ОД "Русская версия"

Белорусский фронт. Какую роль в войне с Украиной играет Лукашенко

Беларусь стала соучастницей российской агрессии против Украины, предоставив свою территорию в качестве плацдарма для вторжения. Не исключено, что белорусские войска в ближайшее время также примут участие в боевых операциях. Но пока что Александр Лукашенко упорно пытается делать вид, будто ничего не происходит.

Игорь Ильяш
1 марта 2022, 7.05
Фото: УНИАН

Александр Лукашенко втянулся в украинский кризис вполне осознанно. Еще в конце ноября 2021 года он впервые публично заявил о своей готовности выступить на стороне России в случае вооруженного конфликта с Украиной. Позже он эту мысль неоднократно повторял. В течение нескольких месяцев режим Лукашенко последовательно нагнетал обстановку на своих южных рубежах и раскручивал милитаристскую истерию.

В январе под прикрытием внеплановых учений “Союзная решимость” была организована беспрецедентная переброска российских войск в Беларусь. Эти учения с самого начала выглядели крайне подозрительно из-за своих масштабов и абсолютной непрозрачности. Российские войска почти месяц тайно сосредотачивались вблизи украинской границы в Гомельской области, где заявленных для учений полигонов не было вовсе. За день до старта маневров в Беларусь прибыл начальник российского Генштаба Валерий Герасимов, которого в Украине называли одним из "идеологов развязывания агрессивной войны". 20 февраля - в день, когда должны были завершиться учения - было объявлено, что проверка белорусско-российских сил будет продолжена. В Генштабе пояснили, что российские подразделения вернутся в пункты постоянной дислокации “только тогда, когда в этом появится объективная необходимость”.

В итоге то, что выглядело как подготовка к войне, действительно оказалась подготовкой к войне. Утром 24 февраля в том числе с территории Беларуси началось вторжение российских войск в Украину. Так Лукашенко нарушил одно из самых известных своих обещаний: до того он много лет заверял Украину, что им ничего и никогда не будет угрожать на белорусском направлении.

То, что выглядело как подготовка к войне, действительно оказалась подготовкой к войне

Карта боевых действий свидетельствует о чрезвычайной важности белорусского плацдарма. Именно благодаря ему Россия сейчас непосредственно угрожает Киеву, по всем остальным направлениям движение российских войск пока что застопорилось вдалеке от украинской столицы. С территории Беларуси не только разворачивается наземное вторжение в Украину, но также наносятся ракетные и авиационные удары, а в больницы Гомельской области отправляют на лечение раненых российских солдат. Подобная роль Беларуси в конфликте трактуется совершенно однозначно: согласно резолюции 3314 Генеральной ассамблеи ООН от 14 декабря 1974 года действия государства, которое предоставляет свою территорию для совершения акта агрессии в отношении третьей страны, также расценивается как агрессия.

Театр Лукашенко

Сразу после начала вторжения с Лукашенко случилась удивительная метаморфоза: его бьющий через край милитаризм куда-то исчез.

В течение месяца перед вторжением президент Беларуси говорил о войне практически в каждом своем выступлении, причем его риторика порой была гораздо более жесткой и агрессивной, чем у российского руководства. Он инспектировал военные объекты, выступал за нанесение ракетных "и не только" ударов по Украине, обещал, что война продлится “максимум 3-4 дня” и грозил дойти до Ла-Манша.

Теперь же, когда война началась, Лукашенко посещал больницы и катался на лыжах, фотографировался со своим шпицем Умкой, призывал остановить конфликт и предлагал снова сделать Минск площадкой для мирных переговоров. В развязывании войны Лукашенко, конечно, винил украинское руководство. Он сыпал оскорблениями в адрес Владимира Зеленского, поддерживал действия Кремля и призывал Украину полностью принять российские условия. Но себя при этом пытался представить “голубем мира”, который просто хочет предотвратить “мясорубку”. “Главное, чтобы не гибли люди”, - патетически заявлял он журналистам после катания на лыжах.

Лукашенко упорно пытается делать вид, будто ничего не происходит. Но поскольку просто отмалчиваться в этой ситуации он не может, ему приходится демонстрировать настоящие чудеса словесной эквилибристики. Он говорит, что не планирует втягиваться в конфликт и что белорусских войск в Украине нет. Но сразу же отмечает: “Если это будет необходимо Беларуси и России, они будут”. Он утверждает, что никакой войны с территории Беларуси не идет, но в той же речи признает, что ракетные удары все же наносились. Общаясь с прессой, Лукашенко изображал удивление тем фактом, что Беларусь считают участником конфликта - он списывал это на козни мирового сообщества.

7807@2x.jpg
Фото: президент Беларуси

Впрочем, в ходе совещания с силовиками, которое он собрал в первые часы войны, Лукашенко произнес фразу, которая полностью объясняет все эти странности: "Нам ни в коем случае нельзя втянуться в дерьмо, с одной стороны, и стать предателями".

Проще говоря, Лукашенко не хочет втягиваться в полномасштабную войну, но и стать предателем в глазах Путина ему нельзя. Оба варианта для него окажутся катастрофическими.

Угроза раскола

Поведение Лукашенко в первые дни войны объясняется тем, что он все-таки достаточно хорошо понимает настроения в обществе. Манипулятивная, доведенная пропагандой до абсурда и гротеска идея “лишь бы не было войны” долгое время была идеологическим фундаментом режима Лукашенко. Люди, которые его поддерживали или по крайней мере были равнодушны к существующей системе, именно в этой идеи находили оправдание всего происходящего: да, мы живем бедно и наши права не соблюдаются, но зато наши солдаты не гибнут на чужих войнах.

Следует понимать, что отношение белорусов и россиян к войне заметно отличается. По оценкам разных исследовательских институтов, военный конфликт с Украиной в той или иной форме поддерживают от половины до почти двух третей россиян (так, в зависимости от формулировок, использованных в опросах, и от времени их проведения, данные сильно различаются: в опросе ВЦИОМ от 28 февраля “специальную военную операцию в Украине” готовы поддержать 68% респондентов, а в опросе CNN от 23 февраля за “применение военной силы против Украины” выступают 50%).

В Беларуси, согласно опросу Chatham House, участие страны в войне считают допустимым всего 11-12%, а идея отправки в Украину солдат-срочников и вовсе кажется приемлемой лишь 5% опрошенных. И это при том, что согласно тому же Chatham House, поддержка действующего режима может достигать 27%. То есть даже подавляющее большинство электората Лукашенко считают мысль о вовлечении Беларуси в войну абсолютно неприемлемой. Участие Беларуси во вторжении в Украину не просто раскалывает электорат диктатуры - оно в конечном счете может спровоцировать раскол во всей вертикали власти. И Лукашенко этот риск прекрасно осознает. Выглядеть агрессором и вообще участником вооруженного конфликта ему никак нельзя.

Судя по всему, втягиваясь в воронку эскалации, Лукашенко рассчитывал, что дело все-таки ограничится шантажом и настоящего вооруженного конфликта не будет. А если и будет, то он пройдет в формате спецоперации, как и представляла это российская сторона - то есть Украина падет быстро и без большой крови.

Лукашенко вполне бы устроила постоянная балансировка на грани войны. Пожалуй, это было бы идеальной формой существования для белорусского режима в его нынешнем состоянии - именно поэтому власть с таким энтузиазмом разгоняла милитаристскую истерию в конце января-начале февраля. Но вот реальная большая война в его планы, похоже, не входила.

Попытка Макрона

После вторжения России в Украину с белорусской территории некоторые аналитики задались вопросом: можно ли вообще теперь считать Беларусь суверенной державой? Способен ли Лукашенко принимать самостоятельные решения, или он находится под полным контролем Путина? Основания для таких мыслей постоянно дает и сам Лукашенко, ссылаясь на мнение Кремля всякий раз, когда он комментирует тот или иной принципиальный вопрос - будь то размещение российских войск в Беларуси или участие в войне. В ходе визита в Москву 18 февраля он даже по поводу своего политического будущего обещал посоветоваться со “старшим братом”.

Между тем, 26 февраля президент Франции Эммануэль Макрон позвонил Лукашенко, видимо, из расчета на то, что он еще способен на самостоятельные решения. Макрон потребовал добиться вывода российских войск из Беларуси, отказаться от статуса вассала и соучастника России в войне против Украины. В иной ситуации Лукашенко воспользовался бы таким вниманием Запада, чтобы сыграть на их конфронтации с Россией и добиться уступок в вопросе санкций. Именно так случилось в 2014-2015 годах, когда Лукашенко ловко дистанцировался от действий Кремля в Крыму и на Донбассе, а затем примирился с Европой.

Но сейчас Лукашенко полностью зависит от поддержки Кремля и в одностороннем порядке выбраться из этого конфликта не способен. Любая попытка отклониться от курса Москвы теперь может быть воспринята Путиным как удар в спину - в таком случае существование режима Лукашенко для него утратит всякий смысл. Поэтому инициатива Макрона не имела ни малейшего шанса на успех.

Судьба Лукашенко теперь неразрывно связана с судьбой Путина. Вместе с Путиным он становится мишенью и беспрецедентных западных санкций. В повестке дня оказался вопрос об отключении Беларуси от SWIFT - мера, на которую бы вряд ли когда-либо пошел Запад просто из-за политических репрессий в Беларуси.

Но санкции и тотальная изоляция еще не самое страшное, что угрожает Лукашенко.

1124194.jpeg
Фото: УНИАН

Антивоенное движение

К концу минувшей недели усилились слухи о том, что Беларусь вскоре перейдет к активному участию в российской агрессии. Украинский Центр оборонных стратегий днем 27 февраля сообщил, что в ближайшие часы Лукашенко примет решение об участии белорусской армии в войне. В сетях стала распространяться информация о том, что 38-я отдельная гвардейская десантно-штурмовая бригада якобы уже грузится в самолеты для отправки в Украину. В контексте участия в войне упоминалась также 103-я витебская воздушно-десантная бригада, 5-я бригада специального назначения из Марьиной Горки и минская воинская часть 5448.

Появление подобной тревожной информации совпало с объявленными ранее Светланой Тихановской антивоенными протестами. Сбор людей начался на избирательных участках, где проходило голосование на референдуме по изменению конституции, а затем протесты перекинулись в центр Минска. Тысячи людей скандировали “Нет войне”, “Слава Украине” и оскорбительные речевки в адрес Путина.

По своей массовости протесты 27 февраля не шли ни в какое сравнение с событиями 2020 года, и силовики без труда их подавили. Задержано было не менее 800 человек, против ряда демонстрантов возбудили уголовные дела. Однако это были первые значительные уличные выступления в Беларуси с начала 2021 года. После полутора лет тотального политического террора такая вспышка действительно показательна - она демонстрирует, насколько сильно белорусское общество возмущено ролью страны в этом конфликте.

Тысячи людей скандировали “Нет войне”, “Слава Украине” и оскорбительные речевки в адрес Путина

Сейчас сложно предсказать, насколько мощным окажется антивоенное движение в Беларуси - все зависит от того, как далеко зайдет Лукашенко в этой войне. Но похоже, что война все же вернула протесты в политическую повестку дня. Лидеры оппозиции призвали белорусов снова выходить на улицы, а также блокировать железнодорожные пути, чтобы остановить российские войска. Светлана Тихановская заявила, что следующим шагом будет подготовка к антивоенной забастовке. Павел Латушко призвал военнослужащих не выполнять преступные приказы, а призывников - уклоняться от призыва либо брать в руки оружие, чтобы бороться с “сумасшедшим диктатором”. С призывом не участвовать в войне против Украины выступило объединение бывших силовиков ByPol, а также экс-комбриг 38-й десантно-штурмовой бригады Валерий Сахащик. ByPol перешло и к активным действиям: было объявлено о диверсии на железнодорожных путях с целью приостановки движения воинских эшелонов к украинской границе.

Последняя попытка

На этом фоне Лукашенко предпринял безнадежную попытку трансформировать свою роль в этом конфликте.

Днем 27 февраля пресс-секретарь президента РФ Дмитрий Песков объявил о том, что в Гомель направилась российская делегация для мирных переговоров с Украиной. Инициатива сама по себе выглядела как полная имитация переговорного процесса. Во-первых, было очевидно, что территория, задействованная в агрессии, не самое удачное место для переговоров. Во-вторых, российская сторона фактически ставила Украину перед фактом: они уже прибыли в Гомель и ждут. Таким образом, неявка украинской делегации позволяла Кремлю обвинить официальный Киев в срыве переговоров и в разжигании войны. Украинское руководство в свою очередь пояснило, что никаких договоренностей о встрече в Гомеле не было: их не устраивает место переговоров, а предварительные условия России (требование сложить оружие) были просто неприемлемыми.

Но даже за эту ниточку Лукашенко ухватился. Когда стало ясно, что украинцы в Гомель не поедут, а российская делегация вскоре вернется в Москву, то Лукашенко позвонил Зеленскому, в адрес которого буквально пару часов назад сыпал оскорбления и обвинения. В итоге они договорились, что встреча все же состоится. Правда, не в Гомеле, а недалеко от белорусско-украинской границы, в районе реки Припять. И при этом никаких предварительных условий выдвигаться не будет. Затем Лукашенко, как утверждает его пресс-служба, уговорил Путина не отзывать российскую делегацию и все же провести встречу.

Речь идет о полной неспособности контролировать действия российских военных на территории Беларуси

Переговоры, которые состоялись 28 февраля, предсказуемо ни к чему не привели. Однако поведение Лукашенко в этой истории весьма примечательно. Судя по всему, он очень хочет вернуться в прошлое, когда на международной арене не без успеха изображал из себя миротворца. Но теперь условий для такой игры нет - он уже вовлечен в этот конфликт. Более того, существует реальная угроза того, что белорусская армия в ближайшее время присоединится к российскому вторжению - об активной переброске войск Беларуси к украинской границе 28 февраля сообщили в Генштабе ВСУ. Более того, некоторые украинские СМИ также сообщили о том, что белорусские военные уже были замечены на территории страны в районе Чернигова.

Показательна и то, какими событиями сопровождалась эти переговоры. В ходе беседы Зеленского и Лукашенко днем 27 февраля украинской стороне были даны гарантии: во время проезда делегации и переговоров все самолеты, вертолеты и ракеты, размещенные на белорусской территории, останутся на земле. Про эти обещания упоминал как Зеленский, так и пресс-служба Лукашенко. Но гарантии были нарушены. Уже вечером 27 февраля появилась информация, что с территории Беларуси российские ракетные комплексы “Искандер” нанесли новые удары по Житомиру и Чернигову.

Трактовать произошедшее, вероятно, можно по-разному. Кто-то спишет на вероломство Лукашенко. Но скорее всего речь идет о полной неспособности контролировать действия российских военных на территории Беларуси.

Утрата суверенитета и война - это именно та цена, которую Лукашенко заплатил за сохранение личной власти после событий 2020 года.

oDR openDemocracy is different Join the conversation: get our weekly email
Audio available Bookmark Check Language Close Comments Download Facebook Link Email Newsletter Newsletter Play Print Share Twitter Youtube Search Instagram WhatsApp yourData