ОД "Русская версия"

Лицо власти – "Мавродьевич". Промежуточный финал восточноукраинских "республик"

На смену романтикам "русской весны" к власти в самопровозглашенных республиках на востоке Украины окончательно пришли негодяи, за которыми открыто встала Москва.

Юлия Абибок
6 February 2019
RIAN_5738732.LR_.ru_.jpg

Плакат с новогодними поздравлениями от главы ДНР Дениса Пушилина в Донецке. Фото: Сергей Аверин/РИА Новости. Все права защищены."А кто у нас сегодня хунта и украинская ДРГ (диверсионно-разведывательная группа – прим.ред.)?" – шутили в соцсетях луганчане, когда в ноябре 2017 года у здания администрации главы луганской "республики" и немногих оставшихся лояльными ему местных "органов" появились вооруженные "сторожа" в камуфляже, заблокировав людей внутри.

В Луганске уже слишком привыкли к загадочным арестам, смертям и исчезновениям местных самопровозглашенных чиновников и полевых командиров, чтобы пугаться или удивляться происходящему. Вина за такие происшествия традиционно возлагалась на украинские спецслужбы или "диверсионно-разведывательные группы", чему народ перестал верить. Очевидно, что речь шла только о том, что местное руководство и его анонимные московские "кураторы", о которых к 2017 году в "республиках" говорили уже открыто, избавлялись от "лишних" лидеров и своеобразными методами наводили порядок на подконтрольных им территориях.

Ноябрьский эпизод оказался финалом внезапно вспыхнувшего конфликта между Игорем Плотницким и "министром внутренних дел" Игорем Корнетом, который завершился бегством крайне непопулярного Плотницкого в Москву и появлением у "республики" нового главы – бывшего формального руководителя "министерства государственной безопасности" Леонида Пасечника. Луганские пользователи соцсетей радовались своему бархатному "Майдану", который, впрочем, прошел без какого бы то ни было участия местного населения, от начала до конца не понимавшего, что происходит, однако довольного тем, что происходит, наконец, хоть что-то. Для крайне обнищавшего полуразрушенного региона дела обстоять хуже не могли.

"Донецк напал на Луганск!" – объявил на пике творящегося абсурда админ самого популярного в тот период, заменившего собой не дававшие никакой информации "официальные" медиа, местного паблика в российской социальной сети ВК. "Зеленые человечки" в "стольном граде" – тогда еще под управлением Плотницкого – оказались посланцами из соседней "республики", у руководства которой также давно уже не складывались отношения с луганским визави. Вряд ли кто-то мог тогда подумать, что позорно изгнанный из Луганска Игорь Плотницкий в сравнении с главой донецкой "республики" Александром Захарченко оказался счастливчиком.

Последнего ждал гораздо более эффектный уход – точно такой же, какой постиг ранее самых популярных местных командиров Арсена Павлова ("Моторолу") и Михаила Толстых ("Гиви"). Напомним: Павлов был взорван в лифте своего дома, а Толстых – убит в рабочем кабинете выстрелом из огнемета. Естественно, силами "украинской ДРГ". 31 августа 2018 года в центре Донецка в ресторане "Сепар", куда Захарченко прибыл на поминки умершего днем ранее друга "республики", уроженца Донетчины Иосифа Кобзона, сработала взрывчатка. "Первый избранный глава ДНР", вслед за "Моторолой" и "Гиви", стал персонажем экспозиции местного музея, посвященной мертвым "героям Новороссии".

Потрясающий год

События ноября 2017 года в Луганске не оставили сомнений в том, что непризнанное руководство неподконтрольной украинскому правительству части Луганской – а значит и Донецкой – области не имеет власти над силовым блоком в своем "правительстве", а также едва ли кардинально влияет на местные медиа, которые формально полностью монополизированы "государством".

Хотя телерадиокомпания до конца сохраняла верность Плотницкому, главное информационное агентство луганской "республики", как и "народная милиция" – то есть, армия – держались нейтрально. Сотрудники луганской прокуратуры считались опричниками Плотницкого – именно от их допроса с пристрастием, как считается, умер, например, бывший "премьер-министр" Геннадий Цыпкалов, которого в 2016 году Плотницкий обвинил в подготовке "государственного переворота". Однако спешно ушедший в отставку сразу после первой публичной порки Плотницким Корнета "генеральный прокурор" Заур Исмаилов мгновенно реинкарнировался в "министра юстиции" после бегства Плотницкого.

Kornet_LNR_Address.png

Видеообращение Игоря Корнета, 21 ноября 2018 года. Источник: Луганский Информационный Центр / YouTube. Некоторые права защищены.Фундаментальная разница между двумя "республиками" в то же время заключалась в том, что при явной дезорганизованности власти в Луганске там, после ликвидации ряда местных лидеров, так и не появилось заметных оппозиционных фигур. В Донецке же отдельные персоны позволяли и до сих пор позволяют себе высказываться против существующего режима от своего имени – даже если за это их забирают "на подвал" и пытают, ломая ноги, как в истории с Романом Манекиным. Вероятно, именно поэтому уход Плотницкого не повлек за собой таких масштабных разоблачений бывших представителей местной формальной власти, какие последовали после гибели Захарченко.

Манекин, человек с непонятным родом деятельности, называемый в медиа то журналистом, то политологом, уроженец Макеевки и гражданин России, вернулся в Донецкую область после начала "русской весны". За два года его забирали дважды. Осенью 2017 года он ошибочно объявил об аресте одиозного "министра внутренних дел" Алексея Дикого, оправдывая затем свою ошибку тем, что в условиях созданного местным руководством информационного вакуума "республика живет и управляется слухами".

В Донецке же отдельные персоны позволяли и до сих пор позволяют себе высказываться против существующего режима от своего имени

В дело Манекина пришлось вмешаться даже бывшим российским добровольцам, поставившим этот вопрос публично перед министерством иностранных дел РФ. Манекин вызывал мало симпатии в этих кругах, начав свою странную работу в "республике" как пламенный апологет Захарченко, при котором самые заметные местные и приезжие боевики были постепенно разными способами выдавлены из региона вслед за лидерами вроде Игоря Гиркина и Игоря Безлера. Его история вызвала реакцию как пример вопиющего произвола.

Второй раз сторонникам Манекина и сочувствующим пришлось переживать в ноябре 2018-го, когда тот снова исчез после публикации на change.org своей пространной петиции с призывом остановить "незаконные" "выборы" главы и "парламента" в Донецке. Впрочем, за год, что прошел между двумя этими событиями, дела в "республике" в очередной раз изменились кардинально.

Романтики и негодяи

Крушение малазийского "Боинга" в июле 2014 года в Донецкой области привлекло слишком много ненужного внимания к участию в разгоревшемся там вооруженном конфликте россиян. Прежде всего, это касалось бывшего сотрудника ФСБ и военного авантюриста Игоря Гиркина, который называл себя Стрелковым, и его на тот момент близкого товарища, политтехнолога Александра Бородая, провозгласившего себя "премьер-министром". Ко всему прочему, "высшее руководство" обеих "республик" в то время едва контролировало захваченные территории: между разными полевыми командирами, которые удерживали отдельные участки в регионе, происходили серьезные стычки – фактически локальные войны.

В середине августа 2014 из Луганска и Донецка были, по сути, изгнаны тогдашний глава "республики" Валерий Болотов и "министр обороны" Гиркин. Бородай, "сложивший полномочия" несколькими днями ранее, передал власть Александру Захарченко, которого, как и перенявшего должность Болотова Игоря Плотницкого, "легализовали" в результате "выборов" в ноябре 2014 года. Уже тогда было очевидно, что такие синхронные сдвиги в двух формально несвязанных самопровозглашенных государствах могли происходить только по воле кого-то извне.

Синхронные сдвиги в двух формально несвязанных самопровозглашенных государствах могли происходить только по воле кого-то извне

После этого уже новые самопровозглашенные лидеры – надо понимать, тоже не без внешней поддержки – начали избавляться от самых несговорчивых, амбициозных и идейных командиров и политических деятелей, заодно сводя какие-то личные счеты. В результате в Луганске в 2015 году не стало двух самых авторитетных лидеров боевиков, Алексея Мозгового и Павла Дремова: оба, в лучших местных мафиозных традициях, были взорваны в автомобилях, причем Дремов – когда ехал на собственную свадьбу. В Донецке до гибели "Моторолы" и "Гиви" таких драм не случалось. Лица "русской весны" вроде Андрея Пургина или Александра Ходаковского, большинство из которых были идейными романтиками, оказались попросту аккуратно вытесненными из власти с запретом на какое-либо их упоминание в "государственных" медиа.

Слабые властные рычаги смогли сохранить только бывший "народный губернатор" Павел Губарев и его жена Екатерина, ставшая "депутатом Народного совета". При отсутствии в "республике" политических партий, когда их роль выполняют контролируемые де-факто властями "общественные движения", Губаревым не позволили зарегистрировать свою организацию. В итоге Екатерина присоединилась к некоему движению "Свободный Донбасс", которое в виде своего рода "конструктивной оппозиции" вошло в местный "парламент" наряду с подконтрольным Захарченко "общественным движением" "Донецкая республика". Губаревы, впрочем, до сих пор отказываются применять по отношению к себе определение "оппозиция", предпочитая называться "альтернативой". Осенью 2018 года, когда съезд "Свободного Донбасса" должен был поставить Губареву во главе своего предвыборного списка, супругу бывшего "народного губернатора" задержали по пути на это мероприятие, которое прошло в итоге без ее присутствия и без включения ее в список. Самого Губарева отстранили от участия в "выборах" главы "республики", объявив поддельными собранные им подписи сторонников.

PA-22042288_1.jpg

Январь 2015: глава самопровозглашенной Донецкой Народной Республики Александр Захарченко позирует со студентами Донецкого Университета после пресс-конференции. Фото: James Sprankle / DPA / PA Images. All rights reserved.В "выборах" ноября 2018 года не смог принять участие также первый спикер "республиканского" "парламента" Андрей Пургин, один из отцов "Донецкой республики", общественной организации, появившейся в Донецке еще в 2006 году и проповедовавшей те же идеи и ценности, которые в 2014 взяли публично на вооружение другие участники "русской весны". Пургину было попросту отказано в выдаче паспорта донецкой "республики", баллотироваться без которого не позволяло местное "право". Люди, близкие к Захарченко, в том числе его правая рука Александр Тимофеев ("Ташкент"), оказались в России вскоре после убийства их лидера, так что ни о каком их участии в "избирательной гонке" не могло идти даже речи. В "республике" уже в сентябре развернулась кампания по разоблачению Тимофеева, по-бандитски обиравшего, как вдруг выяснилось, местных бизнесменов и само "государство". Александру Ходаковскому, сохранившему популярность в Донецке бывшему командиру незаконного вооруженного формирования "Восток", не дали возможности подать документы для участия в "выборах", не выпустив его из РФ.

В итоге как в Донецке, так и в Луганске, где в принципе не осталось более или менее заметных политических фигур, кандидатуры действовавших на тот момент "исполняющих обязанности" глав "республик" Леонида Пасечника и Дениса Пушилина оказались фактически безальтернативными. Остальные претенденты на "высший государственный пост" были людьми, едва известными даже в очень узких кругах и, судя по всему, допущенными к "выборам" только ради имитации соревновательности.

Что-то пошло не так

Сложно сказать, когда именно начали сгущаться тучи над головой Александра Захарченко и что послужило последней каплей в чаше терпения московских "кураторов". На фоне общей дезорганизованности и нищеты, которые царили в Луганске при Плотницком, донецкая "республика" выглядела оплотом стабильности и процветания. При приближении, однако – не в последнюю очередь благодаря обличителям в лице Ходаковского, Манекина и супругов Губаревых – становилось очевидно, что эта стабильность достигалась вполне бандитскими методами отъема местного бизнеса и монополизации ряда промышленных отраслей. Формально это делалась в пользу "государства", на деле, как теперь утверждают, – в личных интересах Александра Тимофеева, совмещавшего в Донецке посты "министра доходов и сборов" и "вице-премьер-министра", при том, что неопределенные функции собственно "премьера" присвоил себе сам глава "республики" Захарченко.

Screen_Shot_2019-02-05_at_10.51.22.png

Роман Манекин. Источник: YouTube.Шаткость этой мнимой стабильности стала очевидна летом 2018 года, когда в результате бесхозяйственности и множественных злоупотреблений в "республике" не смогли собрать полноценный урожай. На неподконтрольной Киеву части Донецкой области взлетели цены на продукты, а с полок магазинов полностью пропала мука. Информация о причинах и масштабах наступившего продовольственного кризиса стала просачиваться в публичное поле, прежде всего, через анонимные паблики на блогерских платформах, в Telegram и соцсетях. Вслед за Луганском, с его отсутствующей политической оппозицией, эти каналы стали новой реальностью информационного поля Донецка. По соцсетям начала расползаться информация о вызове Захарченко "на ковер" в Москву и о едущих в Донецк московских "ревизорах".

Захарченко явно пользовался расположением одного из ответственных в Москве за дела непризнанных территорий, советника президента РФ Владислава Суркова. Поэтому некоторое время он и Тимофеев могли позволять себе испытывать систему. При ряде самых неожиданных "министерств", в первую очередь – "министерстве доходов и сборов", стали появляться свои вооруженные отряды. К весне 2018 года у Захарченко уже была собственная мини-армия в виде военизированной охраны. Обзавелся бойцами закрепившийся в ближайшем окружении Захарченко одиозный российский писатель Захар Прилепин.

Все это должно было изрядно раздражать Москву, которой полагалось иметь исключительный контроль над собранными в единую армейскую структуру боевиками на неподконтрольных Киеву частях Донецкой и Луганской областей. Попытки распустить или влить в "официальные" "вооруженные силы" эти формирования предпринимались "сверху" еще в середине 2018 года, но к успешному завершению пришли только после смены власти в Донецке.

250px-_D0_9B_D0_B5_D0_BE_D0_BD_D0_B8_D0_B4__D0_9F_D0_B0_D1_81_D0_B5_D1_87_D0_BD_D0_B8_D0_BA_2016.png

Леонид Пасечник. Фото CC BY 3: Юго-Восток информационно-аналитическое агентство / Wikipedia. Некоторые права защищены.В ноябре 2018 года у Захарченко истекал "законный" срок полномочий. В Луганске очередные "выборы" были необходимы, чтобы "легализовать" Леонида Пасечника, временно формально возглавившего "республику" по "предложению" бежавшего Плотницкого, поддержанному местным "Народным советом". Предстоящие выборы обсуждались соцсетях и медиа уже в начале 2018 года. Однако в начале августа "общественные организации" обеих "республик", подконтрольные на самом деле их самопровозглашенному руководству, почти одновременно выступили с призывами продлить срок полномочий Захарченко, Пасечника и "народных советов", чтобы дать им время реализовать "программы развития" двух псевдогосударств, так же синхронно принятые в Донецке и Луганске после "всенародного обсуждения".

Возможно, за этими актами также стояли пресловутые "кураторы", которые шантажировали Киев незаконными выборами. Украинские чиновники и политики не горели желанием продлевать завершивший срок своего действия закон об особом порядке местного самоуправления в отдельных районах Донецкой и Луганской областей – требование Минских соглашений. Последние предполагают возможность выборов только в органы местного самоуправления, до сих пор не проводившиеся в "республиках", где на муниципальном уровне правят назначенные Донецком и Луганском главы администраций. Факт, что после убийства Захарченко вопрос об отсрочке "выборов" ставила уже только условная местная оппозиция, хотя парламент и президент Украины впоследствии все же продлили действие закона об ОРДЛО.

Донецк зол

Александр Ходаковский, пропавший из публичного пространства еще в мае, так и не вернувшись в Донецк, объявил о своем "возвращении" в Facebook в конце октября. Более чем полугодовое отсутствие он лаконично объяснил "причинами, которые излагать долго", и сообщил, что аккаунты в ВК и Telegram все это время вел по его поручению некий помощник. Ходаковский утверждал, что в период, когда он то ли добровольно, то ли принудительно воздерживался от публичных выступлений, он встречался в Москве с людьми, которые принимают решения. Одно из таких вероятных решений, по его словам, – объединить донецкую и луганскую "республики".

Ihor_Plotnytskiy.jpg

Игорь Плотницкий. Фото CC BY 3.0: Wikipedia. Некоторые права защищены.

Считалось, что виновником разделения "народа Донбасса" между Донецком и Луганском был Игорь Плотницкий. На самом деле некоторое сближение между двумя псевдогосударствами начало происходить еще при жизни Захарченко, когда Плотницкого сменил Пасечник. Речь шла о почти полной "синхронизации" законодательства и отмене таможенного контроля, но все же не об объединении. За пять лет существования "республик" публично никто так и не дал объяснения, почему их две.

Гораздо более очевидный процесс интеграции происходил тем временем у обоих псевдогосударств с Южной Осетией – отколовшейся еще в начале 1990-х после вооруженного конфликта частью Грузии, которую в 2008 году признала РФ, удерживая ее под почти тотальным контролем. Южная Осетия, единственная во всем мире "признавшая" восточноукраинские "республики", еще в 2014 году стала своеобразным центральным звеном в их торговле с Россией. Платежи начали оформляться через южноосетинский Международный расчетный банк, филиал которого работает в Луганске с 2015 года, но в Донецке еще только должен открыться.

В целом все, что происходит после бегства Игоря Плотницкого, гибели Александра Захарченко и особенно – после "выборов" 11 ноября, говорит о публичном оформлении контроля России над самопровозглашенными государствами на востоке Украины. Начавшийся в конце лета 2014 года эксперимент по формальной передаче всей власти в регионе местным "шахтерам и трактористам" под чутким надзором из Москвы провалился, так что надзор довелось снова локализовать на местах.

Журналисты уже обратили внимание на загадочную фигуру "премьер-министра" Александра Ананченко, появившегося после "законодательного" разделения полномочий главы "республики" и "главы правительства" после гибели Александра Захарченко. Все, что известно об этом человеке, это что он родился в Макеевке и до недавних пор работал в России, а до перехода в "правительство" был советником руководителя ЗАО "Внешторгсервис", зарегистрированной в Южной Осетии структуры во главе с бывшим чиновником из Иркутской области РФ. Именно "Внешторгсервис" взял в управление почти все крупные промышленные предприятия "республик" после введения Украиной в начале 2017 года торговой блокады. Ананченко привлек к себе внимание в первую очередь своей "незаметностью": он ни разу не выступил публично; в Сети есть только одно его фото, да и на том он стоит вполоборота, скрыв лицо.

За пять лет существования "республик" публично никто так и не дал объяснения, почему их две

Однако похожая история – с "министром государственной безопасности" луганской "республики" Анатолием Антоновым, назначенным после "переворота" в Луганске, а до тех пор полгода служившем заместителем "министра госбезопасности" в Донецке. Александр Ходаковский утверждал, что Антонов тоже приехал из России. За более чем год в должности в Луганске этот человек ни разу не показался на публике. Фото Антонова на сайтах его "министерства" и луганского "правительства" нет. Вполне вероятно, что и "Анатолий Антонов" – ненастоящее имя главного "чекиста" самопровозглашенного государства.

Нового главу донецкой "республики" Дениса Пушилина местные пользователи соцсетей презрительно называют Мавродьевичем, по фамилии основателя финансовой пирамиды МММ, которую в Донецке до войны развивал Пушилин. Среди своеобразного местного истеблишмента вряд ли найдется человек, вызывающий меньше уважения у публики. Пробыв три года частью дискредитировавшей себя власти, новый самопровозглашенный лидер, тем не менее, не был замечен в событиях "русской весны", не участвовал в боевых действиях и стал главой "Народного совета" в 2015 году, оттеснив гораздо более авторитетного Пургина. Иными словами, не проливавший крови Пушилин – вполне подходящая фигура для продолжения мирных переговоров с Киевом: факт, который раздражает и оскорбляет многих местных не меньше, чем его прошлое в МММ.

В Донецке сразу поняли то, чего не догнали в ноябре 2017 года в Луганске. Москва осуществила в "республике" "государственный переворот" и, не стесняясь в средствах и не обременяя себя никакими условностями, нисколько не считаясь с местными настроениями, водрузила на ключевые управленческие должности самых сомнительных ставленников, взяв на себя таким образом всю ответственность за действия новых де-факто властей, а значит – и весь негатив, который они будут неизбежно аккумулировать. Раньше даже в самых мрачных буднях местному населению светила перспектива в виде полумифического "Русского мира", в который его ведут новые вожди, как некогда другие вожди вели к торжеству коммунизма. Сейчас всем стало ясно, что "Русский мир" уже пришел в регион в облике "Мавродьевича". Более антироссийского проекта не придумал бы даже Киев.

 

Had enough of ‘alternative facts’? openDemocracy is different Join the conversation: get our weekly email

Комментарии

Мы будем рады получить Ваши комментарии. Пожалуйста, ознакомьтесь с нашим справочником по комментированию, если у Вас есть вопросы
Audio available Bookmark Check Language Close Comments Download Facebook Link Email Newsletter Newsletter Play Print Share Twitter Youtube Search Instagram