oDR

"Это война". Как Кыргызстан проигрывает борьбу с коронавирусом

Пандемия коронавируса практически разрушила систему здравоохранения Кыргызстана и усугубила тяжелое социально-экономическое положение большинства жителей страны. Но власти сосредоточены только на предстоящих выборах и референдуме.

Камила Ешалиева
13 July 2020
Картонная вывеска у входа в Национальный госпиталь в Бишкеке, где принимают больных COVID-19. Больница переполнена.
|
Фото предоставлено автором.

Всемирная организация здравоохранения (ВОЗ) объявила о начале пандемии COVID-19 еще четыре месяца назад. Но несмотря на большой запас времени и опыт других стран, Кыргызстан оказался совсем не готов к росту числа инфицированных. В больницах не хватает свободных мест, врачи и медсестры в остром дефиците, скорая помощь не справляется с колоссальным количеством вызовов, а на кладбищах не успевают хоронить умерших. Со всеми этими проблемами кыргызстанцам приходится справляться в одиночку: в правительстве заявляют, что ситуация под контролем, президент занят парламентскими выборами, а депутаты ушли на "заслуженные" каникулы.

"Полное ощущение, что я где-то в военном госпитале и все после сражений. Из палаты слева слышно, как тяжело дышит мужчина. С каждой минутой все сильнее и крепче ноет и просто страдает до ужаса". Так пациентка одной из бишкекских больниц описала в своем твиттере ситуацию в отделении, где лежат инфицированные коронавирусом.

"Старший врач в десятый раз с кем-то связывается, просит аппараты. Их нет. Реанимация отказывается, свободных мест нет. 20 минут тишины. Вдруг женщина выбегает в коридор, кричит: "Помогите, мужчина умер!". Все сбегаются, что-то роняют, зовут реаниматологов. Делают массаж сердца, просят адреналин. Появляется пульс, забирают, наконец, в реанимацию. Позже по рации слышим, что там у них пять аппаратов ИВЛ и семь пациентов, что-то пытаются делать. Кто-то орет, что вот-вот умрет".

Эти посты в твиттере вызвали большой резонанс и в очередной раз подтвердили: здравоохранение Кыргызстана находится на грани коллапса.

Умереть у дверей госпиталя

Эпидемиологическая ситуация в стране резко обострилась в июне. С тех пор число зараженных каждые сутки увеличивается на несколько сотен. Если с момента появления инфекции в стране ежедневно регистрировалось в среднем 25 новых случаев, то сейчас эта цифра изо дня в день переваливает за 300. Но это только официальная статистика, которая охватывает лишь тех, кому удалось сдать анализ. В реальности сделать тест на коронавирус практически невозможно – ни платно, ни бесплатно: в стране все еще не внедрено массовое тестирование. Во всей республике функционирует только пять лабораторий, которые проводят ПЦР-тесты на COVID-19. А по некоторым данным, в регионах не хватает реагентов.

По неясным причинам в статистику также не входят заболевшие и умершие от пневмонии, которая, как полагают многие специалисты, является следствием коронавирусной инфекции. В целом с марта, по данным министерства здравоохранения на 10 июля, от пневмонии скончались 350 человек. Это в два раза больше, чем число умерших за это время от коронавируса.

Врачи и медсестры в остром дефиците, скорая помощь не справляется с колоссальным количеством вызовов, а на кладбищах не успевают хоронить умерших.

Эпицентрами заражения на севере страны стали Бишкек и Чуйская область, на юге – Ош. Хуже всего пришлось именно столице. За считанные дни свободных коек в больницах Бишкека не осталось даже в коридорах. Добиться госпитализации до сих пор не могут в том числе и пациенты в тяжелом состоянии. Так и не дождавшись помощи, двое жителей Бишкека умерли от пневмонии у дверей Национального госпиталя. Им не успели оказать помощь.

Часть нагрузки взяли на себя дневные стационары, развернутые в спортивных комплексах и муниципальных пекарнях. Там можно получить капельницы, уколы и медицинскую консультацию. Но в связи с тем, что обычные больницы переполнены, в полевые госпитали приезжают даже тяжелобольные. Только за первую неделю работы в них умерли семь человек.

Однако с проблемами кыргызстанцы сталкиваются, даже добившись госпитализации в больницу. Не хватает мест в реанимациях, аппаратов ИВЛ, кислородных концентраторов, и, наконец, самих медработников. Их ряды быстро редеют. По данным Минздрава КР, почти каждый шестой заболевший COVID-19 в Кыргызстане – медик. В целом, медработники составляют 15% от общего числа заболевших COVID-19 в стране.

Первая реакция

О первых трех случаях COVID-19 в Кыргызстане стало известно 18 марта. Инфекцию выявили на юге страны, у граждан, вернувшихся из паломничества в Саудовской Аравии. Выяснилось, что один из них нарушил домашний карантин, организовав праздник, куда пригласил около 150 человек. В результате Ош, первый по величине город на юге Кыргызстана, стал очагом заражения коронавирусом.

Власти решили последовать примеру Казахстана и с 15 апреля в крупнейших городах Кыргызстана – Бишкеке, Оше и Джалал-Абаде – был объявлен режим чрезвычайного положения, а по всей стране – режим чрезвычайной ситуации. Граждане впервые столкнулись с полным локдауном – им было запрещено покидать дома без крайней необходимости и свободно перемещаться по городу и за его пределами. Школьники и студенты перешли на дистанционное обучение, транслируемое на местных телеканалах. Передвижение общественного транспорта и такси было прекращено, как и деятельность почти всех видов бизнеса. Нарушителей комендантского часа, который действовал ежедневно с 20:00 до 7:00, задерживали и штрафовали. Всего за период ЧП по всей стране милиция задержала 4 846 человек, 1 275 из них были оштрафованы на сумму от 3 до 13 тысяч сомов ($38-$167).

Cделать тест на коронавирус практически невозможно – ни платно, ни бесплатно: в стране все еще не внедрено массовое тестирование.

Власти наглухо закрыли города, не предоставив жителям возможности кормить свои семьи. Стараясь предотвратить распространение коронавируса по стране, никто не подумал о социально уязвимом населении, которому пришлось буквально спасаться от голода из-за отсутствия заработка. Ждать помощи от государства не было смысла, и неравнодушные граждане решили взять инициативу в свои руки и помочь тем, кто из-за карантина попал в затруднительное положение. Предприниматели закупали и развозили с помощью волонтеров продукты нуждающимся, а также средства индивидуальной защиты и обеды для медиков и милиции. Так жители Кыргызстана "выживали" практически целый месяц.

10 мая режим ЧП закончился, но вместо него был введен карантин. К тому моменту в стране было подтверждено 1002 случая заражения коронавирусом. Тогда инфекция в основном выявлялась у приезжих и у некоторых контактирующих с ними людей. В сравнении с картиной, которая разворачивалась за эти месяцы в мире, в Кыргызстане вирус распространялся медленно, а смертность держалась на предельно низком уровне.

Такой расклад событий убедил чиновников министерства здравоохранения в том, что пик эпидемии в стране пройден. Понадеявшись на положительный исход, власти начали постепенно смягчать карантинные меры, и в начале июня кыргызстанцы окончательно вернулись к привычному образу жизни. На тот момент коронавирус был подтвержден у более 2000 человек.

Но избежать обострения ситуации все-таки не удалось. Как и ожидалось, из-за снятия карантинных ограничений число заболевших и умерших резко возросло к середине июня, а коронавирус выявили во всех областях страны. После этого ВОЗ включила Кыргызстан в список стран, где число инфицированных коронавирусом стремительно растет.

Где деньги?

Почти сразу же после того, как коронавирус проник в Кыргызстан, министерство финансов открыло специальный счет для министерства здравоохранения и объявило о сборе средств, призывая "каждого неравнодушного гражданина внести свой вклад". Согласно информации на сайте, через который можно перечислить деньги, за 3,5 месяца жители пожертвовали около 140 миллионов сомов ($1,8 млн), из которых 128 миллионов ($1,65 млн) уже использовано.

По сути собранные средства предназначались для выплат компенсаций медикам, которые были быть привлечены к работе в условиях пандемии. Медработники должны были получать надбавки безналичным расчетом на банковскую карту. Вначале это так и происходило – первые перечисления содержали ФИО получателя. Но затем имена получателей скрыли и заменили описание на "физическое лицо", ссылаясь на закон о защите персональной информации. Теперь отследить конечного получателя невозможно, доходят ли деньги до самих медработников – тоже неизвестно.

Snapseed (2).jpeg
Кареты скорой помощи Бишкека. Всего в день оформляется около 800 вызовов, но на линии выходят лишь 35 бригад. | Фото предоставлено автором.

Помимо этого, Кыргызстан попросил у международных организаций $627,3 миллиона. Сложность однако заключается в том, что $461,5 миллион или 74% средств – кредитные. И без того страдающим от экономического кризиса кыргызстанцам придется возвращать деньги в качестве налогов, как и остальную сумму внешнего долга.

Из совокупной суммы $321 млн или 51% в страну уже поступили. $319,2 миллиона от МВФ, АБР (Азиатский банк развития – прим.ред.) и ЕС пойдут на поддержку бюджета. $170,8 миллиона уже использовано. Большая часть пошла на выплату заработных плат, соцпособий, а также на трансферты Фонду обязательного медстрахования.

Для борьбы с непосредственно COVID-19 деньги тоже выделили, но немного скромнее. Всемирный банк предоставил на это $121,1 миллион, но пока что Кыргызстан получил лишь $2,2 миллиона. Как сообщается на сайте правительства, они пошли на приобретение средств индивидуальной защиты, реактивов, лекарств, медоборудования и карет скорой помощи.

Помимо этого, Кыргызстан ожидает от Германского банка развития $30,4 миллиона на поддержку фермеров, от Азиатского банка инфраструктурных инвестиций – $50 миллионов на развитие частного сектора и $15 миллионов на приобретение лекарств от Исламского банка развития.

Так, власти решили потратить миллионы долларов на залатывание дыр в государственной казне, хотя на самом деле страна сейчас больше всего нуждается в поддержке медицины.

"Спасайте себя сами"

От безысходности многим заболевшим приходится не только лечиться на дому, но и самим себе назначать препараты, толком не зная о своем диагнозе. В министерстве здравоохранения всячески призывают не заниматься самолечением, но у людей нет выхода – обратиться за помощью просто некуда. Горячая линия, созданная мэрией Бишкека для получения медицинской консультации, уже не справляется с потоком обращений. Впрочем, как и скорая помощь, на номер которой поступает до пяти тысяч звонков в сутки.

Диспетчер подстанции столичной скорой помощи Алия (имя изменено – прим.ред.) рассказала oDR о том, что если раньше при вызовах медики чаще всего сталкивались с гипертонией, то теперь больше всего звонков поступает от зараженных коронавирусом и больных пневмонией. Но помочь удается далеко не всем.

Так часто кыргызстанцы еще никогда не выражали друг другу соболезнования

Несмотря на почти полное отсутствие поддержки от государства, общество объединилось, чтобы помочь друг другу в борьбе с COVID-19. К примеру, предприниматели передали несколько отелей для лечения больных, артисты закупили аппараты ИВЛ для больниц, а добровольцы скооперировались, чтобы безвозмездно помочь врачам, спасающим жизни на передовой. Одной из таких стала Айгуль Курбанбаева. Несмотря на высокий риск заражения, девушка решила внести свой вклад в неравную борьбу со смертельным вирусом.

"У меня нет медицинского образования, но я не могла смотреть на происходящее бедствие равнодушно. Мы с другими волонтерами собрались через социальные сети и приехали в обсервацию, – сказала Айгуль в интервью oDR. – Мы были в шоке от увиденного: отсутствие элементарных средств гигиены, задыхающиеся пациенты. Им всем было страшно, потому что помощи ждать было не от кого. По факту мы уже начали замечать бесконечные нужды и по возможности начали как посредники доставлять горячие напитки, еду, медикаменты, которые удавалось достать, при этом убирая и дневные стационары и обсервации, напрямую контактируя с больными. Хоть мы эмоционально и физически выгораем, но верим, что, действуя сообща, можем добиться положительных результатов".

На помощь врачам в больницах пришли и их коллеги, которые начали бесплатно проводить онлайн-консультации для больных COVID-19. Так, врач Бектур Апышев днем работает в полевом госпитале, а вечером помогает сотням людей с симптомами коронавируса, консультируя их в мессенджере.

"В первый же день мне написали около 600 человек, тогда я консультировал до утра. Было очень тяжело. Сейчас обращений меньше. Но все те, кто пишет, относятся с понимаем и терпеливо ждут ответа по 12 и даже 24 часа. Люди в панике, и у них много вопросов. Вот я и решил помочь и хоть как-то разгрузить нашу скорую", – рассказал он oDR.

Выборы вместо здравоохранения

Неподготовленные госпитали, нехватка медицинского оборудования, зараженные врачи и не совсем прозрачные траты собранных пожертвований и донорских денег – в этих условиях у жителей появилось много вопросов к власти. Эпидемия коронавируса обнажила проблемы, которые годами копились в системе здравоохранения Кыргызстана. Но полноценно решать их никто не спешит.

Перед тем, как уйти на каникулы, депутаты парламента побили все рекорды и на последнем заседании 25 июня приняли 63 законопроекта. Самым скандальным из них стал проект закона "О манипулировании информацией", который является копирайтом статей федерального закона РФ "Об информации, информационных технологиях и о защите информации". За него проголосовало 79 депутатов, против – 10. По мнению пользователей соцсетей, это инструмент для ограничения свободы слова и введения цензуры в интернете в преддверии выборов.

Власти решили потратить миллионы долларов на залатывание дыр в государственной казне, хотя на самом деле страна сейчас больше всего нуждается в поддержке медицины.

В свою очередь, президент Сооронбай Жээнбеков назначил выборы в парламент на 4 октября. Во времена, когда система здравоохранения страны ощущает острую нехватку средств и персонала, Центральная комиссия по выборам и проведению референдумов объявила о том, что потратит 21 миллион сомов (около $280 тысяч) на перевозку баннеров и раздаточного материала.

Несмотря на то, что ситуация обостряется с каждым днем, власти страны все равно не спешат усиливать ограничения "из-за тяжелого экономического положения". Однако еще в апреле позиция президента сильно отличалась от нынешней. В своем обращении к народу глава государства подчеркнул, что самое главное – спасти жизни и здоровье граждан.

"Встал выбор, когда на одной чаше весов стоят жизнь и здоровье граждан, а на другой – экономика и доходы. Мы проходим столь жесткое испытание. Как главе государства мне в первую очередь дорого здоровье всего общества и каждого соотечественника", – сказал он 15 апреля.

9 июля президент, обычно нечасто выступающий перед гражданами, снова обратился к кыргызстанцам. Он в очередной раз напомнил о том, что жизнь и здоровье каждого гражданина является вопросом государственного значения. От чиновников он потребовал неустанной работы по сохранению здоровья людей, но вводить режим чрезвычайного положения не стал.

При этом журналисты издания Kloop спрогнозировали, что если каждый день прирост новых случаев будет составлять 5%, то через месяц в стране будет больше 23 тысяч случаев, через два – больше 100 тысяч, а уже через три месяца эта цифра приблизится к полумиллиону. Такой масштаб заражения может обернуться для Кыргызстана катастрофой.

Can there be a green populist project on the Left?

Many on the Left want to return to a politics of class, not populism. They point to Left populist parties not reaching their goals. But Chantal Mouffe argues that as the COVID-19 pandemic has put protection from harm at the top of the agenda, a Left populist strategy is now more relevant than ever.

Is this a chance to realign around a green democratic transformation?

Join us for a free live discussion on Thursday 22 October, 5pm UK time/12pm EDT.

Hear from:

Paolo Gerbaudo Sociologist and political theorist, director of the Centre for Digital Culture at King’s College London and author of ‘The Mask and the Flag: Populism and Global Protest’ and ‘The Digital Party: Political Organisation and Online Democracy’, and of the forthcoming ‘The Great Recoil: Politics After Populism and Pandemic’.

Chantal Mouffe Emeritus Professor of Political Theory at the University of Westminster in London. Her most recent books are ‘Agonistics. Thinking the World Politically’, ‘Podemos. In the Name of the People’ and ‘For a Left Populism’.

Spyros A. Sofos Researcher and research coordinator at the Center for Middle Eastern Studies, Lund University and author of ‘Nation and Identity in Contemporary Europe’, ‘Tormented by History’ and ‘Islam in Europe: Public Spaces and Civic Networks'.

Chair: Walid el Houri Researcher, journalist and filmmaker based between Berlin and Beirut. He is partnerships editor at openDemocracy and lead editor of its North Africa, West Asia project.

Get oDR emails A weekly roundup of political and social developments in the post-Soviet space. Join the conversation: get our weekly email

Комментарии

Мы будем рады получить Ваши комментарии. Пожалуйста, ознакомьтесь с нашим справочником по комментированию, если у Вас есть вопросы
Audio available Bookmark Check Language Close Comments Download Facebook Link Email Newsletter Newsletter Play Print Share Twitter Youtube Search Instagram WhatsApp yourData