ОД "Русская версия": Investigation

Отравленная золотая жила: как рудник "Кумтор" расколол кыргызское общество

Золотой рудник "Кумтор" – один из главных источников дохода для государственного бюджета Кыргызстана. В этом году правительство страны практически национализировало рудник, выдавив из страны канадского инвестора под предлогом беспокойства за окружающую среду. Однако на деле экологические риски, связанные с "Кумтором", волнуют власть далеко не в первую очередь. О том, почему "Кумтор" стоит закрыть и кто больше всего страдает от золотодобычи в сердце Центральной Азии, рассказывает oDR.

Камила Ешалиева
18 июня 2021, 8.43
Ледники на "Кумторе".
|
Фото: Ислам Розиев. Публикуется с разрешения автора.

Из года в год власти Кыргызстана обещают защищать и поддерживать иностранных инвесторов. Для этого разрабатываются законы, даются поручения. Однако реальность порой не столь радужна. Так, в центре конфликта оказалось главное золоторудное месторождение страны "Кумтор", ранее управляемое канадской компанией "Центерра Голд". За годы своего существования предприятие стало крупнейшим промышленным и инвестиционным проектом, формирующим 12% ВВП и 23% объема промышленности Кыргызстана. В то же время деятельность "Кумтора" периодически сопровождалась спорами и скандалами, а в 2021 году под предлогом тревоги за окружающую среду власти отобрали управление над рудником у канадских инвесторов – судя по всему, намереваясь вернуть себе золотую жилу.

Золотая жила – или открытая рана?

Южный берег озера Иссык-Куль на севере Кыргызстана славится не только своей первозданной и дикой природой, но и крупнейшим в стране золоторудным месторождением "Кумтор". В зоне вечной мерзлоты, на высоте более 4000 метров над уровнем моря ежегодно добывается до 20 тонн золота. Добыча ведется открытым способом, для извлечения золота из руды применяется цианид.

Само месторождение было открыто в 1978 году, но осваивать рудник самостоятельно государству было не под силу. После обретения Кыргызстаном независимости, в 1992 году за разработку "Кумтора" взялась канадская корпорация "Камеко". На тот момент доля акций Кыргызстана составляла 67 процентов, а доля "Камеко" – 33 процента.

В результате реструктуризации 2003 года акции Кыргызстана и "Камеко" перешли "Центерра Голд" – дочерней компании "Камеко". После этого республика фактически потеряла управление над месторождением, а ее доля в разработках снизилась до 33 процентов.

Сегодня, благодаря "не совсем выгодным" для страны соглашениям, Кыргызстану принадлежит только 26,4 процента акций. Известно, что за все время эксплуатации рудника страна получила 1,44 миллиарда долларов в виде отчислений и налогов. Канадская компания, по данным государственной комиссии, заработала 11,5 миллиардов.

"Кумтор" по праву считается лакомым куском, из-за которого на протяжении нескольких лет ведется ожесточенная битва. Политики не раз выступали за национализацию рудника, требуя, чтобы добытое золото и прибыль оставались в Кыргызстане. Среди них был нынешний президент Кыргызстана Садыр Жапаров, а также его близкие соратники – глава Госкомитета национальной безопасности (ГКНБ) Камчибек Ташиев и спикер парламента Талант Мамытов.

По факту власти насильно прогнали канадскую компанию с месторождения

Освоение месторождения немало способствовало пополнению бюджета, однако оно же стало и одной из важнейших экологических проблем. Добыча золота на руднике "Кумтор" неразрывно связана с разрушением ледников, воды которых питают трансграничную реку Нарын. Пересекая долины и ущелья, Нарын сливается с рекой Карадарья, вместе с которой они образуют Сырдарью – одну из главных водных артерий Центральной Азии. В свою очередь, Сырдарья пересекает Узбекистан, Таджикистан, а затем впадает в Аральское море на территории Казахстана. Загрязнение или уменьшение подачи воды в Нарын чревато катастрофическими последствиями для всего центральноазиатского региона.

Слишком дорогое золото

О том, что разработки на руднике наносят экологический ущерб, стало известно уже давно. За все время эксплуатации рудника парламентарии не раз устраивали проверки на "Кумторе". Так, в 2012 году госкомиссия рекомендовала увеличить экологические платежи, построить новое хвостохранилище и выплатить ущерб в 7 миллиардов сомов (сейчас эта сумма равна 79 миллионам долларов). После долгих споров, стороны пришли к компромиссу, а сам штраф "простили". Более того, в 2017 году правительство приняло поправки в Водный кодекс, которые по факту узаконили производственную деятельность на ледниках Давыдова и Лысый.

Отношения между руководством "Кумтора" и властями Кыргызстана окончательно испортились, когда президентом страны стал Садыр Жапаров. В начале 2021 года депутаты создали очередную государственную комиссию по проверке работы "Кумтора". Согласно отчету комиссии, с 1995 года было разрушено 178 из 720 миллионов кубометров площади ледника Давыдова.

7 мая суд в Кыргызстане обязал "Кумтор" выплатить в пользу государства компенсацию на сумму 3 миллиарда долларов – за складирование отходов на ледниках и нанесение экологического ущерба. Затем депутаты парламента одобрили введение внешнего госуправления на золоторудном месторождении на три месяца. Это дало возможность правительству вмешаться в управление финансовыми, организационно-распорядительными, кадровыми и другими решениями компании. Юридически это еще не национализация, но по факту власти насильно прогнали канадскую компанию с месторождения. На фоне штрафа и законопроекта акции "Центерры" упали на 30%.

В ответ канадская компания подала иск на правительство Кыргызстана в Арбитражный суд, считая, что претензии властей незаконны. Помимо этого, дочерние компании "Центерры" "Кумтор Голд Компани" и "Кумтор Оперейтинг Компани" обратились в суд в Нью-Йорке, чтобы начать процесс банкротства. 8 июня их ходатайства были удовлетворены. Согласно постановлению суда, компании не могут быть привлечены к уголовной ответственности, им не могут быть предъявлены иски, а их собственность не может быть конфискована.

В официальном заявлении от 14 июня "Центерра" отвергла по пунктам обвинения в нарушениях на Кумторе. Компания утверждает, что "осуществляла деятельность на руднике "Кумтор" в соответствии с международными экологическими и социальными нормами, строго соблюдая соответствующие законы и соглашения с правительством Кыргызстана". Представители компании утверждают, что "Центерра" соблюдала как экологические, так и трудовые нормы, и что предъявленные ей обвинения – вымысел.

Внезапная забота об окружающей среде совсем не характерна для кыргызских властей

Апогеем сложившейся ситуации стали задержания кыргызских политиков по делу о коррупции на "Кумторе". Среди них – бывший премьер-министр Омурбек Бабанов, парламентарии Торобай Зулпукаров и Асылбек Жээнбеков (брат бывшего президента Сооронбая Жээнбекова), а также экс-депутаты Талантбек Узакбаев и Исхак Пирматов.

Справедливости ради стоит отметить, что внезапная забота об окружающей среде совсем не характерна для кыргызских властей, учитывая, что раньше экологические проблемы игнорировались.

Сотрудник "Кумтора" Тимур (имя изменено по просьбе героя) рассказал oDR, что руководство "Центерры" давно ощущало приближение подобных действий со стороны государства и, соответственно, основательно готовилось к противостоянию.

"Постепенно денег на операционные расходы давали все меньше, а затраты урезали. За последние три года все наши сервера перевели в хранилище, находящееся в США. После отъезда из Кыргызстана, они дистанционно заблокировали доступ к программам, обеспечивающим деятельность "Кумтора". Все данные были повреждены, специалистам пришлось все восстанавливать по крупицам. Кроме того, зарплату за прошлый месяц нам не выплатили в полном объеме из-за того, что система начисления зарплат тоже была заблокирована со стороны "Центерры". Мы до сих пор в шоке. У сотрудников всегда были хорошие отношения с начальством, но они, откровенно говоря, бросили нас," — говорит он.

На предприятии трудятся более 4 тысяч человек, 98 процентов которых – граждане Кыргызстана. После того, как управление "Кумтором" оказалось в руках кыргызских властей, серьезных изменений в работе не произошло. При этом напряжение среди сотрудников нарастает с каждым днем, говорит Тимур. Они озадачены вопросом, как долго государство сможет нести ношу управления рудником. В последние годы условия работы на предприятии итак заметно ухудшились, а теперь многие и вовсе задумываются о поиске новой работы.

"Разницы, под чьим руководством работать, нет. Знаем, что лучше уже точно не будет. Большинство сотрудников – что рабочие, что линейные руководители – не уверены ни в будущем, ни в настоящем. Все настроены пессимистично. Больше всего мы беспокоимся по поводу того, что уменьшат зарплаты либо вовсе закроют предприятие. При этом у всех кредиты и большие семьи, которые нужно обеспечивать. Я вот уже ищу другую работу. Но дело в том, что не все смогут ее найти. Если я по своей квалификации смогу устроиться на похожую позицию в другом месте, то для человека, который водит самосвал, это будет очень проблематично", — рассказывает Тимур.

Жизнь на подступах к руднику

Судьба предприятия сильно волнует и жителей ближайших сел.

В небольшом селе Тамга проживает чуть больше 3 тысяч человек. Люди живут скромно: кругом небольшие одноэтажные дома, покосившиеся заборы и неасфальтированные дороги. В условном центре села есть всего пара магазинов, где продается буквально все: от одежды до строительных материалов. Кроме скотоводства и продажи урожая с собственных подворий заниматься здесь практически нечем.

Возле одного из домов женщина в яркой косынке – Гульсина – старательно поливает цветы на лужайке. В Тамге она живет на протяжении двадцати лет. Несколько раз в неделю она приходит в отцовский дом и ухаживает за участком.

По словам Гульсины, состояние окружающей среды в селах вокруг "Кумтора" оставляет желать лучшего. Время, когда вершины гор были полностью покрыты льдом, осталось в прошлом. Сейчас же ситуация крайне плачевная. Интенсивное таяние ледников привело к тому, что местные жители столкнулись с дефицитом воды – и в какой-то степени это результат деятельности на руднике.

"Экология в нашем селе с каждым годом все хуже, а воды все меньше. Ледников-то практически не осталось. Из-за этого река (Тамга проходит через село Тамга и впадает в озеро Иссык-Куль – прим.ред.) почти пустая, на поля немного хватает. В жаркую погоду раньше много воды было, а сейчас совсем мало. К тому же, мы пьем воду из речки, и это отражается на здоровье. У многих плохое зрение, больные суставы. Больше всего жалко детей. Неизвестно насколько здоровы они будут, учитывая всю эту ситуацию. Но чем государство, "Кумторовцы" все же нам больше помогают, а многих и работой обеспечивают", – считает Гульсина.

Tamga village.JPG
"чем государство, "Кумторовцы" все же нам больше помогают, а многих и работой обеспечивают". | Фото предоставлено автором.

Продать все нажитое имущество и уехать Гульсина пока не решается, хотя все ее родственники давно живут в столице.

У еще одного жителя Тамги, 58-летнего Павла, есть свой гостевой дом. Открыл он его больше 15 лет назад. Чаще всего комнаты пустуют, но в летнее время у него останавливаются иностранные туристы, путешествующие по южному берегу Иссык-Куля. О переезде в другое место Павел тоже думать не хочет: все дело в любви к родному краю и памяти о предках.

Павел, как и другие местные жители, всегда находится в курсе всего происходящего на золотоносном руднике. Он, как и Гульсина, согласен с тем, что добыча золота на "Кумторе" способствовала возникновению экологических проблем в селе, но винить во всем одно лишь предприятие – неправильно.

"Здесь двоякая ситуация. Нельзя сказать, что все беды идут от "Кумтора". Безусловно, он приносит прибыль государству, но в то же время его деятельность плохо сказывается на наших ледниках. Это не стоит того, чтобы портить экологию. Каждое вмешательство человека в любом случае отрицательно сказывается на природе", – говорит Павел.

Обеспокоенность у местных жителей вызывает чрезмерная запыленность на технологической трассе, ведущей на рудник. Об этой проблеме говорят уже не первый год, но ситуация по-прежнему не меняется.

"При движении большегрузов поднимается огромный столб пыли, которая оседает на ледниках и растительности. А ведь с этих ледников к нам идет вода. Не во все дома провели питьевую воду, поэтому мы пока берем воду из речки, которая впоследствии отстаивается. Но мы все равно не знаем, насколько она безопасная. Конечно, это вызывает опасения", – признается Павел.

"Придется драться за воду"

Село Барскоон хоть и находится всего в 9 км от Тамги, но уже заметно отличается от него: Барскоон выглядит куда более современно. Разница в уровне жизни населения этих двух сел очевидна. В Барскооне больше добротных домов, на нескольких улицах можно даже заметить особняки, а все дороги заасфальтированы. Почти каждый местный житель имеет машину. И этому есть объяснение: в селе живет около 10 тысяч человек, и больше трети из них работают на "Кумторе".

В среднем по республике кыргызстанцы в месяц получают 224 доллара. Средняя же зарплата на руднике составляет полторы тысячи долларов за вахту – сменное дежурство, срок которого длится 14 дней.

На обочине дороги, проходящей через долину Барскоон и ведущей к "Кумтору", одиноко стоит машина, возле которой пожилой мужчина в ак калпаке (традиционный кыргызский головной убор – прим.ред.), прищуриваясь, внимательно осматривает бесконечные линии горных хребтов. Зовут его Исраил, в Барскооне он живет с рождения. 23 года назад он был одним из пострадавших от нарушений при транспортировке цианидов.

В конце мая 1998 года на руднике произошла экологическая катастрофа. Грузовик с 1740 кг цианистого натрия опрокинулся с моста в реку Барскоон. Это привело к гибели двух человек, и еще около двух тысяч жителей Иссык-Кульской области пострадали. Медицинскую помощь получили 17 тысяч пациентов. Тогдашние власти страны заявляли, что масштаб утечки цианидов был недостаточен для нанесения серьезного ущерба экологии региона, но по словам местных жителей, отравление опасными веществами сильно сказалось на здоровье людей.

"Село было почти мертвое. Даже собаки не лаяли"

Исраил, как и многие сельчане, уверен, что после аварии было произведено обеззараживание воды хлором, вследствие чего люди отравились хлорцианом.

"Когда произошла авария, у многих появлялись раны различного типа. У кого-то облезала кожа, а у некоторых были признаки отравления. Люди не знали, что эту воду нельзя пить и поливать ею огород. Из-за того, что моя жена полола картошку, у нее по всему телу появилась аллергия. Врачи поставили диагноз "чесотка". Но у нее были болячки, которые на ощупь были как иголки. А у меня резко ухудшилось зрение. Состояние было жуткое. Село было почти мертвое. Даже собаки не лаяли", – вспоминает он.

Золоторудное предприятие и сегодня влияет на жизнь в селе: качество воздуха, по мнению Исраила, ухудшилось, а климат в этой местности стал еще суше. Дожди идут редко, а снега выпадает все меньше. Жители винят в этом "Кумтор". Однако о закрытии предприятия не может быть и речи, считает Исраил. В противном случае пострадают тысячи людей. Для многих семей работа на руднике – единственный источник дохода.

"Главная наша проблема – это воздух. У меня сестра живет в Тонском районе. Когда она приезжает к нам в гости, ей становится тяжело дышать. Она говорит, что в нашем селе воздух какой-то другой. Но мы ведь дышим этим воздухом с утра до вечера, поэтому уже и не замечаем каких-то изменений. Очень много пыли с рудника с ветром приходит в наши села. Возможно, это и есть причина плохого качества воздуха. И это не единственная проблема. В этом году ни разу не шел снег, а последние два месяца не было ни капли дождя. Но закрывать "Кумтор" пока нельзя. Многие наши сельчане там работают, получают хорошую зарплату и обеспечивают всех родственников. Мы просто не проживем без "Кумтора"", – говорит Исраил.

Очевидно, что позиция по отношению к "Кумтору" среди жителей этих сел неоднозначна. Некоторые выступают за защиту предприятия из-за экономической составляющей. Но есть и те, кто верит, что добыча золота на руднике негативно отражается на экологии южного берега Иссык-Куля. Этой точки зрения придерживаются и жители села Саруу, расположенного в 40 км от Барскоона.

Добыча золота иностранными инвесторами неоднократно вызывала недовольство у местного населения. С 2013 по 2014 годы жители Саруу участвовали в митингах, которые проходили в Караколе и Бишкеке. Основными требованиями были увеличение объемов социальной помощи и национализация золотоносного рудника. В результате из-за организации беспорядков суд приговорил к разным тюремным срокам восемь участников митинга.

Sign on the way to Kumtor.JPG
Рекламный стенд "Кумтора", установленный по дороге на рудник. | Фото предоставлено автором.

Сегодня в селе, раскинувшемся вдоль основной трассы, проживает порядка 6 тысяч человек. Маленькие одноэтажные дома стоят в ряд у проезжей части, мимо них с высокой скоростью проносятся машины. На обочине, словно в этом нет ничего необычного, пасется скот. Дети время от времени перебегают дорогу, играя в догонялки.

Возле точки вулканизации под палящим солнцем стоит мужчина. Это 56-летний Кубанычбек. Он сосредоточенно смотрит за своими детьми, катающимися на велосипедах прямо на дороге. В Саруу Кубанычбек живет всю жизнь, по профессии он – музыковед.

По его словам, большинство сельчан негативно настроены по отношению к добыче золота на руднике, которая по сути никак не отразилась на благополучии кыргызстанцев.

"В этом году урожая нет из-за практически полного отсутствия поливной воды, хотя раньше ее много было. Все земли горят. Видимо, скоро нам придется драться за воду. Мой друг поднимал этот вопрос при тогдашнем президенте Атамбаеве, мы и на митинги выходили. Но руководство Кумтора и наше правительство работали против народа. И теперь мы должны сами как-то разгребать проблемы, которые они создали, – говорит Кубанычбек. – Если я в чужом огороде копаю картошку, то я и хозяина этого огорода должен как-то отблагодарить. Также и с "Кумтором": если они находятся на нашей территории, они должны помогать людям, живущим здесь, особенно в социальном плане. У нас разбитые дороги, плохие больницы. Но им это было не интересно. Да, там работает несколько тысяч человек, но что важнее: спасение экологии или предприятие, которое губит эту экологию?"

"Кумтор" пора закрыть?

По мнению эко-эксперта Калии Молдогазиевой, жалобы местных жителей на деятельность "Кумтора" небезосновательны. Добыча золота на руднике ведется открытым способом, что наносит серьезный ущерб окружающей среде.

"Ежедневно при взрывных работах на месторождении используется от 17 тонн взрывчатых веществ. Рудная пыль садится на близлежащих ледниках. Отклонения от нормы, безусловно, есть. Но исследования о качестве воздуха в этой местности еще не проводились. Еще одним источником выбросов в атмосферу является дорожная пыль на технологической трассе. Ее нужно регулярно ремонтировать, менять покрытие, но никто этого не делает. Скорее всего, все это отражается на жизни и здоровье местных жителей", – отметила она в интервью oDR.

В масштабах всей страны положение на "Кумторе" чревато еще большими рисками. Серьезной проблемой является не только складирование пустых пород на ледниках, но и угроза разлива озера Петрова, объем которого постоянно растет из-за интенсивного таяния одноименного ледника. Вода из этого озера может размыть дамбу расположенного ниже хвостохранилища, в котором хранится более 90 млн кубометров химических отходов, оставшихся после извлечения золота из руды. В худшем случае утечка приведет к загрязнению подземных вод, а в реку Нарын попадут тонны токсичных веществ.

"В случае с "Кумтором" антропогенное воздействие накладывалось на глобальные климатические изменения. Помимо ледников Давыдова и Лысый в непосредственной близости находятся ледники Петрова, Бордо и Сары-Тор. Не исключено, что таяние и этих ледников может ускориться. Вдобавок, производственные процессы на руднике могут создать неожиданные природные явления, например, сели, наводнения, обвалы, оползни, — считает эколог. — Неизвестно, какова будет экологическая политика под государственным управлением и будут ли соблюдаться стандарты на производстве. Единственный способ минимизировать все риски — как можно скорее провести рекультивацию и закрыть рудник".

Однако закрывать "Кумтор" власти не планируют вовсе. Более того, правительство Кыргызстана заинтересовано в максимальном продлении работы рудника, сообщила oDR председатель Государственного комитета по экологии и климату Динара Кутманова. Кстати, в 2012 году она входила в состав комиссии по "Кумтору".

"Руководство Кумтора и наше правительство работали против народа"

"Вырыть котлован таких огромных масштабов, а затем бросить разработку на полпути — это неразумный подход. Раз уж мы начали осваивать месторождение, нужно максимально эффективно использовать все имеющиеся ресурсы. Благодаря разведочным работам, жизнь рудника будет продлена, как минимум, до 2031 года. Главное, чтобы разработка не сопровождалась нарушением экологических норм и требований," — сказала она.

По словам Кутмановой, в будущем работа на "Кумторе" будет налажена в соответствии с природоохранным законодательством, но конкретные сроки неизвестны. Поэтому технология добычи золота тоже пока останется прежней.

"Метод разработки месторождения остается открытым, хотя еще в 2008 году компания должна была перейти на подземную добычу. Они провели испытания, потратив на это 180 миллионов долларов. Но отказались от подземного метода, ссылаясь на то, что это не выгодно. В итоге компания пошла на разрушение ледников. Сейчас разрабатывается план действий по охране окружающей среды, который должен быть обязательно исполнен. Будут приниматься меры по постепенному переходу на подземный метод разработки. Кроме того, прорабатывается вопрос о возможности применения технологий по извлечению 106 тонн золота из хвостов. Для этого нужно время и финансовые ресурсы, поэтому рудник должен работать бесперебойно", — заверила Кутманова.

О том, насколько прозрачно и эффективно государство будет управлять крупнейшим в стране золотодобывающим предприятием, станет понятно позже. Впрочем, за тридцать лет своего существования "Кумтор" так и не стал панацеей от бедности населения, несмотря на обещания прежних властей. Неизвестно, как бы сложилась судьба страны, если бы месторождение так и не было освоено. Но многие уверены в том, что Кыргызстан мог бы спокойно существовать и без "Кумтора".

Обновление. Компания "Центерра Голд" в ответе на запрос oDR, полученном после публикации текста, опровергла снижение операционных расходов, но подтвердила ограничение доступа к данным своей информационной системы и снятие с себя ответственности по выплате зарплат сотрудникам:

"Общие операционные расходы (включая налоги) в 2020 году составили $587,2 млн по сравнению с $570,6 млн в 2019 году, что на 3% больше общих операционных расходов. Общая сумма как операционных (включая налоги), так и капитальных расходов в 2020 году составила $844,5 млн по сравнению с $722,4 млн в 2019 году, что на 17% больше общих расходов. Также стоит отметить, что из-за действий правительства Кыргызстана планы, о которых Centerra Gold объявила ранее в этом году по инвестированию дополнительных 2 миллиардов долларов США для продления срока службы рудника, в настоящее время приостановлены.

Незадолго до того, как правительство взяло под контроль рудник, все ключевые системы безопасности, мониторинга и эксплуатации на шахте функционировали должным образом. Когда правительственные органы захватили шахту и попытались получить доступ к ИТ-системам, в том числе путем захвата компьютеров и паролей отдельных сотрудников "Кумтора", глобальные ИТ-системы "Центерра Голд" ограничили доступ из "Кумтора", чтобы сохранить целостность глобальной ИТ-инфраструктуры компании и ее конфиденциальную информацию. Ни одна из этих систем не требуется для безопасной эксплуатации шахты.

Мы выплачивали заработную плату сотрудникам до середины мая, как и были обязаны, после чего правительство Кыргызстана взяло шахту под свой контроль, возложив на себя ответственность за здоровье и безопасность сотрудников и за выплату заработной платы. Ни одна из систем "Центерра Голд" не мешает правительственным агентам, которые сейчас контролируют шахту, платить рабочим в полном объеме и вовремя.

Мы готовы к конструктивному диалогу с властями Кыргызстана. Мы всегда разрешали разногласия в наших отношениях путем переговоров и компромиссов. На этот раз мы обеспокоены тем, что правительство предпринимает преднамеренные усилия по национализации рудника "Кумтор" или принуждению "Центерра Голд" отказаться от собственности".

oDR openDemocracy is different Join the conversation: get our weekly email

Комментарии

Мы будем рады получить Ваши комментарии. Пожалуйста, ознакомьтесь с нашим справочником по комментированию, если у Вас есть вопросы
Audio available Bookmark Check Language Close Comments Download Facebook Link Email Newsletter Newsletter Play Print Share Twitter Youtube Search Instagram WhatsApp yourData