ОД "Русская версия": News

22 года тюрьмы. Приговор российской журналистике

Мосгорсуд признал журналиста Ивана Сафронова виновным в госизмене и приговорил его к 22 годам лишения свободы в колонии строгого режима. Журналистское сообщество требует освободить одного из лучших российских корреспондентов – в то время как большинство работников независимых СМИ сами были вынуждены уехать из России.

Редакторы oDR
5 сентября 2022, 3.15

Ivan Safronov, 32, previously worked for leading Russian newspaper Kommersant

|

(c) Sipa US / Alamy Stock Photo. All rights reserved

Сегодня в Московском городском суде огласили приговор российскому журналисту Ивану Сафронову – следователи ФСБ обвиняли его в госизмене. Суд признал Сафронова виновным и приговорил его к 22 годам лишения свободы. С учетом срока, проведенного в следственном изоляторе "Лефортово", 32-летний Сафронов должен провести в колонии строгого режима 20 лет. Защита подсудимого будет обжаловать приговор.

Правозащитное и журналистское сообщество называет дело абсурдным и требует освободить бывшего корреспондента издания "Коммерсантъ". Редакция oDR присоединяется к этим требованиям.

Адвокаты Сафронова и его коллеги, следившие за процессом, обращают внимание на недостаток доказательств и тот факт, что секретные сведения, которые по версии ФСБ осужденный якобы передавал за границу, были получены из открытого доступа.

Спецкор по опасной тематике

Сафронов проработал в "Коммерсанте" около 10 лет, освещая тему российского космоса и военно-промышленного комплекса. Он следил за ключевыми государственными компаниями в этом секторе, писал про основных игроков и про важные сделки. Сафронов получил статус спецкора и был одним из наиболее уважаемых сотрудников; благодаря источникам в различных структурах, он публиковал много эксклюзивов. Однако в 2019 году Сафронова, несмотря на заслуги, уволили из издания по требованию владельца газеты Алишера Усманова. Произошло это после того как, он выпустил заметку о возможных кадровых перестановках в Совете Федерации, разозлившую чиновников и лично Валентину Матвиенко. Вместе с Сафроновым в знак протеста уволился весь отдел внутренней политики издания.

Проработав полгода в издании "Ведомости" – на рубеже нулевых оно считалось главным деловым СМИ в стране – Сафронов был вынужден уйти и оттуда. Со сменой собственника газета перестала быть независимой.

2JCPCPG.jpg

Kommersant has been one of Russia's leading newspaper over the past three decades

|

(c) Russian Look Ltd. / Alamy Stock Photo. All rights reserved

Весной 2020 года, после серии увольнений, Сафронов устроился в Роскосмос на должность советника по коммуникациям главы ведомства (до июля 2022 года этот пост занимал Дмитрий Рогозин). А спустя еще два месяца Сафронов был задержан по обвинению в государственной измене и отправлен в Лефортовскую тюрьму, находящуюся под контролем ФСБ.

В течение последних двух лет Сафронов находится в Лефортово, и все это время силовики подвергают журналиста колоссальному давлению. Ему не разрешают видеться с родственниками и даже звонить им, а его адвокатов сажают в тюрьму, вынуждают уехать из страны и преследуют по другим уголовным делам, связанным с расследованием дела Сафронова.

За те два года, которые Сафронов провел за решеткой, журналистское сообщество подверглось сильнейшим за всю историю новой России преследованиям. Большинство независимых СМИ получили статус нежелательных организаций или иностранных агентов, а сами журналисты – более 500 корреспондентов разных изданий – после начала войны в Украине были вынуждены покинуть Россию и работать за ее пределами.

Гостайны из открытого доступа

В обвинительном заключении, подписанном следователем ФСБ Александром Чабаном, утверждается, что Сафронов в период между 2015 и 2018 годами продавал секретные данные, полученные от своих источников, за рубеж – прикрываясь при этом статусом журналиста.

Старший следователь первого отдела следственного управления ФСБ Чабан имеет в своем послужном списке десяток дел о шпионаже и государственной измене. Доказательная база во многих из них также вызывает вопросы сторонних наблюдателей. Именно Чабан, как выяснили журналисты издания "Проект медиа" (в 2021 признано нежелательным), фактически выстроил систему упрощенного следствия дел по госизмене, склоняя обвиняемых в сотрудничать с адвокатами по назначению и признавать вину в обмен на относительно мягкие приговоры.

Именно так было обставлено и расследование по делу Сафронова. На первых допросах к нему не допускали адвоката Ивана Павлова, специалиста по делам о шпионаже и госизмене. Затем Павлова вовсе вынудили уехать из страны – на него завели уголовное дело о разглашении данных предварительного следствия, а Минюст потребовал и вовсе лишить Павлова адвокатского статуса.

В СИЗО на Сафронова оказывали давление – тот же следователь Чабан склонял его к сделке со следствием. На последнем заседании 30 августа прокуратура также предложила Сафронову признать свою вину – в этом случае для журналиста запросили бы 12 лет вместо 24 лет лишения свободы (максимальный срок наказания в этом деле – 25 лет лишения свободы). Сафронов отказался и вину не признал.

Collage Maker-05-Sep-2022-04.01-PM.jpg

Martin Laris (left) and Dmitry Voronin (right)

|

Source: Facebook / MBKh Media

Профили двух человек, которым Сафронов якобы передавал гостайны, подробно описаны журналистами все того же издания "Проект". Так, первым соучастником преступления ФСБ считает давнего знакомого Сафронова, чешского журналиста Мартина Лариша, с которым Иван подружился в Москве – при этом никаких реальных доказательств причастности Лариша к чешским спецслужбам в деле нет. Более того, по версии ФСБ Сафронов действовал в интересах США, и секретные сведения якобы уходили именно туда. В качестве доказательств по этой части обвинения приводятся лишь умозаключения анонимного сотрудника ФСБ.

Второй покупатель гостайн по версии силовиков – немецкий политолог Дмитрий Воронин, для которого Сафронов писал аналитические статьи о действиях России в Сирии по открытым данным. ФСБ утверждает, что Воронин сотрудничает с немецкой разведкой, но также не приводит никаких доказательств, кроме справки из Службы внешней разведки. При этом Воронин, изначально давший показания против Сафронова в рамках сделки со следствием по своему уголовному делу, позже признался в оговоре и отказался от своих слов. Воронин также был арестован.

Что касается "секретных сведений", которые Сафронов передавал Ларишу и Воронину, их журналистам "Проекта" удалось найти в Сети – а именно в Википедии, нескольких иностранных и российских информагентствах, а также на сайте министерства обороны РФ. Эти данные касаются сирийской войны и участия России в ней, а также сотрудничества России со странам СНГ, Сербией, Алжиром и Ливией по вопросам поставок вооружения и оснащения ВПК.

Все это время следствие пыталось доказать, что Сафронов получил эти данные непосредственно от своих источников – чиновников в госструктурах. Но никого из них следователи так и не нашли. Сам же Сафронов не обладал доступом к гостайне.

Преследование и источники

"Его судят не за журналистскую деятельность. Он не какой-то диссидентствующий журналист, который борется с властью", – заявил в декабре 2020 года Путин во время ежегодной пресс-конференции.

Тем не менее, как удалось выяснить журналистам BBC, Ивана Сафронова судили как раз за журналистику. Как минимум с 2019 года за Сафроновым – тогда он еще был корреспондентом "Коммерсанта" – была установлена слежка (адвокат заявил о слежке за подзащитным с 2014 года, но в рамках другого дела). Это произошло после того, как в соавторстве с коллегой Александрой Джорджевич Сафронов опубликовал статью о поставках новых российских истребителей Су-35 в Египет. Материал вызвал скандал в военных ведомствах двух стран: Египет направил резкие письма Москве с просьбой публично опровергнуть эти данные – поскольку за покупку истребителей у Москвы Каир мог попасть под санкции США.

Эти письма оказались среди материалов уголовного дела против Сафронова, а статья о поставках вскоре исчезла с сайта издания по требованию Роскомнадзора. Для ее написания Сафронов использовал сведения, полученные от двух источников – топ-менеджеров предприятий оборонной промышленности, имена которых он не раскрыл. Как в свое время не раскрыл он и имена источников, заявивших об уходе Матвиенко – за что лишился своей работы в "Коммерсанте".

Соблюдение журналистских стандартов в России обходится сегодня невероятно дорого. В случае Сафронова Мосгорсуд оценил их в 22 года лишения свободы.

oDR openDemocracy is different Join the conversation: get our weekly email
Audio available Bookmark Check Language Close Comments Download Facebook Link Email Newsletter Newsletter Play Print Share Twitter Youtube Search Instagram WhatsApp yourData