Print Friendly and PDF
only search openDemocracy.net

Кто на них с "Платоном"?

С 27 марта в России началась бессрочная забастовка водителей-дальнобойщиков, инициированная общественной организацией Объединением перевозчиков России (ОПР) и поддержанная другими организациями и профсоюзами водителей. English

Бессрочную стачку водителей инициировало Объединение перевозчиков России (с) Наталья ШкуренокПо призыву ОПР в стачке приняли участие десятки регионов страны от Дальнего Востока до Северо-Запада, сотни тысяч водителей-дальнобойщиков выстроили свои машины вдоль обочин федеральных трасс и местных дорог. Главные требования забастовщиков не только экономические – отмена системы оплаты "Платон", транспортного налога, корректировка норм режима труда и отдыха, акцизов на топливо, но и политические – отставка правительства.

Сами водители называют забастовку всероссийской: в ней участвуют дальнобойщики из 84 регионов. Но сведения о таком масштабном событии практически отсутствуют в федеральном информационном поле, государственные телевизионные каналы молчат, страна знает об этой акции только из сообщений оппозиционных СМИ, из Интернета и соцсетей. Пока официально не поддержала бастующих ни одна из зарегистрированных российских партий, открыто помощь ОПР оказывает только Объединенное демократическое движение "Солидарность".

За почти две недели стачки в разных регионах России уже арестованы несколько лидеров акций на местах, но машины по-прежнему стоят у обочин, и организаторы забастовки намерены идти до победного конца.

Нам по пути?

- Вы, наверное, дальнобойщиков ищете? – соседка в автобусе заглядывает в мой листок, на котором нарисована схема проезда до основной стоянки забастовщиков в Петербурге на Московском шоссе. – Это рядом, сами увидите.

- Вы знаете про забастовку водителей? – спрашиваю общительную даму.

- Конечно, здесь все про это знают, мы каждый день мимо ездим, они с флагами стоят и с полицией.  

Машины стоят здесь с 27 марта. Обычно, возле них тихо и пустынно – трасса в этом месте довольно узкая и всегда забитая автомобилями, идущими из Петербурга на Новгород

Если ехать от станции метро "Купчино" в сторону поселка Шушары, то минут через 10 езды по Московскому шоссе, перед поворотом к железнодорожному терминалу, по обе стороны шоссе на себя обращают внимание две колонны большегрузных машин, которые явно никуда не торопятся. Грузовики стоят плотно друг к другу на обочине, почти на каждом – сине-голубой флаг с буквами ОПР в центре. Многие машины разрисованы плакатами и лозунгами – "Я участвую во Всероссийской стачке 27 марта, а ты?", "Кто позволил Ротенбергу грабить на дороге?", "Платон – выйди вон!"

Машины стоят здесь с 27 марта. Обычно, возле них тихо и пустынно – трасса в этом месте довольно узкая и всегда забитая автомобилями, идущими из Петербурга на Новгород, Москву и в обратном направлении, так что для прогулок и собраний места почти не остается. Чтобы обнаружить дежурящих здесь водителей, можно либо спросить полицейского (машина стражей порядка тоже круглые сутки стоит на обочине, лицом сторону Петербурга), либо внимательно присмотреться к трейлерам.

Задняя стенка кузова одного из них снята, проем занавешен толстым полиэтиленом, и к нему ведет самодельная лестница, составленная из деревянных настилов, водруженных один на другой. Это штаб, где день и ночь находятся дежурные, где устроена кухня и место для собраний.

Без дураков

- Чаю хотите? – Сергей Владимиров, один из лидеров ОПР, водитель из Петербурга, пододвигает пластиковую тарелку с конфетами. – Не стесняйтесь, чая и сахара у нас много, петербуржцы помогают!     

В день моего первого визита к бастующим водителям, 1 апреля, основного лидера ОПР Андрея Бажутина как раз отпустили из-под ареста, и он с утра поехал к семье. Так что на Московском шоссе дежурили его соратники. Мы пьем чай и разговариваем, в какой-то момент полиэтилен на входе распахивается и в трейлере появляется плотный мужчина средних лет.  

Таксист Валера, член горкома КПРФ из Пушкино, агитирует дальнобойщиков (с) Наталья Шкуренок- Мои товарищи здесь у вас уже были? – спрашивает он, оглядываясь. – Я сам коммунист, член горкома партии, из Пушкина, работаю водителем такси, меня зовут Валера. Если от нас, от коммунистов, нужна какая помощь, то давайте я им позвоню и привезу.

Дальнобойщики приглашают его к столу.

- Хорошо, что у вас появились не только экономические, но и политические требования, - с места в карьер начинает таксист-коммунист. – Без политики нет и экономики!

- Помощь от вас? – недоверчиво тянет Юрий Яшков, водитель из Новгорода, присоединившийся к чаепитию. – А где вы были с помощью, когда мы в Химках стояли почти 5 месяцев? Мы к вашему депутату в Госдуме Валерию Рашкину обращались, он нам золотые горы наобещал, а потом сфотографировался рядом и исчез! А когда нужна была поддержка в Нижнем Новгороде, когда наших там полиция арестовывала, и мы обратились к коммунистам, - нас послали на три буквы!  

"Когда нужна была поддержка в Нижнем Новгороде, когда наших там полиция арестовывала, и мы обратились к коммунистам, - нас послали на три буквы!" 

- В партии разные люди есть, - примиряющее говорит  таксист-коммунист, - дело не в Зюганове, и не в Рашкине, мы же, коммунисты, заодно с пролетариатом, цели у нас с вами общие – восстановление страны! И я вот вам тут привез на всякий случай…

Таксист-коммунист роется в сумке и вытаскивает флаг КПРФ. Дальнобойщики хохочут: "Ну вот, сейчас фотографироваться начнете с нами в обнимку на фоне флага, а потом ищи вас! Забирайте свое знамя!" Валера быстро ретируется.   

- Мы не отказываемся от помощи, но только теперь мы ученые, - объяснил позицию забастовщиков Сергей Владимиров. - Кто только рядом с нами не пиарился, когда мы пять месяцев в Химках стояли! А реальную помощь оказали обычные москвичи, простые россияне, которые сочувствовали нам. Мы готовы присоединиться к Маршу протеста или другой акции, но нам пока никто не предлагал этого, и рядом с нами, поддерживая наши требования, ни партии, правозащитники не встают. Наша главная задача – добиться решения отраслевых проблем, объединить для этого всех частных перевозчиков, которым в последние годы российское правительство перекрыло кислород.  

Отложенная революция: 2015

Первые протесты дальнобойщиков начались еще в ноябре 2015 года, за несколько дней до старта новой системы взимания платы с грузовиков – "Платон". Ее название – сокращение словосочетания "плата за тонны". Она предлагает собирать дополнительный налог с грузовиков, имеющих разрешенную максимальную массу свыше 12 тонн. Как предполагалось, средства от ее введения должны компенсировать вред, который причиняют большегрузы автомобильным дорогам общего пользования федерального значения.

Оператором системы является компания "РТ-Инвест транспортные системы", 50 процентов в которой принадлежит Игорю Ротенбергу. Еще половина – ООО "РТ-Инвест", в ней государственная корпорация "Ростех" владеет 25 процентами акций. То есть, фактически, государство контролирует лишь четверть акций компании. За свои услуги оператор системы получает из федерального бюджета от 10,6 млрд. рублей в год при прогнозируемых 20-40 млрд. рублей дохода в год. Часть собранных "Платоном" средств, по мнению авторов этой идеи, должна быть направлена в Дорожный фонд РФ на приведение федеральных автомобильных трасс в надлежащее состояние.

Игорю Ротенбергу принадлежит половина "Платона" (с) Наталья ШкуренокНо водители-дальнобойщики провели свои подсчеты, и решили, что они и так уже достаточно много платят за "приведение федеральных автомобильных трасс в надлежащее состояние": покупая топливо, в которое заложены средства на улучшение дорог, и выплачивая транспортный налог. Поэтому накануне старта "Платона" сотни машин в 40 регионах России встали вдоль автомобильных трасс, из-за чего движение на некоторых дорогах было частично заблокировано.  

24 ноября 2015 года, в Петербурге, колонна из 600 автомобилей, которыми управляли бастующие дальнобойщики, направилась к Смольному, где располагается правительство города. Сотрудникам ГИБДД удалось частично изменить маршрут следования машин, в результате встреча забастовщиков и чиновников не состоялась, марш на Смольный был сорван. В тот же день, из разных регионов страны тоже попытались организовать марши на Москву, но их блокировали местные органы ГИБДД и полиции.  

В начале декабря 2015 года на общем собрании официальным представителем участников протестного движения водителей-дальнобойщиков был избран Андрей Бажутин, водитель из Петербурга. После своего избрания он вместе с группой водителей-единомышленников двинулся на полутора десятках машин в Москву, чтобы попытаться встретиться с руководством страны и передать премьер-министру Дмитрию Медведеву и министру транспорта Максиму Соколову требования бастующих. С ними в "поход на Москву" отправился молодой режиссер Константин Селин, который по результатам поездки сделал документальный фильм "Хроники неслучившейся революции", показанный потом на Артдокфесте.  

Протесты дальнобойщиков против в 2015-2016 на словах поддержали и коммунисты, и "Яблоко", и Алексей Навальный, но рядом с ними так никто и не встал  

Колонна из 15 машин остановилась в Химках на стоянке возле торгового центра, а сами водители 14 декабря 2015 года устроили пикет возле здания администрации президента РФ в Москве. Добиться встречи с представителями правительства или администрации президента дальнобойщикам не удалось, и они остались протестовать на стоянке в Химках. Акция продолжалась до 12 мая 2016 года, после чего забастовщики разъехались. Тогда протесты дальнобойщиков против "Платона" на словах поддержали и коммунисты, и "Яблоко", и Алексей Навальный, но рядом с ними в 2015-2016 году так никто и не встал.  

По призыву ОПР в стачке приняли участие десятки регионов страны от Дальнего Востока до Северо-Запада. (с) Наталья Шкуренок.Сейчас политические партии, движения и общественные организации в России только присматриваются к происходящему на обочинах дорог по всей стране. На вопрос – а почему вы не обращаетесь к партиям за помощью и поддержкой? – лидеры ОПР отвечают: если они предложат реальную помощь, не откажемся, и если возникнет массовое движение протеста против действий правительства, мы к нему присоединимся. Но движения навстречу пока не видно.  

Зубы на магазинную полку

Накануне начала мартовской стачки 2017 года Правительство России своим постановлением подняло тариф в системе "Платон" на  25 процентов. Изначально планировавшийся коэффициент 0,82 заменяется на 0,51. Это означает, что тариф в системе "Платон" составит 1,91 руб. за километр вместо 3,06 руб., как предполагалось ранее.

- Наше правительство все успокаивает народ, говорят, мол, "Платон" не отразится на стоимости товаров, - объясняет позицию забастовщиков Игорь Вересов, водитель из Новгорода. – А я всем объясняю – да в каждый литр молока заложено как минимум шесть поездок, и с каждой надо платить. Ко мне пришел человек, у него ресторанный бизнес, я ему объяснял – чтобы тебе привезти литр молока, коровам сначала надо привезти корма, а еще раньше – удобрения, а потом – упаковку, а чтобы сделать упаковку нужно привезти картон, и только тогда …Он – так это касается всех? Я – ну вот, ты понял. Мы стоим не потому, что нам хвост прищемили, а потому, что мы выходим из машины и идем в тот же магазин, и видим, как растут цены, мы такие же потребители!

Перевозчики рассказывают, как чиновники им советуют – а вы вложите стоимость "Платона" в заказ  перевозки, и пусть заказчик платит. В результате получается, что между товаром и покупателем стоит несколько посредников, и каждый наворачивает свою маржу на стоимость товара.

"В каждый литр молока заложено как минимум шесть поездок, и с каждой надо платить"

- Министр Соколов в 2015 году уверял, что хлеб не подорожает, потому что хлеб фурами не возят, а что, хлеб прямо в машине рождается? - возмущается Игорь Вересов. – Удобрения на поля привозить не надо, солярку для машин возить не надо, семена привозить не надо, зерно на мукомолку возить не надо, муку потом везти не надо? И на обратном пути мы не можем ничего везти, идем порожняком, значит, не окупаем поездку. Но ведь мы платим транспортный налог и акциз на топливо! Куда идут эти деньги?

Сейчас в разных регионах страны многие водители расторгают договоры с системой "Платон", чтобы хоть что-то заработать. А некоторые участники забастовки, чтобы семьям было на что жить, пока главы семейств бастуют, продали свои машины – как, например, сделал Андрей Бажутин: сейчас его семья живет на вырученные от продажи фур средства.

Под прицелом

Забастовки этого года начались с давления на дальнобойщиков и арестов: утром, в первый день акции, лидера ОПР Андрея Бажутина арестовали за то, что он, якобы, ездил без водительских прав. Которые, как уверяли сотрудники ГИБДД, отобрали у Бажутина заочно и уже давно. При этом, сам Бажутин накануне вернулся на машине из поездки в Москву, и никто его не останавливал, претензий не предъявлял. И хотя в суде адвокату Динару Идрисову удалось доказать, что его подзащитного никто не поставил в известность об изъятии прав, Бажутина все равно оставили под стражей, но срок задержания изменили – с 15 суток до 5.   

- Стачку это не остановило, потому что у нас в ОПР нет вертикали власти, - говорит Сергей Владимиров, - у нас горизонталь, мы все взаимозаменяемые, и в этом власти просчитались. Арестуют одного, на его место встанет другой.  

Владимиров рассказал, что с начала забастовки оштрафовано и арестовано более 250 человек по стране, а в шести регионах России зафиксированы атаки на лидеров ОПР – их попытались припугнуть, действуя через семьи, и координаторы движения попросили убрать их фамилии из списка лидеров.

С начала забастовки оштрафовано и арестовано более 250 человек по стране, а в шести регионах России зафиксированы атаки на лидеров ОПР

- В Липецке к главе ОПР приехали какие-то то ли бандиты, то и чиновники, начали говорить – ты думай, как у тебя дети в школу ходят, как жена в магазин ходит, - рассказывает Сергей Овчинников, предприниматель, владелец небольшой фирмы-перевозчика. – А в Краснодарском крае Сергей Гриценко был объявлен в розыск, потому что начальник районного УВД отдал распоряжение его найти и закрыть, фотографии Гриценко висят по всем улицам, он сейчас вынужден скрываться

С начала забастовки у всех питерских лидеров ОПР были практически заблокированы телефоны: в течение двух дней им постоянно звонили какие-то фирмы, которые предлагали разные услуги и товары.

- Только положу трубку – новый звонок, опять что-то предлагают, - рассказал Сергей Владимиров. – И такой троллинг целый день! Я не выдержал, и начал всем звонившим рассказывать про нашу забастовку, агитировать – и звонки прекратились!    

Дорога без конца

Мы снова встретились в штабной фуре на Московском шоссе, в понедельник, 3 апреля.

На улице Андрей Бажутин разговаривает с приехавшими водителями-дагестанцами, которые присоединились к забастовке: они живут и работают в Петербурге, но регулярно ездят к себе на родину, перевозят фрукты и овощи из южных регионов. У дагестанцев есть постоянная связь с родными, среди которых тоже много водителей-дальнобойщиков. Судя по их словам, и по видеороликам, которые водители в режиме нон-стоп выкладывают в интернет, в Дагестане практически парализованы грузоперевозки: почти 90 процентов дальнобойщиков Дагестана – частные владельцы автомобилей, а практически все частники поддержали забастовку.

Лидер бастющих дальнобойщиков Андрей Бажутин. (с) Наталья Шкуренок.- За год, что прошел с предыдущей стачки, мы объединились, у нас есть организация, - Андрей Бажутин присоединяется к нашему разговору. – Мы объездили почти всю страну, встречались со всеми местными лидерами, согласовали все наши требования и программу действий. Решили, что перекрывать дороги смысла нет, это уголовная статья, а если кого-то осудят по уголовному делу, это может разрушить наше единство. Сейчас большая часть стоит на стоянках по всему Петербургу, почти 500 машин, и мы думаем, какие шаги предпримем дальше. "Платон" не сгибается, мы тоже не сдаемся.

Как сказал Андрей Бажутин на состоявшейся на днях в Москве пресс-конференции, сейчас по всей стране стоит более миллиона машин.

По словам забастовщиков-дальнобойщиков, в их планах – остановить грузопотоки на большинстве федеральных трасс. Как рассказал Бажутин, у них уже есть информация, что в некоторых сетях продукты питания в дешевом сегменте почти исчезли – крупы, консервы, овощи-фрукты, водка.

"Мы не прекратим бастовать, пока федеральные власти не сядут с нами за стол переговоров и не начнут решать проблемы"

Это одна из наших целей – чтобы на нас обратили внимание, - говорит Бажутин. – А если разъяренные граждане пойдут с претензиями не к власти, а к нам, будем с ними говорить. Объясним, как мы пытаемся решить не только свои, но и их проблемы, - уверенно отвечает лидер ОПР. – Правительству нужно обратить внимание на нашу отрасль – что в ней происходит, как она влияет на всю экономику страны, на жизнь каждого россиянина. И мы не прекратим бастовать, пока федеральные власти не сядут с нами за стол переговоров и не начнут решать проблемы.

3 апреля в Петербурге произошло трагическое событие – в результате взрыва в метро погибли люди. Всего жертвами теракта стали почти 70 человек. На этом фоне забастовка дальнобойщиков приобретает совершенно иное звучание. С высоких трибун уже раздаются требования ужесточить наказание за терроризм, призывы запретить все акции протеста и массовые шествия. Понятно, что возможное "закручивание гаек" отразится на забастовке дальнобойщиков – найдутся такие любители "железной руки", которые потребуют применить для разгона бунтовщиков силовые методы.

В телефонном разговоре, состоявшемся у нас с Андреем Бажутиным после теракта в метро, он сказал, что пока со стороны правоохранительных органов не заметны никакие изменения в поведении или дополнительные требования к бастующим. "Думаю, что власти хватит здравого смысла и выдержки не применять против нас силу, - уверен Андрей Бажутин. – Но дальнобойщики все равно будут стоять до победного конца, как бы не повернулись события". 

 


We encourage anyone to comment, please consult the
oD commenting guidelines if you have any questions.