Print Friendly and PDF
only search openDemocracy.net

"Нам нельзя расслабляться": продюсер Анна Паленчук о работе над новым фильмом Олега Сенцова

Продюсер Анна Паленчук рассказала о новом фильме Олега Сенцова и о работе, которую режиссер ведет из тюремного заключения. English

Анна Паленчук. Фото из личного архива.С чего началась работа над новым фильмом и постановкой пьесы Олега Сенцова "Номера"?

Я все время общаюсь с Олегом через адвокатов, поддерживаю его семью, издала две книги Олега – "Купите книгу – она смешная" и "Рассказы". С момента его ареста – всегда занималась его делом. Все время пыталась что-то инициировать, чтобы в СМИ о нем не терялась информация. И он меня просил, чтобы я занялась постановкой его пьесы "Номера". С этого все и началось.

Когда он об этом попросил?

Два года назад, через сестру Олега Наташу, я узнала, что он сказал "Пусть Паленчук займется пьесой" – тогда эта задача была мне не под силу. Театр.doc и другие театры делали читки пьесы. И недавно одна российская правозащитница рассказала мне, что Олег был очень расстроен, что это только читка, а не постановка пьесы. Он очень хотел, чтобы "Номера" поставили в классическом театре, чтобы она стала репертуарной пьесой. Для него она очень важна.

Ко мне пьеса попала перед тем, как мы издавали "Рассказы", в 2015 году. Но поскольку пьеса не входила в формат издания, она лежала просто на полке. А после того, как я поняла, что Путин его не отпустит перед выборами в марте 2018 – а до этого у меня все время была надежда, что его амнистируют – решила браться за постановку.

Я написала Олегу письмо, что я берусь ставить пьесу. И он отдал мне все полномочия по поводу творческих решений. Но потом я поняла, что его нужно вовлекать в этот процесс. Никто не знает о чем он думает в тюрьме, но если он будет задействован, то будет при деле.

Читка пьесы "Номера" в Театре.док. Москва, 2014. Режиссер - Анастасия Патлай. Фото: Андрей Качалян. Фото предоставлено продюсером читок Натальей Йозеф.Как Олег отреагировал на предложение, включиться в процесс постановки пьесы?

Письменный ответ, адресованный мне, пришел как раз в тот же день, когда он объявил голодовку, 14 мая. Это письмо было датировано 12 мая. В этом письме он расписал декорации и костюмы. Он написал все четко и меня обескуражило его письмо: с одной стороны – он объявляет голодовку, с другой – монотонная формальная переписка о работе. В этот момент я поняла, что Олег не самоубийца. Голодовка не от того, что ему надоело там сидеть. Его тело – это последнее оружие, которое у него там осталось. Он вправе делать с ним все, что он посчитает нужным. Я не отговаривала его от голодовки, потому что я уважаю его мнение. Он принял это решение, и я знаю, что Олега Сенцова отговорить невозможно.

"Олег не самоубийца. Тело – это последнее оружие, которое у него осталось"

Но будет не только спектакль, но и фильм?

Еще перед тем как Олег объявил голодовку, я написала ему письмо, что сделаю постановку пьесы. Поняла, что это мне под силу, определила время, за которое это сделаем, нашла людей, которые будут участвовать. Моя амбиция в отношении этой постановки – сделать самый резонансный культурный проект в 2018 году. Поскольку имя Олега на слуху, эта пьеса будет иметь намного больше зрителей, чем может вместить зрительный зал. И я поняла, что надо найти способ сделать так, чтобы ее увидело как можно больше зрителей. Мы с Олегом начали обсуждать это.

Пришли к согласованному решению – снять фильм вроде "Догвилля", где происходит смешение театра и кино. Поэтому это не будет экранизация в чистом виде. И в формате кино, мне и Олегу, как продюсеру, мыслить намного проще. Он мне так и пишет: "Театр театром, вы что хотите, то и решайте, а я давай займусь экранизацией". Несмотря на свою голодовку, он мне пишет очень четкие, очень понятные месседжи.

Читка пьесы "Номера" в Центре современного искусства «Дах», Киев, 2015 год. Режиссер - Анастасия Патлай. Фото: Катерина Горностай. Фото предоставлено продюсером читок Натальей Йозеф.Расскажите о вашей рабочей переписке. Как это – снимать кино и ставить театр с режиссером, который занимается постановкой, но не присутствует непосредственно здесь, а находится в тюрьме?

Если бы я это услышала от других своих коллег, то вполне возможно, что это было бы нереально. История мирового кинематографа показывает, что из тюрьмы еще никто не руководил съемочным процессом. Мы живем в такое время, что очень многие вещи приходится делать в первый раз. Несмотря на то, что это очень сложно, но это не невозможно.

"Из тюрьмы еще никто не руководил съемочным процессом"

Самое главное – окружить процесс людьми, которые очень вовлечены, творчески и ментально они близки по духу Олегу. Мы подбираем такого художника-постановщика, с которым он раньше работал. Оператор у нас тоже суперпрофессионал. Есть замечательная фраза "В кино мелочей не бывает". И работа в кино – это работа не одного человека, а работа команды. Олег должен выйти, и он хочет снимать кино после освобождения.

Но все равно, это формат между театром и пьесой, костюмы и декорации нужно утвердить с Олегом, оптимизировать сценарий может только Олег. Очень много вещей, которые Олег сможет сделать дистанционно. По его разработкам мы будем входить очень активно в подготовительный этап и съемочный процесс.

Как вы утверждаете актеров на роли?

Он мне сам сообщает, кого он видит на какие роли. К сожалению, ему невозможно показывать видеоролики, поэтому распечатываем фотографии и показываем ему. Но многих актеров он сам подсказал, среди них Виктор Андриенко, Рима Зюбина и Наталья Васько. Когда мы предлагаем сняться в истории Олега – все соглашаются, но Олег дает четкие указания, чтобы я не брала в этот проект людей, которые будут сопереживать голодающему режиссеру. Он так и пишет, что в проект нужно брать тех людей, которым нравится материал, это самое главное.

Рима Зюбина из тех актеров, кто и сопереживает, и играет.

И ей нравится материал, она участвовала в читках, она хорошо знает эту пьесу. У нас еще есть актер Евгений Черников, друг Олега из Симферополя. В любом случае, мы еще дополнительно будем делать пробы. Кроме того, у нас появился польский со-продюсер Дариуш Яблонский, Глава польской киноакадемии. Дариуш помогал в фильме про Олега Сенцова "Процесс" режиссера Аскольда Курова. Он делает огромную работу по освобождению Олега Сенцова. Мы с ним поговорили об этом на Каннском кинофестивале и будем делать пост-продакшн фильма в Польше.

Читка пьесы "Номера" в театре Ивана Франко, Киев, 2015 год. В роли "Шестой" – Римма Зюбина. Режиссер - Анастасия Патлай. Фото: Кира Кузнецова. Фото предоставлено продюсером читок Натальей Йозеф.Украинское государство как-то помогает?

Мы сейчас представляли фильм для Министерства культуры, поскольку есть выделенные деньги на съемку патриотических фильмов. Некоторые эксперты не расценили этот фильм как патриотический.

Я знаю, что Олега Сенцова отговорить невозможно.

Когда начнутся съемки?

Мы планируем начать съемочный период в ноябре-декабре месяце. Во многом все сейчас зависит от государственного финансирования.

Презентация состоится в Украине?

Для этого проекта возможна всемирная дистрибьюция. Все очень сопереживают Олегу и важно показать его творчество. Это нонсенс для мирового киносообщества. Режиссер, лишенный свободы руководит созданием произведения. Тот же Серебренников – под домашним арестом и все произошло после съемки его фильма, иранский режиссер Панахи тоже под домашним арестом и снимает кино. Но эта история должна показать миру какой сильный Олег Сенцов и как он меняет взгляды на нашу страну.

"Я знаю, что Олега Сенцова отговорить невозможно"

Своим примером он показывает свою несгибаемость духа. Мне казалось, что невозможно голодать столько дней, но оказывается можно. Его пример – это знак нам, что мы можем делать намного больше, чем мы сами от себя ожидаем. Я каждый раз благодарна Олегу, потому что еще год назад я не думала, что буду одновременно работать над пьесой и фильмом.

Работа над фильмом Олега помогает вам не опустить руки?

Удивляюсь, но сил прибавляется все больше и больше. Я не согласна с тем, что он там находится. Рада, что те активисты, которые были в начале – остались и сейчас. Нам нельзя расслабляться. Я не знаю кто может повлиять на Путина, но если мы опустим руки – то проиграем эту войну, а проигрывать нам нельзя, на кону жизнь неимоверно талантливого режиссера Олега Сенцова.

 


We encourage anyone to comment, please consult the
oD commenting guidelines if you have any questions.