ОД "Русская версия"

Краудфандинг вытягивает российское гражданское общество из нокдауна

OkhotinMarch.jpg

Ужесточение ограничений на иностранное финансирование требует от российских проектов, занимающихся мониторингом репрессий, быть все более креативными.  Реплика в дискуссии openGlobalRights по новым бизнес-моделям в области прав человека. English

Grigory Okhotin
21 March 2017

В 2011 году Россия столкнулась с крупнейшим политическим протестом с момента коллапса СССР. Около 100,000 человек вышли на улицы в знак протеста против фальсификаций на парламентских выборах. Силовые ведомтсва ответили задержаниями нескольких тысяч человек, многие ключевые активисты были посажены в тюрьму. Давление со стороны государство породило новую волну активизма и мониторинга репрессий. Недавно введенные ограничения на иностранное финансирование - включая запрет работать с конкретными международными фондами - заставили активистов и НКО искать новые пути финансировария своей деятельности по мониторингу за все усиливающимися репрессиями.

Свобода собраний и слова - особенно важны в ситуации, когда полиция регулярно задерживает людей за попытки высказать свое отношение к правительству.

Свобода собраний и слова - особенно важны в ситуации, когда полиция регулярно задерживает людей за попытки высказать свое отношение к правительству. Мониторинга арестов и задержаний позволяет гражданскому обществу если не котролировать государственную репрессивную машину, то как минимум вовремя узнавать о репрессиях и, что не мало важно, показать власти, что их действия не останутся незамеченными как в России, так и международным сообществом. Именно как немедленная реакция на аресты в 2011 году группа волонтеров создала ОВД-Инфо, правозащитный он-лайн проект, занимающийся мониторингом задержаний на публичных акциях. Мы запустили проект всего за несколько дней, это была эмоциональная реакция на происходящее вокруг нас. За год протестов - с декабря 2011 по конец 2012 года - ОВД-Инфо зафиксировало 5,166 политически мотивированных задержаний на 228 протестных акциях в Москве и около. В последующие годы ОВД-Инфо расширил круг своих интересов, и теперь занимается мониторингом по всей стране, уделяя внимания всем аспектам нарушения права на свободу собраний и политическим репрессиям. Мы собираем информацию о задержаниях и арестах, ведем учет всем политически мотивированным уголовным делам, публикуем личные истории людей, столкнувшихся с репрессиями. 

OkhotinMarch.jpg
WikiCommons/Зураб Завахадзе (Some rights reserved)

Post-election rally in Bolotnaya Square, Moscow, December 10th 2011.


Поскольку российские власти непредсказуемы и в целом предпочитают, чтобы репрессии проходили в тишине, подобная работа может быть довольно рискованной, а поиск финансирования - затруднительными. В начале мы были очень маленьким и полностью волонтерским проектом. Когда мы начали расширяться, мы искали финансирование в рамках традиционной для НКО бизнес-модели - мы подавали на гранты институциональных доноров, включая и международные фонды. Но в 2015 году в рамках нового закона о “нежелательных организациях” правительство под угрозой уголовного преследования запретило российским НКО работать с двумя фондами, которые на тот момент были нашими крупнейшими донорами: Open Society Institute и National Endowment for Democracy. Как и многие другие организации, мы должны были немедленно адаптироваться к новым условиям и искать новые пути финансирования своей деятельности.

Учитывая политическую обстановку в России, сбор частных пожертвований может показаться невыполнимой миссией. Кроме того, НКО, работающие в нашей сфере, вынуждены быть не слишком агрессивны, поскольку любой неаккуратное высказывание может повлечь серьезные последствия. Тем не менее, правозащитный краудфандинг в России - быстро растущая отрасль, и становится все более популярным среди как НКО, так и граждан.

Мы запустили нашу он-лайн кампанию используя видео на Facebook, Twitter и простую кнопку “Помочь проекту” на нашем сайте - все это вело на специальную страничку, где подробно объясняется, кто мы такие и зачем нам деньги. Цель этой кампании была не только собрать деньги, но и шире распространить информациию о том, что происходит, и почему так важно придавать широкой огласки все факты репрессий. Наша основная аудитория состоит из журналистов и правозащитных активистов, которые затем используют наши данные для того, чтобы донести информацию уже до своей аудитории. За 2016 год наша краудфандинговая кампания собрала 2 миллиона рублей, и теперь у нас в команде 11 человек, 50% работы которых покрывается за счет маленьких пожертвований от частных людей.

Сложность этого вида фандрайзинга в том, что модели постоянно меняются организации, использующие краудфандинг, должны постоянно адаптироваться к новым трендам и алгоритмам - это требует профессиональной экспертизы. Например, раньше Facebook был очень эффективным инструментом - и эта соцсеть по прежнему главный источник аудитории для нас - но недавно изменившиеся алгоритмы значительно снизили нашу возможность достучаться до потенциальных доноров. То же самое с Twitter’ом - раньше этот сервис обеспечивал на 15-20% трафика, но сейчас этот сервис переживает кризис и все меньше читателей приходит от туда. Мы стараемся следить за этими изменениями и адаптироваться. Другое существенное подспорье для нас - ссылки на новостных порталах, и около 10-12% - это прямые заходы на наш сайт.  

Важно отметить, что мы измеряем наш успех в социальных сетях не только в количестве денег: прежде всего нас волнует, как хорошо с их помощью мы можем распространять информацию о нарушениях прав человека, увеличить охват аудитории. Когда люди находятся в постоянном страхе и политической депрессии, всегда проще опустить руки, но мы по прежнему развиваемся: все больше СМИ ссылаются на наши новости, аудитория нашего сайта растет.  Как всякая нормальная гражданская инициатива, мы хотим работать во благо людей, а не международных фондов - краудфандинг позволяет нам обойти репрессивное законодательство и не только работать для людей, но и чувствовать именно их поддержку.

Сегодня россияне участвуют в правозащитной работе, возможно, даже больше, чем когда-либо раньше. Международная аудитория тоже - например, делая маленькие пожертвования, или используя наши данные в своей работе. Но, к сожалению, с тех пор, как мы запустили наш проект, мы видим только ухудшения в сфере свободы самовыражения и собраний. Сложно предсказать, что будет дальше и насколько наша работа действительно влияет на ситуацию и поведение государства - но мы и не пытаемся это оценивать. Даже в условиях сокращающихся свобод, новые подходы позволяют нам оставаться актуальными и востребованными: значит, мы приносим пользу обществу. А вот без новых возможностей народного финансирования и наш проект, и множество других инициатив, прекратили бы свою работу уже несколько лет назад. К счастью, российское гражданское общество не стоит на месте, находит все новые возможности вовлекать в свою работу широкую аудитории и добиваться подотчетности государства - всеми возможными способами.

imgupl_floating_none

Had enough of ‘alternative facts’? openDemocracy is different Join the conversation: get our weekly email

Комментарии

Мы будем рады получить Ваши комментарии. Пожалуйста, ознакомьтесь с нашим справочником по комментированию, если у Вас есть вопросы
Audio available Bookmark Check Language Close Comments Download Facebook Link Email Newsletter Newsletter Play Print Share Twitter Youtube Search Instagram