинули кыргызские села.

Gulmayram Attokurova - Batken 1.jpeg
Более 33 тыс. граждан Кыргызстана были эвакуированы из зоны боевых действий | Фото: Гульмайрам Аттокурова

Противостояние на границе закончилось трагически. В ходе конфликта, по данным Министерства здравоохранения Кыргызстана, погибли 36 человек, 183 ранены. 1 и 2 мая были объявлены днями национального траура.

Правозащитная организация Human Rights Watch призвала немедленно расследовать смерти гражданских и разрушение имущества мирных людей, а также привлечь к ответственности виновных.

Кроме этого, после стабилизации ситуации Министерство внутренних дел Кыргызстана возбудило 11 уголовных дел по статьям "убийство", "массовые беспорядки", "преступления против мира и безопасности человечества", "хулиганство", и "незаконное пересечение границы".

Что касается таджикской стороны, то официальные данные о пострадавших и погибших огласили только 6 мая. Известно о гибели 19 человек, еще 87 пострадали.

"Спали на улице, чтобы защитить свои дома"

Сарвар Турдибоев живет в селе Борбордук Лейлекского района. Оно граничит с селом Хистеварз в Таджикистане. Все те дни, пока в нескольких сотнях метров продолжалось столкновение двух стран, он вместе с соседями охранял свой дом и родную улицу.

"В первый день выстрелы продолжались с небольшими перерывами до четырех утра. Мне казалось, что тогда еще не началась массовая эвакуация, но некоторые соседи сами из-за страха покидали село - все-таки мы не привыкли к таким серьезным конфликтам. Большинство жителей уехали в ту же ночь. С утра уже стало ясно, что ситуация только накаляется. Поэтому я тоже решил отвезти семью подальше от границы и отдал своему знакомому машину, а сам вернулся домой. Тем временем выстрелы продолжались. На моей улице вместе со мной остались еще пятеро соседей, - рассказал он oDR. - Потом на WhatsApp стали приходить сообщения о том, что кыргызские войска должны войти в наше село, а нам нужно подняться на пустырь и переждать столкновение там. Мы с соседями так и сделали. Пришли на пустырь и стали ждать. Один из односельчан подошел к нам и сказал, что таджикские солдаты начали заходить в чужие дома. Это меня насторожило, и я сразу же направился к своему дому".

Турдибоев признается, что противостоять военным по понятным причинам не смог бы. Однако глубоко в душе надеялся, что мирных людей трогать не будут. По его словам, на улицах кыргызского села несколько раз были замечены люди таджикской национальности в гражданской и военной форме, еще один раз проезжала машина с госномерами Таджикистана. В ней находилось несколько молодых парней.

"Когда мы с соседями после очередной разведки разошлись по домам, я не мог уснуть, несмотря на то, что напряжение меня сильно утомило. Я снова вышел на улицу и увидел троих таджикских пограничников. Они заглядывали во дворы других домов. Я стоял, не двигаясь. Не знал, что будет дальше. Когда они подошли ко мне, я сказал им на таджикском, что это мой дом. Один из них спросил, какая у меня нация и гражданство. Я сказал, что я узбек и гражданство у меня кыргызское. А он ответил: "нам нет до тебя дела". После этого они ушли, - добавил Турдибоев. - Ночевали мы с соседями во дворе, прямо на асфальте. Мы специально шумели и не спали до трех часов ночи. Может быть поэтому нам удалось сохранить наши дома, так как в первом ряду, который находится вдоль границы, все кафе и магазины сожгли. На второй улице, где не осталось местных, мародеры ограбили жилые дома и угнали скот. Но наша улица осталась в сохранности".

На то, чтобы оправиться от произошедшего и вернуть жизнь в прежнее русло, нужно время. К тому же, страх возобновления конфликта у местных жителей все еще присутствует, признается Турдибоев: "Много нерешенных вопросов постепенно вели к тому, что произошло. Но в этом нет вины таджиков и нет вины кыргызов. Это вина руководящих лиц, которые не смогли между собой договориться. Что им помешало - это другой вопрос. Может быть амбиции, а может и что-нибудь другое. Что бы то ни было, нет никакого оправдания тому, кто допустил эти события".

Возвращаться в родные села спешат не все

Психолог Гульмайрам Аттокурова сейчас оказывает психологическую помощь беженцам из кыргызских приграничных сел. По ее словам, эмоциональное состояние людей остается тяжелым. Одни потеряли близких, другие остались без крыши над головой.

"Женщины постоянно плачут, они никому не верят. Они не понимают, почему соседи, с которыми они годами жили бок в бок, вдруг резко напали. Для них это предательство. С другой стороны, их волнует, почему власти не объявили тревогу, когда таджикская сторона начала нападать. Не было системы оповещения. Они боятся возвращаться обратно в свои дома и требуют выделить земли в других селах Кыргызстана, - отметила Аттокурова в беседе с oDR. - Дети, в свою очередь, боятся резких звуков и не остаются наедине. Они сильно напуганы. Им все время кажется, что их застрелят. Поэтому им нельзя возвращаться домой. Нельзя отправлять детей в места, где совсем недавно были военные действия. Мы сейчас бьем в колокола, ищем людей, готовых организовать летние детские лагеря, пока обстановка не стабилизируется. Детям нужна реабилитация".

Власти лишь пообещали восстановить дома жителей, пострадавших в результате конфликта на границе. Но не за счет таджикской стороны, как многие полагали, а за счет Кыргызстана. По официальным данным, в Баткенской области разрушены и сожжены 107 жилых домов. Кроме того, были подожжены и обстреляны две школы, фельдшерско-акушерский пункт, детский сад, пункт милиции, три пункта пропуска, десять заправок и восемь магазинов.

Gulmayram Attokurova Batken 2.jpeg
Многие семьи боятся возвращаться в свои дома, ожидая возобновления конфликта | Фото: Гульмайрам Аттокурова

Неоценимую помощь в предоставлении гуманитарной помощи оказывают неравнодушные люди. Одни перечисляют деньги на специальные счета, другие тоннами закупают все самое необходимое, третьи предоставляют транспорт для перевозки груза.

Что говорит таджикская сторона?

Пресс-центр пограничных войск ГКНБ Таджикистана озвучил свою версию инцидента, в которой утверждается, что вооруженный конфликт между жителями приграничных районов произошел "при подстрекательстве граждан Кыргызской Республики во главе с председателем района Баткен Оразовым Акылбеком".

"Власти Кыргызской Республики специально мобилизуют своих граждан из отдаленных населенных пунктов и подстрекают их к межнациональному конфликту," - говорится в официальном сообщении.

Помимо этого, в ответ на возбуждение дел со стороны Кыргызстана, Генеральная прокуратура Таджикистана также возбудила уголовное дело в отношении кыргызских военнослужащих по факту нападения на Исфару. Ведомство обвиняет их и отдельных граждан Кыргызстана "в убийствах и проведении агрессивной войны".

Власти Таджикистана долго не сообщали информацию и о разрушениях в таджикских приграничных селах. Только 3 мая стало известно, что на территории трех сельских общин Исфары полностью разрушены 14 жилых домов, частично пострадали 2 дома и 1 вспомогательное сооружение.

Но правительства обеих стран не были заинтересованы в военных действиях, считает политолог и независимый исследователь из Таджикистана Парвиз Муллоджанов.

"Негативная энергия по обе стороны границы накапливалась уже давно, что выливалось в регулярные инциденты на границе. В этом году никто не ожидал эскалации, ибо пандемия и кризис оставили обе страны без ресурсов и с пустым бюджетом. Для таджикской стороны триггером послужило предложение нового руководства Кыргызстана относительно обмена Воруха или односторонней демаркации границы. Предложение было сделано в очень решительной форме, сразу же после поездки президента Садыра Жапарова в Москву и одновременно с объявлением о проведении военных учений в Баткенской области. Соответственно в Таджикистане возникла серьезная озабоченность - у многих создавалось впечатление, что кыргызская сторона заручилась поддержкой Москвы и ищет предлога, чтобы решить вопрос силой. С другой стороны, так как таджикские власти промолчали, в Исфаре распространились слухи, что Ворух якобы собираются передать Кыргызстану", - сказал он.

По словам политолога, среди людей наблюдалась сильная обеспокоенность и тревога. В социальных сетях начали обвинять правительство Таджикистана чуть-ли не в предательстве, а напряжение в приграничных районах стало быстро расти.

"Таким образом, и власти, и местные общины ожидали, что Кыргызстан вот-вот начнет военные действия. Стали готовиться, но насколько я знаю, речь шла только об отражении возможного нападения. Когда конфликт вокруг водозабора "Головной" перерос в военные действия, оказалось, что таджикская сторона несколько лучше подготовлена. Захват земель не планировался – это бессмысленно, так как потом все равно отдавать. В противном случае, при существующем военном паритете между странами нас бы ожидала затяжная война, в который не может быть победителей: экономика двух стран не подразумевает ведения войн. Иначе для обеих стран это может обернуться взаимным самоубийством", - подчеркнул он.

Неутвержденные участки границы - истинный корень проблемы. Но решение должно быть не просто в демаркации границ, а в проработке договоренностей о безопасном режиме совместного пользования земельными и водными ресурсами, а также трансграничными дорогами. Также сторонам необходимо договориться о модернизации системы ирригации, добавил эксперт.

"Сторонам трудно прийти к согласию: каждая их них использует в качестве доказательства карты разных лет, полностью противоречащие друг другу. Другая причина заключается в применении неправильного подхода к решению конфликта. Как правило, все решения принимаются в высших эшелонах власти, в рамках группы переговорщиков из 10-15 человек, пусть и хорошо знающих свое дело. Но ведь мирный процесс не ограничивается простой прорисовкой на карте новых границ. Это долгий процесс, который включает десятки и сотни влиятельных профессионалов, - пояснил Муллоджанов. - А демаркация границ волевым способом может оставить немало больных вопросов неразрешенными: нужно будет договариваться насчет воды, земли, дорог. И это в условиях, когда население растет, а водные и земельные ресурсы сокращаются, инфраструктура и система ирригации уже не способны справляться с возрастающей нагрузкой. Поэтому сегодняшняя эскалация является серьезным напоминанием, что нам всем надо решать эту проблему исключительно мирными способами с учетом интересов друг друга".

Так или иначе Кыргызстан и Таджикистан договорились до 9 мая описать проектную линию государственной границы на нескольких участках и построить автомобильную дорогу, которая соединит таджикский Ворух с территорией страны. Учитывая, что на протяжении тридцати лет вопрос неопределенной линии границы двум соседним государствам решить не удавалось, процесс описания рубежей и в этот раз может стать затяжным.

oDR openDemocracy is different Join the conversation: get our weekly email

Комментарии

Мы будем рады получить Ваши комментарии. Пожалуйста, ознакомьтесь с нашим справочником по комментированию, если у Вас есть вопросы
Audio available Bookmark Check Language Close Comments Download Facebook Link Email Newsletter Newsletter Play Print Share Twitter Youtube Search Instagram WhatsApp yourData