ОД "Русская версия": Interview

Александра Яковлева: "Как сохранить себя, когда вокруг творится трэш"

10 октября - международный день психического здоровья. oDR поговорил с ведущей подкаста "Психология на Дожде" Александрой Яковлевой о том, может ли психология быть вне политики и том, как поддержать себя в эпоху кризисов.

Редакторы oDR
10 октября 2021, 8.41
Александра Яковлева - ведущая подкаста и телепередачи "Психология на "Дожде"".
|
Фото из личного архива.

"Психология на Дожде" – один из самых популярных российских подкастов. Родившийся из одноименной передачи на телеканале "Дождь" и собравший за два года более восьми миллионов прослушиваний, подкаст занимает топовые позиции на Яндекс.Музыке и в российском сегменте Apple Store. К международному дню психического здоровья openDemocracy поговорил с автором и ведущей "Психологии на Дожде" Александрой Яковлевой о чувствах и переживаниях, к которым обращается подкаст и телепередача. Может ли психолог, работающий в СМИ, “исполняющем функции иностранного агента”, быть вне политики? Может ли забота о себе стать заботой о стране? Как обстановка в России может влиять на эмоциональное состояние отдельного человека?

Ваш триумфальный марш по миру подкастов начался с передачи на "Дожде". Как появилась эта идея? Почему вам показалось важным говорить о психологии, о каких-то, казалось бы, частных проблемах на общественно-политическом, критически настроенном канале?

Это были несвязанные вещи. Наш канал прекрасен тем, что у людей, которые на нем работают, есть много свободы. Если тебе самому что-то интересно и ты чувствуешь, что у тебя есть понимание, как это делать, то тебя не будут останавливать. У меня было психологическое образование, психология была мне интересна всегда, и мне не нравилось, что СМИ захватила поп-психология в духе "10 советов, как найти любовь". Было обидно, что люди мало знают о психологии, как о науке. Тогда я поняла, что мне интересно приглашать экспертов, специалистов, чтобы они рассказывали какие-то важные, с моей точки зрения, вещи – нужные аудитории, людям. Вот так появилась "Психология на "Дожде".

А что именно, на ваш взгляд, было нужно этой аудитории зачастую очень протестно настроенной, готовой строить баррикады?

Не надо забывать, что "Дождь" создавался тогда, когда не было баррикад. Когда я запускала проект, я исходила из того, что это была комфортная площадка для того, чтобы делиться научными данными и общечеловеческими знаниями из области психологии.

Наш главный редактор Наталья Синдеева всегда говорит, что она никогда не создавала телеканал как остро оппозиционный. Политика редакции – приглашать людей с разными мнениями, с разными политическими повестками. Просто не все приходят.

Я же отталкиваюсь от того, что люди всегда будут влюбляться, расставаться, будут начальники и подчиненные, вся эта обычная наша жизнь была есть и будет вне зависимости от того, кто стоит у руля. Что для меня очень важно, и на что действительно влияет контекст – это обязательно, среди прочего, уделять время сложным темам: домашнее насилие, психические расстройства, сексуальное насилие. К этому многие оказываются не готовы. Я это абсолютно четко осознаю, потому что рейтинги прослушивания у таких выпусков намного ниже, чем у всех остальных. Но я все равно эти темы поднимаю, потому что хочу, чтобы слушатели подкаста, которые нам доверяют, находили не только ответы на свои вопросы, но и больше узнавали о мире, в котором мы все живем. И да, часто это не самые приятные вещи, но они нас всех касаются. Это не про рейтинги, это про ценности и гражданское общество.

"Это не про рейтинги, это про ценности и гражданское общество".

Когда случился Брексит, у психотерапевтов в Евросоюзе и в Великобритании резко прибавилось работы. Люди чувствовали тревожность, страх, отчаяние. Свое состояние многие описывали так: "как будто мама с папой развелись". Чувствуете ли вы, что на фоне событий в России, меняется и психологическое состояние вашей аудитории?

Отчасти да – но я бы смотрела на ситуацию под другим углом. То, с чем столкнулось человечество из-за коронавируса, гораздо сильнее ударило по обычным людям, чем, например, политическая обстановка в той или иной стране. Угроза потери здоровья, работы, смерть близких, вынужденная самоизоляция – вот триггеры, которые запустили огромное количество сложных процессов во многих странах, не только в России. С этим еще предстоит разбираться, и не только психологам.

Протестные настроения все-таки локальны, они касаются активной части общества, так называемого “активного меньшинства” – на фоне “пассивного большинства”. Активные люди, например, это те, кто смотрит "Дождь" или другие независимые СМИ, которых, к сожалению, в последнее время все чаще объявляют иноагентами. По охвату это очень небольшая аудитория. Стоит отъехать от Москвы и понимаешь, что люди не в курсе. Они про Навального где-то слышали, но только краем уха, на государственных телеканалах про это не рассказывают и у большинства людей просто нет представления, что происходит. Они живут в своем мире, решают свои проблемы, политический контекст их мало интересует. Да и где взять альтернативную точку зрения?

А как же другая категория людей – слушатели вашего подкаста, которые как раз интересуются личностным ростом, разного рода психологическими техниками по самоулучшению, самооптимизации? Что у них с гражданским сознанием? Почему в этой, казалось бы, психологически просвещенной прослойке тема отношений с властью не особо важна?

Когда работаешь в СМИ, ты волей-неволей находишься в эпицентре, у тебя есть более цельная картина происходящего вокруг. А когда ты живешь в небольшом городе, в котором свой быт и свой уклад, часть новостей до тебя просто не доходят. Не у всех есть фейсбук, да и в нем друзья подбираются по интересам: мне интересны новости – я читаю журналистов, а кому-то интересно вязание и общение – и у него в друзьях будут однокласcники и те, кому интересно то же, что и ему. Если у человеку не актуальна новостная повестка, он до новостей, которые важны для меня, например, просто не доберется. Наш подкаст для обычных людей у которых масса сомнений, проблем и сложностей. Думаю, у нас так много прослушиваний, потому что слушатели находят ответы на вопросы, связанные именно с ними. У каждого есть внутренние проблемы и как правило они на первом месте. Кроме новостей, о которых рассказывает тот же “Дождь”, у людей есть потребность в информации, как справиться, например, с хандрой. Самое главное – чтобы у тебя ребенок рос, чтобы семья была полная, чтобы была еда в доме. А то, что это процессы, которые необратимо и неотделимо связаны с тем, что происходит в стране, как эта страна существует, кто ей управляет, какие решения принимаются там, на уровне власти, – это зачастую не слышно и не видно

Ты плывешь на лодочке в сторону Ниагарского водопада – водопад далеко, а тебе нужно, чтобы твоя лодка не утонула сейчас. Журналисты рассказывают, что впереди этот водопад, но многие еще где-то далеко, им не видно и не слышно, он их вообще не пугает. Главное – чтобы сейчас на этой лодочке никто не болел и она не утонула. И вот они ее латают, чинят, но их все равно несет в сторону водопада.

"То, с чем столкнулось человечество из-за коронавируса, гораздо сильнее ударило по обычным людям, чем политическая обстановка".

При этом многих людей этим водопадом уже смыло и вам лично он тоже, увы, угрожает. Есть ли у вас мысли о том, чтобы обратиться именно к этой аудитории? Поговорить о том, как справляться с тревожностью и со страхами в ситуации, когда тебя прессуют, когда тебя лишают профессии, места в жизни?

Моя аудитория – не журналисты. Это обычные люди, и мы реагируем на их запросы. Например, мы делали выпуск про психологическую травму, когда было много митингов в Москве, в Питере,тогда многие случайно попадали в автозаки, в ОВД проводили много часов. Мы говорили о том, что бывает, когда ты становишься свидетелем насилия, например у тебя на глазах кого-то бьют. Ты всю жизнь жил и тебя никто пальцем не тронул, а тут ты вышел на мирный протест и вдруг обнаружил, что там все не так мирно. На этот выпуск я позвала великолепного специалиста Светлану Яблонскую, которая рассказывала о простых способах справиться с последствиями этого стресса. У нее огромный опыт работы с пострадавшими от насилия, с теми, кто пережил пытки. Она рекомендовала простые вещи: подержать лед в кулачке, принять контрастный душ, погулять. Но некоторые зрители писали "Что за бред?” И для меня это был показатель, что когда люди очень заряжены эмоционально, они ждут не психолога, а того, кто к чему-то призовет. Но это не мой контекст. Мой месседж – как себя успокоить. Это не про войну, это про созидание – то, что я пытаюсь транслировать и про что прошу говорить психологов: не как себя вести на баррикадах, а как сохранить себя, когда вокруг творится трэш. А трэш – это не обязательно баррикады. Это когда у тебя умер близкий или когда сгорел дом. Это какие-то более вечные вопросы. Пока есть люди – будут их чувства. Поэтому я свою работу с аудиторией куда-то на ступеньку выше поднимаю. Это универсальные вещи. Вневременные. Психология дает возможность не рассказать, "как себя вот в этой ситуации вести", а разобраться, как вообще жить в этом мире, и кто в этом мире лично я.

Сейчас многие журналисты, правозащитники, активисты пишут о том, насколько им тревожно и страшно, когда со дня на день тебя могут объявить персоной нон-грата и, по сути, лишить профессии. Как в этой ситуации справляетесь вы лично?

Не стану врать – и тревога есть, и страх, и обида: вдруг то, что ты делаешь, называют "материалом, созданным лицом, выполняющим функции иностранного агента". Я никак не могу понять, почему наука, просвещение, культура, социальные проекты должны быть помечены этой меткой. Насколько я знаю, Телеканал "Дождь" не работает на другое государство. Он работает и зарегистрирован на территории Российской Федерации. Моя работа – культурно-образовательные проекты, мои гости и то, чем они делятся – интересны аудитории вне зависимости от политического контекста. Причем тут иностранный агент? Объяснить это сложно – и себе в том числе.

Здесь мне помогает психология, кстати. Я приглашаю гостя не о политике говорить, а потому что он себя зарекомендовал в профессии. Как работала, так и работаю: так же приглашаю гостей – надеюсь, они будут приходить. Также я надеюсь, что слушатели будут с нами. В этом плане тревоги нет. Тревога есть за то, что какие-то внешние координаты как будто сбились. Мои внутренние – на месте.

"Психология дает возможность не рассказать, "как себя вот в этой ситуации вести", а разобраться, как вообще жить в этом мире, и кто в этом мире лично я".

На ваш взгляд, сами психологи и тезисы, которые они отстаивают, могут быть вне политики?

Мне кажется, что если вообще говорить о психологии как о профессии, то специалисты в работе должны быть вне политики. Вряд ли вы будете спрашивать хирурга, за кого он голосовал, или сам хирург вряд ли перед началом операции скажет пациенту, что он думает о политической ситуации в стране. Для меня психолог – это человек, который слушает, слышит, помогает разобраться с чем-то. Если этот человек активно меня призывает к чему-то, то это уже другая профессия. Можно быть прекрасным специалистом и замечательно кому-то помогать, но если на работу с клиентом влияют политические взгляды, специалист рискует оказаться на другой стороне от своего клиента.

Тем не менее именно психологи одними из первых отреагировали в 2020-м на "московское дело" и выступили с открытым письмом о необходимости прекратить физическое и психологическое насилие над участниками протестов, журналистами и наблюдателями. Если у диссидента Андрея Синявского с СССР разногласия были стилистические, то у ваших коллег с властью действующей психологические: она наступает на все то, что психолог пытается в человеке вырастить, выпестовать, освободить, уберечь. Против этого всего, против этой уязвимости, открытости, бережности танком едет российская власть. И сколько бы мы сегодня ни говорили, что мы можем как-то себя от этого уберечь, это иллюзия. Разве нет?

Вот вы говорите "российская власть", а я бы слово "российская" вообще убрала. "Власть" и ощущение власти – это ощущение силы, неважно в какой стране. Власть накладывает не только обязательства, она дает еще огромное количество ресурса, и только умеющий осознанно к этому подойти человек или группа людей способны с властью справиться.

У кого бы ни была она в руках – это всегда опасный инструмент, и не все умеют им пользоваться. Это не только про Россию. Консьерж в подъезде – у него власть. Как он ей будет распоряжаться? Учитель в классе – у него власть. Вообще слово "власть" и понятие власти — это такой очень сложный термин, и, если в него погружаться, то это похоже на то, как ты смотришь во тьму – а тьма смотрит в тебя.

Тем не менее у российских реалий есть свои особенности – у нас вообще любые отношения между людьми очень быстро превращаются в отношения власти: отношения любви, отношения коллегиальные, отношения дружеские. Разве не пытается психология научить людей видеть мир иначе? Разве она не несет в себе сильнейший освободительный заряд?

Психология – это наука. Прежде всего она несет в себе знание. Она не учит видеть мир иначе. Она изучает внутренний мир человека и помогает иначе смотреть на себя. И вместе с этим, становятся видны закономерности: что такое агрессия, откуда она берется, зачем она нужна, например? Наука дает инструменты, ищет ответы на вопросы и с помощью этих ответов, я в это верю, можно качественно улучшить свою жизнь, жизнь близких. С помощью специалиста кто-то начинает понимать, что кричать на любимого человека не надо, надо искать другие способы решения и общения. Еще кто-то понимает, что кричать на ребенка тоже нельзя, и начинает разбираться, в своих чувствах и чувствах ребенка. Кому-то еще становится ясно, что кричать на коллегу нельзя, и так же непозволительно, когда он кричит на тебя. И тогда, спустя, может быть, годы человек поймет – или поймут его дети – что, когда на него кричит тот, у кого власть, или делает с ним что-то, что ему некомфортно, это тоже неправильно. Все начинается с малого. Транслируя какие-то нормальные человеческие ценности, наверное, можно поменять мир, но не сразу.

oDR openDemocracy is different Join the conversation: get our weekly email

Комментарии

Мы будем рады получить Ваши комментарии. Пожалуйста, ознакомьтесь с нашим справочником по комментированию, если у Вас есть вопросы
Audio available Bookmark Check Language Close Comments Download Facebook Link Email Newsletter Newsletter Play Print Share Twitter Youtube Search Instagram WhatsApp yourData