ОД "Русская версия"

Право на собственный мусор

Мусорная реформа – очередное неадекватное и разрушительное вмешательство федерального правительства в жизнь регионов и муниципалитетов.

Сергей Дамберг
16 January 2019
40050864755_a3ed04ea3e_z_(1).jpg

Фото CC BY-SA 2.0: Alexander Yampolsky / Flickr. Некоторые права защищены.Понятие "мусор" в русской культуре так многозначно, что его можно отнести к архетипам. Граждане чувствуют, что они мусор для власти, и в отместку зовут мусорами самых популярных представителей власти – полицию. Те, в свою очередь, грустят о том, что если бы мусор не мусорил повсюду, то и жизнь мусоров не была бы таким мусором. Словом, тема мусора – очень индикативная, мусор – просто лакмус для понимания отношений между власть предержащими и гражданами.

Федеральный робот

Российские федералы все время пытаются игнорировать общество. Сообщества, живые связи людей, их солидарность и инициативу. И придумывают какие-то абстрактные реформы для разрозненных среднестатистических существ – населения.

А это население существует только в воображении самих федеральных чиновников и тех, кто им поддакивает вроде ФОМа или ВЦИОМа. Федералы строят робота, вместо того, чтобы сотрудничать с людьми.

Робот выглядит так: сверху – они, тут все понятно. Величественный Путин в цвету майских указов и правительство, ловко тасующее колоду из нацпроектов и госпрограмм. Тут же обеспечивающие органы: ФСБ, нацгвардия, госдума, совфед, прокуратура, ЕР. "Вежливые люди", как они себя называют.

Дальше – на одну пропасть вниз – регионы: каждый выглядит маленькой пирамидкой, копирующей большую пирамиду федерации. Сюда высаживаются "вежливые" с простым поручением: не лениться и исполнять то, что говорят старшие федералы.

И в самом низу – что-то вроде народной самодеятельности: тут муниципалитеты, общественники, активисты – словом, пестрый люд, для федералов почти бесполезный. Поэтому тут занимаются мелкой "социалкой" и ЖКХ, ветеранскими праздниками и что там еще осталось.

Такая, в целом, конструкция.

Мусор – просто лакмус для понимания отношений между власть предержащими и гражданами

У робота есть важные и неважные части. Важными руководят давние, преданные подчиненные, а неважными раньше руководили разные люди, но в последние годы их стали вытеснять одинаковые. Они – первая небумажная материализация робота: предельно исполнительные и преданные, из ФСБ или ЕР, без профессии, изъянов и мнений, никогда не делавшие ничего осязаемого или минимально полезного для окружающих. Проверьте, ваш губернатор уже такой? Если он, например, из бизнеса – значит, его скоро сменят на такого.

Итак, ни робота, ни населения, парализованного этим роботом, не существует вне сознания тех, кто в него уверовал. Заметим, в сообществе госслужащих, силовиков и партийцев, увлеченных карьерой внутри робота, принято демонстрировать рациональность. Но чем более рациональным кажется себе и собратьям чиновник – скажем, проектирующий очередную реформу – тем глубже он погружен в этот культ. Робота они зовут то "государством", то "вертикалью", то "федерацией"; его даже преподают на бывших кафедрах научного коммунизма, выросших до факультетов и целых университетов.

В реальности вместо робота есть некое сообщество – условно назовем его "федеральным" (то есть сообществом руководителей федеральных органов власти).

Конечно, все федеральное находится в каком-нибудь регионе и связано с ним накрепко – но для сообщества и его членов это неважно. Считается, что это сообщество путинское и без Путина не может – но это, конечно, не так: лидеры меняются куда чаще, чем мутируют социальные структуры. Для нового качества власти нужно, чтобы в ней росли, боролись и усложнялись разные сообщества, а не каменело одно и то же. Даже уход Путина не расколет эту окаменелость.

Для любого сообщества важно увеличивать число членов и денег, четко различать своих и чужих и не пускать чужих к ресурсам. Однако эту истинную и естественную свою природу федеральное сообщество категорически отрицает – более того, криминализирует ее и зовет коррупцией. Федеральное сообщество борется с коррупцией и считает себя государством, как если бы Дед Мороз боролся с новогодними культами и считал себя почтовым курьером.

lead

Фото CC BY-SA 2.0: Alexander Yampolsky / Flickr. Некоторые права защищены.В мае Путин вложил в робота очередной главный указ – "О национальных целях и стратегических задачах развития Российской Федерации на период до 2024 года" от 7 мая 2018 года, с 12 направлениями. Правительство стало делать проекты и программы, и весь год делало. А к концу года Силуанов все эти 12 направлений превратил в 15 "верхнеуровневых задач": "все показатели национальных проектов, национальные цели, до конца года будут расписаны по регионам". Каждый регион уже получил направления, по которым нужно работать, а теперь получит и точные показатели, которых надо достичь. Получит и деньги, которые надо будет на это потратить – то есть выплатить нужным подрядчикам.

И вот сообщество за работой: борется с мусором. Что придумали: каждому региону – по одному-два-три оператора по вывозу мусора, вместо кучи существующих. Лучше – как они любят, единого оператора. Все жители будут ему платить, сколько скажут, и сами собой начнут разделять отходы и раскладывать их по специальным контейнерам. А еще по регионам как-нибудь сами возникнут специальные мусорные заводы, которых раньше почему-то не возникало – и станут безопасно для экологии перерабатывать отходы.

Для этого отходы теперь надо перестать называть бытовыми и начать называть коммунальными, чтобы получалось ТКО: твердые коммунальные отходы. Еще надо сделать территориальные схемы обращения с отходами и даже их электронные модели. И адовы свалки теперь надо будет называть так: одни, побольше, – полигонами ТКО, а другие – площадками временного накопления. И еще придумано много столь же ценного, так что хватило на новую редакцию закона № 89-ФЗ (Федеральный закон от 24.06.1998 N 89-ФЗ (ред. от 29.07.2018) "Об отходах производства и потребления").

14 января Путин подписал "Указ о едином мусорном операторе". Компания будет находиться в Москве, функции учредителя отдадут Минприроды. Оператор будет заниматься госпрограммами по обращению с мусором – заметьте, вовсе не мусором. Так и действует робот: потом наверняка он создаст экологический кластер, который будет курировать Народный фронт в рамках нацпроекта… – ну вы поняли.

Все это можно было сделать в любой момент: переименовать, смоделировать, централизовать часть мусорной логистики под крупного оператора, где это надо – без федеральных реформ. Но мы помним: не робот для реформ, а реформы для робота.

Перманентная колонизация

За роботом, повторюсь, стоит сообщество федералов, которому принадлежит власть. Состав сообщества очень специфический. Например, среди авторов мусорной реформы – видимо, один из самых важных в этой теме – председатель комитета ГД по экологии и охране окружающей среды В.Бурматов. Он изучал лженауку, которую "вежливые люди" называют "государственным и муниципальным управлением". На деле это нынешний аналог научного коммунизма. В.Бурматов изучал это в некоем челябинском вузе, где потом, по данным Диссернета, украл кандидатскую по педагогике (в представлении провинциальных вузов, педагогика сродни государственному управлению, потому как тоже наследница научного коммунизма).

Потом Бурматов имитировал социальный активизм в "Молодой гвардии Единой России" – и таким путем пришел к мусору. То есть возглавил комитет со смешным тавтологичным названием (см. выше). И 13 декабря 2018 г. этот ученый-педагог рассказал всем федеральным каналам, что важно "дать возможность регионам использовать те полигоны, которые они используют". А в регионах и не знали, что где-то там, вверху, некий В. Бурматов дает им некую возможность…

Оскорбительно хамское и совершенно безоглядное вмешательство таких федералов в региональную жизнь – это то, с чем всякий раз тяжело смириться – и то, что повторяется при всех режимах и научных подходах, которые оправдывают эту колонизацию. Уверенность федерального деятеля в своей правомочности, интеллектуальном и технологическом превосходстве над местными – это танк, неразвитый фундамент местных сообществ не в силах ему противостоять. Поэтому случайные люди, без профессии и достижений, общительные и ухоженные, с исчерпывающими инструкциями, приходят и легко реформируют что-нибудь местное или повсеместное, не особенно разбираясь в деталях. Куда они приходят, они не знают.

Уверенность федерального деятеля в своей правомочности, интеллектуальном и технологическом превосходстве над местными – это танк

Это и есть перманентная колонизация. Тут диким образом соединяются идея Льва Троцкого о нескончаемой революции с описанием внутренней колонизации Александра Эткинда, где он показывает специфику колонизации по-московски. То, что мы наблюдаем весь XX и XXI века – и есть перманентное, всегда насильственное и порой крайне разрушительное вторжение федералов в хозяйства регионов и муниципалитетов.

В регионы пришли конторы очередного сына Чайки (об этом уже шла речь в программе Милова "Где деньги", выпуск "Путиномика убивает. Мусорная реформа"). Откуда что вывозить, они не поймут еще долго. С жителями работать они не будут, потому что те им все равно должны платить. И станут расти так называемые "несанкционированные свалки" – но для колонистов этих свалок не станет больше. Потому что никто не знает, сколько их сейчас; было x свалок – станет в y раз больше, чем x.

Мусора в России станет больше не через год или два – а уже к концу января. И бесследных коммунальных платежей станет больше. И очередные педагоги-теоретики, играющие то в депутатов, то в губернаторов, на совещаниях рабочих групп будут обсуждать рост процента заполняемости госреестра полигонов и освоенности средств субсидии федерального центра.

Добавим, что уже лишились работы многие фирмы, занимавшиеся вывозом мусора раньше, когда столица еще не повела свою беспощадную битву с экологией. Раз теперь оператор получит больше денег – его должны контролировать свои люди, не местные. Или подставные из местных, если свои люди уже посажены вице-губернаторами и не могут непосредственно контролировать мусорные бюджеты.

Новые операторы будут вывозить меньше и хуже, потому что созданы не для работы, а как говорят федералы, "в рамках проводимой реформы", появятся новые несанкционированные свалки и новые платежи без адекватной услуги – и жители еще глубже отгородятся от власти.

Мусорный бизнес – сугубо колониальный, и реформы тут ни при чем

Все, что нужно знать о заводской переработке мусора в России – она полностью зависит от воли губернаторов. Если губернатору хочется таких заводов – их можно будет строить, если нет – не о чем и говорить. То есть мусорный бизнес – сугубо колониальный, и реформы тут ни при чем. Кроме того, сортировка мусора на заводе методом толпы разнорабочих в разы менее эффективна, чем изначальная, при сборе – но раз жителей никто не спрашивал,то разделять мусор они не станут.

Вот и вся реформа.

Социальный фундамент

Самое дорогое у большинства из нас – квартиры. Поэтому самая важная из всех реформ после легализации частной собственности – коммунальная. Она должна была создать коллективных собственников – соседские объединения, ТСЖ, ЖСК – и рынок услуг этим собственникам.

Мы получили бы дворы: не только в старых районах, но и в тех уродливых "спальниках", где мы едва научились обживать квартиры. Во дворах у нас было бы безопасно, никакого транзита и гопников; постепенно тут проступило бы зонирование по тем категориям гуляющих, что входят в наши ТСЖ: собачники, дети, любители спорта, пикников и мангалов. Автомобилисты не хранили бы здесь свои машины, а только разгружали, потому что часть из них собачники, часть – родители, часть спортсмены и т.д.

Но реформа началась, когда государство уже снова по-советски стало каменеть, бояться людей и врать. И в чиновном воображении уже начал проступать образ федерального робота. Так что провал стратегически важной коммунальной реформы – это первая – и столь же значимая – победа этого робота.

Недавно в материалах еще неопубликованного исследования читал интервью муниципального депутата: хуже всего с мусором, говорит он социологу, в частном секторе. Там и договоров-то на вывоз нету – ну не бежать же в каждый двор отдельно и договариваться, кто будет это делать? Сам он, как водится, директор управляющей компании, раньше она была государственная, типа ЖЭКа – а теперь своя. Как депутат принимает население раз в месяц? Один-двое придут – и ладно. Потому что депутат – это звание, потому что раз депутат – значит, заслужил, значит, стаж и уважение руководства. А не по дворам бегать: "Подпишите договорчик, а мы вам новые баки поставим!".

Муниципалитеты мертвы: им неоткуда расти, у них, как и у коммунальных хозяйств, нет социального фундамента. Без соседских объединений, без ТСЖ, все эти реформы в тупике.

Муниципалитеты мертвы: им неоткуда расти, у них, как и у коммунальных хозяйств, нет социального фундамента

Вот чего нет у нас, мусорящего большинства, чтобы мусорная реформа заработала:

Нет навыка, привычки разделять мусор у себя на кухне – и никаких приспособлений для этого. Таких приспособлений нет и в магазинах, и вообще непонятно, куда засунуть еще два помойных ведра? Или они должны быть разными – но все равно куда их девать?

Нет цивилизованных мест сбора мусора, компактных, аккуратных, с разными контейнерами и чем-то для старых диванов и кирпичей – таких мест, которые уже не хотелось бы называть помойкой – много ли вы таких видели?

Нет услуги вывоза мусора. Ни один представитель компании не пришел к нам с предложением, вместе с депутатом не собрал нас с соседями у новой площадки для мусора, зато его выбрали без нас – и вот-вот обяжут подписать с ним "договор". Никто из моих соседей не подпишет договор, например, с сыном Чайки и не станет ему платить – а вы?

Нет стимула разносить бумажки и бутылки по разным углам. И никакой уверенности, что мусорный коммерсант не свалит все наши разделенные отходы в одну кучу – сын Чайки точно так и поступит. А демагогия и экология для многих из нас – синонимы.

Screen Shot 2019-01-16 at 13.27.03.png

Источник: LiveJournal.Если даже асфальт во дворах кладут за федеральные деньги, то почему бы и мусор не убирать так же. Мэр объявит конкурс патриотического рисунка на гараже – и в десяти лучших дворах города уберет мусор за счет федеральной субсидии. А пока мы, жители старых и дешевых многоэтажных домов, будем копить коммунальные долги и распихивать мусор по всем укромным углам.

Вот если бы федералы перестали лезть в наше хозяйство! Дворовое, коммунальное, муниципальное – то, что должно быть только нашим. Вот бы они вернули его нам – вместе с деньгами, разумеется, которые мы поневоле отдаем в виде явных и скрытых налогов. Вот если бы дети Чаек, все эти ветераны госзаказа, перестали бы зарабатывать на наших местных делах и зарабатывали бы только на обслуживании своих федеральных органов.

Нам бы тогда досталось, среди прочих богатств, по полтонны мусора на каждого в год (такие данные приводит Милов в программе "Где деньги", выпуск "Путиномика убивает. Мусорная реформа", в свою очередь ссылаясь на Минприроды РФ и Еuropean Environment Agency). Полтонны с каждого в год – это огромный рынок и хорошие деньги. И кроме того, что мы выбросим в новом году, у нас есть еще запасы: мы накопили 30 миллиардов тонн непереработанных отходов (по данным "Стратегии экологической безопасности Российской Федерации на период до 2025 года", утверждена Указом Президента Российской Федерации от 19.04.2017 г. № 176).

Прекрасный задел!

Но у нас нет прав на свой мусор.

 

Had enough of ‘alternative facts’? openDemocracy is different Join the conversation: get our weekly email

Комментарии

Мы будем рады получить Ваши комментарии. Пожалуйста, ознакомьтесь с нашим справочником по комментированию, если у Вас есть вопросы
Audio available Bookmark Check Language Close Comments Download Facebook Link Email Newsletter Newsletter Play Print Share Twitter Youtube Search Instagram WhatsApp yourData