ОД "Русская версия"

Прикладная социология развитого путинизма

18034066_1331654776915209_2953416939936827072_n.jpg

Государственная власть – самая насыщенная тема сегодня, такое впечатление, что у нас вовсе ничего не осталось, кроме этой химеры. Начнем с медицинским спокойствием – только самое главное в быту.

Сергей Дамберг
14 March 2018
2084508044_7c214cddf2_b.jpg

Как можно легко спутать вождя и страну – смотрите на агитационных материалах Единой России. Фото: Fred/Flickr. Некоторые права защищены

Верить ли власти?

Стоит ли верить, что наши "органы" надежны и что они нам помогут и все починят? Оглянитесь: сколько всего вокруг вас происходит благодаря дееспособности органов власти? Школы открыты, учителя наняты по закону и получают зарплату, учебники и разные "Войны и миры" в библиотеке имеются, в классах – новые проекторы, полы намыты. То же – в больницах, театрах, в метро и троллейбусах, на заводах и в шахтах. Все это государственное – и работает. При этом с 1991 нет и не было никаких гарантий, что эти функции не развалятся.

Функциональная часть государства несравнимо больше символической. Но символическая власть – величие и вера в величие, плюс все, что обслуживает и кормит эту веру – заметнее. И не стоит забывать: функциональная часть сегодня полностью подчинена символической. Сегодня замполит важнее командира; делать он ничего не может, но в его руках ресурсы, стоп-кран и общественное внимание. Это значит, что нынешние замполиты бесконтрольно тащат деньги, парализуют функционал то там, то тут и источают мероприятия и пресс-конференции.

В результате – функции деградируют. Так что сантехник придет, соцработник тоже – но оба накосячат, а вот от главы города ждать уже нечего: он – символ, и в функциях разбирается поверхностно. И если вы бюджетник, то зарплату вы получите в срок, но работать вам не дадут. Ответ на письмо получите вовремя, но в нем будет псевдоюридическая чушь. И скоро с каждым бюджетником заключат "эффективный контракт", но в нем будут чисто формальные KPI, так что никого не уволят за плохую работу, даже если он директор, и у него анабиоз и слабоумие. Производительность труда пала жертвой нулевой безработицы.

Производительность труда пала жертвой нулевой безработицы

Мы деградируем вместе с функциями. Например, вы – лично вы – не знаете даже простейших тем высшей математики. Не напишете и страницы сложного текста без пунктуационных ошибок. И, что важнее, любую неделю в году можете просидеть на бюллетене – и никакого ущерба родной конторе. А то и месяц, сознайтесь! Где бы вы ни трудились. И как в советской системе, есть изолированные от общих трендов оазисы: тогда – все, что было связано с ракетами, сегодня – с деньгами. И с ракетами.

Идти ли работать во власти?

В 1990-е, да и в 2000-е в государстве работали лучшие кадры: все понимали, что государственные структуры формируют новое экономическое пространство. Главным агентом развития страны и каждого из регионов было именно государство. Поэтому тогда я без колебаний стал сперва бюджетником, а затем и чиновником.

Но в "нулевых" уже вполне оформилась символическая часть института государства. Путин превратился в великого вождя, среди всех функций приоритет получила охранительная, и на всех заседаниях, партсобраниях и праздниках главным, вместо смысла, стала явка. В прошлый раз мы уже зафиксировали: когда власть ради власти, у нее три святыни – вождь, охрана и явка.

Так что мы не удивляемся, когда работать нам не дают – а дают только зарплату. Если кому, по нынешним трудным временам, нужда подаваться в чиновники – вот вам простое правило. Если вас берут в орган власти, который, действительно, необходим – финансовое или инвестиционное управление, оборонно-полицейские и внешнеполитические органы – требуйте зарплаты. А если вам предлагают комитет по культуре, сельскому хозяйству, информационной политике или, скажем, труду и занятости (то есть канцелярскую фикцию) – подумайте еще раз: тут не будет ни толку, ни денег. Только суета с переработкой и неотступное чувство бессмысленности всех усилий.

Заметьте, как много лишней власти налипает на путаную структуру государственной институции. Какие-то контрольные управления, комиссии, бесчисленные комитеты и целые гвардии – все это обещает бесценные результаты в туманные сроки – и начинает пожирать бюджет еще до дня своего рождения. И некому сказать "хватит!"

Так же две жирные столицы бесконтрольно высасывают 80 провинций, обе расползлись и стали градостроительными катастрофами. И так же некому остановить рост доходов блатных господрядчиков – и некому по-людски, хотя бы по $500, заплатить, например, сельским учителям. Вы знаете, что их заставляют увольняться, чтобы оставшимся раздать их гроши и таким способом выполнить "майские указы"? За борт историка с его классным руководством – и вот у химика и физика по 7500 к зарплате – и все село сыто "майскими указами".

Избыток власти скапливается не у кровавых тиранов, а у ловких карьеристов

Все это – очевидные признаки крайней слабости нашего государства. Нам действительно нужно сильное государство. Мы, как все, нуждаемся в эффективном перераспределении ресурсов. Без сильного государства они скапливаются в одном центре, как оседает сор в ванне.

Механизмы и технологии формирования власти за века модерна так изменились, что избыток власти скапливается не у кровавых тиранов, а у ловких карьеристов. Причем тираны XX в. создавали слишком сильные государства, а карьеристы XXI в. – слишком слабые. Чтобы отечественное государство стало набирать силу, стало ограничивать доступ к бюджету и адекватно перераспределять доходы, ему нужно, чтобы топовые карьеристы прекратили строиться в затылок и начали конкурировать. 

На ком держится власть?

Главное, знать, что власть не держится на вождях – ровно напротив, вожди паразитируют на власти. Сам статус вождя – изъян института государства. Да они, отечественные вожди, и не в состоянии были служить опорой, попросту персонально. Скажем, с конца XIX в их было так мало, что нет нужды обобщать. Четверо вождей просидели суммарно 86 лет: первый залез на престол в 1896, последний все никак не слезет – за эти 122 года на их долю пришлось 70% времени. Николай II просидел 21 год, Сталин – 29 лет и Брежнев с Путиным по 18. Яркие фигуры? С кем сравнивать: ни Ленин, ни Хрущев, ни Горбачев, ни Ельцин в этот квартет не пробились – но неужели каждый из них лично не ярче всего квартета вместе взятого?

"Несмотря на вполне убедительные доводы, внутренний голос все настойчивее твердит мне, чтобы я не брал этого решения на себя", – это слова Николая II (из воспоминаний графа В.Н.Коковцева "Из моего прошлого 1903-1919"). Неважно, по какому поводу (это мотивировка отказа легализовать часть прав евреев в пору массовых погромов) – это текст человека, категорически неспособного управлять.

Да вы сами протестируйте эту фразу хотя бы дома: "Папа, можно, я погуляю?" или "Иван Петрович, так мы будем сокращать всех пенсионеров завода?". И тут вы в ответ произносите эту фразу – куда вас пошлют? А квартет вождей смог бы органично ее исполнить, хоть хором, хоть по очереди.

Власть не держится на вождях – ровно напротив, вожди паразитируют на власти

Нет, опора российской власти – лично вы. Но если вы не считаете себя причиной всех бед, расскажу о моем друге. Он был провинциальным социологом – и, как многие на таком старте, увяз в работе на электоральных кампаниях. Скажете, скверно? Нет же, молодчина – и работал очень хорошо, добросовестно и с умом. К тому моменту он фактически стал профессиональным политтехнологом, в стране воцарилась партийная система: так совпало. Если раньше рынок состоял из мажоритарных округов, за которые боролись одиночки-одномандатники, то теперь основная стопка мандатов стала разыгрываться между партиями по пропорциональному принципу (погуглите сами, чтобы верно понять эти правила).

И парню пришлось выбирать партию – вернее, даже не пришлось. У него был хороший вкус и здоровая страсть быть в мейнстриме. Так что все партии, кроме ЕР, ему представлялись пестрой кучей бесперспективных клоунов. Но в те времена он еще говорил, что не вступит в "Единую Россию" ни за что. Даже когда уже работал в ее исполкоме. Потому что это фейковая структура, и он же сам придумывал, как делать вид, будто она и впрямь партия…

А дальше – как обычно: "он знал, что вертится Земля, но у него была семья". Скажете, сволочь? Ну нет же, вполне приличный, успешный и импозантный джентльмен.

Он стал работать много и тесно с выдвиженцами и функционерами "Единой России", подружился с ними. Проникался логикой их биографий, впитывал их картину мира.

Вот вас, например, приятели научили, что Ирина Яровая – дура. А он наблюдал, как жестко она кроет его коллег из исполкома на федеральных селекторах. Вот вы, вслед за вашими друзьями, убеждены, что чиновники целыми днями заняты одной демагогией, коррупцией и развратом, как если бы сами все это видели. А он ночами – сутками! – не выходил из кабинета, боясь кому-то доверить важную служебку для губернатора. И потом порой не знал, чем платить в ресторане за ужин, приличный его статусу, помня о безработной родне, кредитах и просто долгах.

Так что еще через пару лет он был готов лично расстрелять Навального или хотя бы его однофамильца, если за это одноклассник вице-губернатора скостит ему полпроцента с его ипотечной ставки. А теперь он лично проверяет, сколько раз местные газеты напечатали рейтинг вождя, и сколько дерьма расклеено по фонарям про "пятую колонну", и сколько автобусов с оплаченными "избирателями" привезли на участки. Верит ли он в Путина? Путину плевать, а ему – должен же человек во что-то верить, вы вроде так говорите? 

Идти ли голосовать?

Нас ждет президентская кампания. Для фанатиков и идиотов это демократический долг каждого гражданина. А для администрации президента – главное ведомственное мероприятие, за которое она отвечает. И тут с их ценностями подвох: с вождем все ясно, насчет охраны – целая гвардия и избирком, а вот с явкой – проблема. 

На перевыборы вождя должно прийти большинство, то есть хотя бы 51%. Впрочем, вождь мог заказать и все 70%. Но им нельзя, чтобы было, как у банановых генералов: чтобы 99% "за" при явке 5-7% или таких же непристойных 99%. Расклад голосов и явка должны быть поглаже, а то засмеют.

Поэтому над перевыборами трудится огромный штат: одни работают кандидатами, другие технологами, третьи агитаторами и, прости господи, социологами. Кандидатам – должности и почет, остальным – деньги и позор.

Стоит в этом участвовать? Ответ простейший. Хотите помочь администрации президента? Тогда вы добрый человек, спасибо вам, и идите голосовать.

С гражданским долгом тоже не очень сложно. Не идите жениться на чужую свадьбу, не пытайтесь обыграть чужое казино и не голосуйте на выборах чужих кандидатов. Тем более на перевыборах вождей.

Не идите жениться на чужую свадьбу, не пытайтесь обыграть чужое казино и не голосуйте на выборах чужих кандидатов

И согласитесь: политик станет вашим не оттого, что он вам понравился, а только когда вы начнете участвовать в его митингах, бороться за его партию и жертвовать на его кампанию. Что посеешь. Проявил активность между выборами, поучаствовал в борьбе – иди голосовать, сидел дома – сиди дома.

Одно но. Что делать, если вы сеяли-сеяли, и на собрания ходили, и жертвовали, и с плакатом мерзли – а потом вдруг видите, что ваш родной кандидат работает на перевыборах вождя? Возбуждает явку и сглаживает расклад голосов – что тогда? Такой кандидат, понятно, либо жулик, либо дурак – а вам-то как поступать? Похороните его, помяните – и ищите нового. 

Идти ли участвовать во власти и бороться за нее? Обязательно. Но не превращайте этот повседневный труд в фейсбук-молитву или высокий подвиг. Не проклинайте Путина, Сечина и Дерипаску. Тем более Медведева. Поливать их сиятельства в уютном entre nous – пустое дело. Стройте свое, боритесь не "против", а "за". Будьте лучше Путина! Разве это не прекрасный политический лозунг для граждан России?

Стройте свое, боритесь не "против", а "за". Будьте лучше Путина!

Чтобы стать лучше Путина – совершенно научный рецепт – непременно надо начать поддерживать рублем общественные проекты и ходить на открытые лекции, партсобрания и т.п. Не обязательно протестные. Личный опыт участия даже ценнее, чем даже если бы вы даже знали тайный ответ на "если-не-Путин-то-кто". Личный опыт участия – единственное, что способно вас изменить.

6786193072_beda1a63cd_o.jpg

Отсеивайте партии и кандидатов – пока не найдете тех, за которую вам захочется бороться. Фото: Evgeniy Isaev/Flickr. Некоторые права защищены.Как социолог я бы рекомендовал одновременно включиться и в муниципалитет, и в партию или общественное движение. Ваш муниципалитет, скорее всего, парализован морально устаревшими кадрами, верующими в вождя, охрану и явку и кругом обязанными "Единой России". Тогда – выборы и та партия, которая готова активно бороться за этот муниципалитет. А партию ищите по трем критериям: (1) чтобы были эмоционально симпатичные люди, тексты, ролики, дизайн и т.п.; (2) чтоб не жулики или хитрецы, которые вынуждены притворяться; (3) чтобы партия росла изо всех сил. По этим трем критериям вы сможете оценить партию сами, а за более сложными и тонкими материями – к экспертам.

Инструкция по использованию критериев из пяти пунктов. (1) Первый критерий должен отсеять "Единую Россию". (2) Второй – ЛДПР и СР. (3) Третий – "Яблоко". (4) В какой момент вы отсеете КПРФ, совершенно не важно. (5) Прочие политические организации вполне пригодны для самостоятельного изучения и использования.

Эффект отложенного эффекта

Россия сейчас – на пике развития. Так хорошо не было никогда; никогда такое количество наших людей, жителей нашей любимой многострадальной "этой страны", не жило так сытно, как в путинские годы. Конечно, при Брежневе крестьянство жило определенно лучше, чем теперь. Колхозная империя имела свою перерабатывающую промышленность, сетевой сбыт и сопутствующие индустрии, а между крупными селами было авиационное сообщение. Но горожане жили несравнимо хуже, чем теперь все 1155 лет существования Руси. А нынешней производительности труда не видали за все годы ни в городе, ни на селе (хотя так сравнивать не всегда корректно).

Кого же за это счастье благодарить?

А благодарить мы должны наше общее напряжение сил в девяностые. Есть эффект отложенного эффекта: реформы уже дали свои результаты, и система стала работать лучше – но основные плоды созреют только через несколько лет. Так что в течение этих последующих лет можно вообще ничего не делать – а результаты будут зреть и падать в ладони. Так и было с 2000 года.

А что потом? А потом говорят: "Как же хреново жилось при хирурге: кровища хлещет, кишки наружу, больной без сознания – а вот при санитарке порядочек: полы намыты, больные все в чистом, и у всех по апельсину на тумбочке!". Так что "тучные нулевые" – прямой эффект "лихих девяностых", которые зрели под спудом 1980-х… А потом, в 2010-х, эффективность новорожденных институций 1990-х начала таять. Из-за роста символических наслоений на функциональную основу и из-за сговора топовых карьеристов, которые перестали бороться и построились в затылок.

Россия сейчас – на пике отсталости. На Западе социальное развитие делает институт власти все более инструментальным – и все менее статусным. Мы же наблюдаем совсем другое: слабая власть не в состоянии ограничить себя в излишествах. Ее органы пухнут и уже отчетливо источают распад.

Вам предстоит шесть лет свободного времени. Потратьте его на ниве социального развития общества

Сколько вам сейчас? 27, 45, 58? К следующим выборам будет 33, 51, 64. Почти одно и то же, биографическая дистанция невелика. Это будут годы "стабильности", настройтесь: в госсекторе будет рост символических органов и проектов, в коммерческом – провинциальная тишина и отсталость, в третьем секторе – реставрация развитого социализма силами тех, кто не умеет в нем жить. Везде большинство процессов будет поставлено на повтор или на паузу.

Для вас это будет означать, что на любую встречу вы сможете хоть опоздать на полчаса, хоть не прийти вовсе. Любое дело можно заменить его обсуждением. Словом, вам предстоит шесть лет свободного времени. Потратьте его на ниве социального развития общества – займитесь чем-то осязаемым, но политически значимым. Партия, фонд, муниципалитет, ТСЖ – смотря по обстоятельствам.

И тогда! Пока государство будет строить летающий ракетный завод, который в облаках собирает бомбы. Пока директор в десятый раз переподчинит ваш отдел и перезаключит с вами контракт. Вы станете нужным незнакомым вам людям. И у вас появятся незнакомые вам единомышленники. И свой кандидат в президенты.

О конкретике, кухне этого дела – в следующий раз.

 

Had enough of ‘alternative facts’? openDemocracy is different Join the conversation: get our weekly email

Related articles

Комментарии

Мы будем рады получить Ваши комментарии. Пожалуйста, ознакомьтесь с нашим справочником по комментированию, если у Вас есть вопросы
Audio available Bookmark Check Language Close Comments Download Facebook Link Email Newsletter Newsletter Play Print Share Twitter Youtube Search Instagram WhatsApp yourData