ОД "Русская версия"

"Если даже инвалиды вышли – это уже дно"

22 октября в Минске прошел второй "Марш людей с (НЕ)ограниченными возможностями", участие в котором приняли люди с инвалидностью. Корреспондент oDR побывала на месте событий и поговорила с некоторыми участниками марша.

Редакторы oDR
23 October 2020
Участники "Марша людей с (НЕ)ограниченными возможностями", Минск, 22.10.2020.
|
Даша С.

Слезоточивый газ, пытки, водометы, свето-шумовые гранаты, огнестрельное оружие – беларусское правительство применяет против своих граждан весь арсенал средств для подавления протеста. Но добивается лишь противоположного результата: в ответ на милицейское насилие на улицы выходит все больше людей. Чем больше государство бьет по своим самым уязвимым гражданам – женщинам, пенсионерам – тем сильнее возмущение. После того как 12 октября минская милиция разогнала демонстрацию пенсионеров слезоточивым газом, люди с инвалидностью создали свой телеграм-канал – Смелые Инвалиды Беларуси – и запланировали на 15 октября свой первый собственный марш. Теперь демонстрации в Беларуси проходят почти каждый день: женщины выходят на протесты по субботам, пенсионеры в понедельник, общий марш традиционно в воскресенье. Люди с инвалидностью выбрали своим днем четверг. 22 октября корреспондент oDR побывала на втором таком "Марше людей с (НЕ)ограниченными возможностями" и расспросила его участников, почему они выходят протестовать. Мы публикуем их высказывания максимально дословно.

_L2A9579.jpg
Виктор, 32 года. Инструктор по кросс-фиту для людей с инвалидностью. | Даша С.

Виктор, 32 года. Инструктор по кросс-фиту для людей с инвалидностью.

С первых дней протестов я выходил на улицу, потому что не согласен с результатами выборов, потому что нас обманули и начали запугивать. Мне не страшно, а чего бояться? Побьют? Мне терять нечего. То, что на марш вышли люди с инвалидностью, это уже край. Все мы видим, что творится вокруг, никто не хочет остаться в стороне и смотреть сквозь пальцы на то, что бьют девушек и женщин с цветами. Людей забирают на 15 суток или дают штрафы в то время, когда они тут и так ничего не зарабатывают. Я готов к тому, что меня тоже могут задержать, у меня с собой сумка с тёплыми вещами и мыльными принадлежностями.

_L2A8916.jpg
Павел, 39 лет. В прошлом ИП, сейчас безработный. | Даша С.

Павел, 39 лет. В прошлом ИП, сейчас безработный.

Прийти сюда меня подтолкнула совесть, не могу с ней договориться, чтобы сидеть дома – жалко молодых ребят, которых избивают. У меня было мнение, что настоящих людей в Беларуси практически не осталось. Но после выборов я увидел много молодежи, как правило из IT сферы, с правильными взглядами на жизнь, и они хотят изменить свое окружение и страну, в которой живут. Я примкнул к ним и как могу поддерживаю.

У меня стоят протезы в сердце и я вынужден принимать лекарства, разжижающие кровь. Это чревато тем, что любое моё избиение закончится внутренними кровотечениями, остановить кровь практически невозможно. Когда я выхожу на акции, то достаточно сильно рискую. Потому что в прошлом спортсмен, выгляжу соответственно и вряд ли смогу донести силовикам, что меня нельзя бить. Выхожу на протесты каждые выходные, пока удаётся убегать. Я не могу сидеть дома, когда банда уголовников диктует людям, где ходить.

_L2A8920.jpg
Алла Ивановна, 68 лет. Пенсионерка. | Даша С.

Алла Ивановна, 68 лет. Пенсионерка.

Иисус Христос – Бог света и Бог любви. Ему нужны светлые люди у власти, которые не чинят беззакония и проявляют милосердие. Бог на стороне справедливости. Он за мир, любовь и согласие. Инвалидам тоже хочется больше любви, справедливости и заботы. Я думаю, неужели инвалидов тоже будут задерживать? Ну, конечно, страшно, но я надеюсь на божью защиту.

_L2A8956.jpg
Женя, 43 года. После пересадки сердца живет на пенсию по инвалидности. | Даша С.

Женя, 43 года. После пересадки сердца живет на пенсию по инвалидности.

14 августа вышел с маршрутки, закурил, вдруг откуда ни возьмись появился оборотень в погонах. Кроме инвалидности порвал и какой-то манжет в плече (порвал мышцу – прим.ред.), теперь ещё и рука не работает. Только дурак не боится задержаний в нашей стране. Последней каплей стало, когда после выборов включили интернет и я увидел, как наших детей просто убивали. Я считаю, что эту революцию сделали подростки, а победить должны женщины. Стыдно сидеть дома, я вроде не такой уже и калич, в смысле инвалид. Смогу пройтись километра три.

_L2A9304.jpg
Саша, 33 года. Технический писатель в IT-компании. | Даша С.

Саша, 33 года. Технический писатель в IT-компании.

Для Беларуси беспрецедентно, когда люди с инвалидностью выходят на улицу и активно заявляют свою гражданскую позицию. Просто в этом году был достигнут какой-то порог бесчинства и злодейства, которые творили наши власти. Мы ощутили, что нам надо выйти и сказать, что мы против насилия, лжи и беззакония. Мы, конечно, надеемся, что к нам не будут применять газ, дубинки. Но лично меня уже задерживали, я уже побегала от ОМОНа, кашляла от газа. Преодоление страха – одна из наших постоянных задач, с которыми мы выходим из дома каждый день. Как говорила наша прекрасная Мария Колесникова, нужно долбить, долбить и долбить эту власть. Мы все, кто выходит на протесты, объединены тем, что на нашей стороне правда. Мы уже победили 9 августа, сейчас важно эту победу отвоевать.

_L2A8981.jpg
Андрей, 21 год. Студент. | Даша С.

Андрей, 21 год. Студент.

Уже нет сил это терпеть, когда людей избивают просто за выражение своей политической и гражданской позиции. Это ужасно, что им не дают на это право, хоть оно прописано в Конституции. Впервые я вышел на студенческий протест 1 сентября, меня тогда задержали, но скорее всего из-за инвалидности не били и не трогали, в отличие от стоявших рядом друзей с факультета, которых уносили и избивали.

_L2A9111.jpg
Людмила, 71 год. Пенсионерка. | Даша С.

Людмила, 71 год. Пенсионерка.

Все началось с выборов, где лично у меня украли голос. Моя позиция, что надо играть по-честному. Потом начались избиения и задержания. Где бы ни нашлись и ни собрались люди по интересам, нас тут же снимают и ловят (сотрудники милиции – прим. ред.). Свобода мысли неподсудна. Но за то, что человек не так мыслит, его могут избить и сделать инвалидом. ОМОН напал на девочку вчетвером, я вот этой палкой взяла и дала им по плечам – меня забрали. У них была запись с видеорегистратора, но в протоколе написали, что стояла у дороги и кричала: "Жыве Беларусь" – дали штраф 10 базовых (около 100$). За крик меньше статья, поэтому я согласилась.

_L2A9296.jpg
Алеся, 40 лет. Фрилансер в IT-сфере. | Даша С.

Алеся, 40 лет. Фрилансер в IT-сфере.

Я за свободную жизнь, чтобы люди, которые как-то социально ограждены, получили доступную среду и возможность нормально работать. Мы не чувствуем себя равными, но должны учитываться и наши интересы. Прожить на пенсию в 300 рублей (около 150$) нереально. У нас нет возможности работать, нас везде отшвыривают. Даже если частник захочет взять на работу человека с инвалидностью, то столкнется с кучей препятствий и бумажек.

Мне не страшно выходить на протест. Но я оставила свои контакты и сказала, что если не выйду на связь, значит меня забрали. Я не надеюсь на их (сотрудников МВД – прим. ред.) совесть, я надеюсь, что мои друзья и родственники меня вытянут.

_L2A8979.jpg
Олег, 49 лет. Пенсионер. | Даша С.

Олег, 49 лет. Пенсионер.

Люди с инвалидностью так же хотят свободы, как и остальные. Я нарисовал такой плакат, потому что мне нравится группа "Наутилус Помпилиус", которая выражает мои мысли. Мы скованы одной цепью, то есть общей бедой, и стремимся к одной цели – свободе.

_L2A8938.jpg
Юля, 34 года. Ухаживает за дочерью Машей 13 лет. | Даша С.

Юля, 34 года. Ухаживает за дочерью Машей 13 лет.

Выхожу на протесты не в первый раз. Я личность, у меня есть право голоса и гражданская позиция. Если уже даже инвалиды вышли (на марш – прим. ред.), это уже дно. Так развалить страну, довести людей до такого состояния не каждый сможет. Ты видишь, что даже пенсионеры и инвалиды против тебя, ну пожалуйста, хватит. За 26 лет у тебя все есть, ты все уже взял. Ну освободи, пожалуйста, дай по-другому дышать.

У меня 2 образования, и я просидела 13 лет дома. Я не могу устроиться на работу, потому что Машина спец-школа работает через раз. В 2015 году к нам приезжал Шапиро (на тот момент – председатель Минского областного исполнительного комитета – прим.ред,) и я попросила обратить внимание на эту единственную в районе спец-школу. В итоге за это меня месяц соц-служба проверяла. Мнение в этой стране высказать нельзя.

_L2A9732.jpg
Игорь, 47 лет. Недавно потерял ногу. | Даша С.

Игорь, 47 лет. Недавно потерял ногу.

Я человек, который сам себя уважает и уважает других. Поэтому я сейчас здесь. Я уже свое в жизни отбоялся. Единственная неприятность, что не получается участвовать (в протестах – прим.ред.) везде, где мог бы это делать с двумя ногами. У меня всегда было такое мировоззрения, я всегда был против Лукашенко.

Had enough of ‘alternative facts’? openDemocracy is different Join the conversation: get our weekly email

Комментарии

Мы будем рады получить Ваши комментарии. Пожалуйста, ознакомьтесь с нашим справочником по комментированию, если у Вас есть вопросы
Audio available Bookmark Check Language Close Comments Download Facebook Link Email Newsletter Newsletter Play Print Share Twitter Youtube Search Instagram WhatsApp yourData