ОД "Русская версия"

Выборы как протестная акция

Закат "Единой России" теперь не прогноз, а свершившаяся реальность. Теперь оппозиционным и независимым депутатам необходимо определить свое место в отношениях с властью.

Александр Замятин
14 September 2019
Осторожно: кандидат от "Единой России".
|
Фото: Штаб Зюзино.

Можно ли считать результаты прошедших 8 сентября выборов в Мосгордуму успехом для оппозиции? Некоторым комментаторам кажется, что нет. "Единая Россия" все-таки сохранила простое большинство в Мосгордуме, а значит, сможет и дальше заниматься тихой авторизацией любых инициатив мэра. Кроме того, за единичными исключениями, 20 мандатов получили представители системных подконтрольных партий, от которых нельзя ожидать полноценного противостояния с исполнительной властью, а независимые представители москвичей, собравшие подписи, так и не попали в бюллетени. Ясно что, чудесного одномоментного перерождения Мосгордумы в бурлящий парламент в самом сердце глубоко авторитарного режима, конечно, не произойдет. Однако есть все же три фундаментальных политических результата.

Во-первых, это победа низовой мобилизации над админресурсом. Чиновники управ и префектур упорно работали над победой провластных кандидатов последние полгода. Ходили с ними на встречи во дворах, изображая избирателей делали "левое" благоустройство в обход согласований; силами дворников распространяли газеты и листовки; срывали и уничтожали агитацию конкурентов и т.д. и т.п. Чиновникам было очень важно, чтобы прошли именно согласованные в кабинетах мэрии кандидаты. Москвичи же пришли на участки и сломали договоренности элит. В условиях повальной гражданской апатии и деполитизации это бесценный опыт. Кроме того, это послужит уроком тем, кто надеется получить мандат в обход избирателей через кулуарные сделки. Особенно комично в этом смысле выглядит глава московских СРов Романович, который проиграл в зачищенном под него 37-м округе и был вынужден сфотографироваться с победившим в 3-м округе спойлером от своей партии Александром Соловьевым, чтобы подтвердить его существование , – этот кандидат вообще не вел кампанию, по плану мэрии не должен был победить и выиграл исключительно за счет консолидированного протестного голосования.

Чудесного одномоментного перерождения Мосгордумы в бурлящий парламент, конечно, сразу не произойдет

Кроме того, административные кандидаты привыкли набирать абсолютное большинство голосов, что давало московским чиновникам повод чувствовать себя комфортно: якобы большинство москвичей одобряют их работу, а протестуют лишь вечно недовольные маргиналы. Теперь очевидно, что это не так. Чисто математически административные кандидаты собрали по всей Москве 555 тысяч голосов против 586 тысяч у их основных конкурентов с протестной повесткой. Это высказывание избирателей имеет однозначный смысл: люди требуют представительства, им надоело, что чиновники решают за них, как и где им жить. Вы игнорируете 2500 подписей жителей Северного Чертаново против застройки у Битцевского леса – хорошо, мы приходим на ближайшие выборы и вышибаем вас. Вы рассказываете нам, что наше мнение по судьбе роддома №10 не имеет значения, – мы ставим вас на место и напоминаем, кто в доме хозяин.

Во-вторых, закат "Единой России" теперь не прогноз, а свершившаяся реальность. При всех фальсификациях, при всем доступе к админресурсу и при всех недостатках победивших альтернативных кандидатов, они все равно проигрывают. Теперь "Единая Россия" в Москве – партия меньшинства, которая на глазах теряет массу приводного электората и обнажает свои кащеевы худенькие плечи и впавший живот. У этого процесса есть долгосрочные последствия, которые мы через два года увидим на выборах в Госдуму.

В-третьих, сами победившие партии из системной оппозиции могут не пережить такого исхода, потому что их существование в нынешнем виде держится на фатальном противоречии. С одной стороны, им нужно выполнять роль оппозиции и отвечать протестному антиэлитному запросу людей. С другой – оставаться под контролем Кремля и не выходить за дозволенные рамки. Они хорошо себя чувствуют, занимая вторые и последующие места на выборах, но как только люди против их воли выводят их в победители, внутри партий начинаются брожения. Значительная часть той же КПРФ – политики с реальными амбициями, рассчитывающие перехватить власть, когда система начнет рушиться. Другая же, более влиятельная, часть партии держится на полном отказе от подобных дерзновений и на тех же кабинетных договоренностях с Кремлем. Первые радуются новым мандатам и укрепляют свои позиции, для последних прохождение непредусмотренных кандидатов – головная боль.

В отдельно взятом округе

Особенно показательным по части перечисленных эффектов может стать поражение единоросса Сергея Зверева, который курировал в Мосгордуме градостроительную политику. 31-й округ (районы Чертаново Северное, Нагорный и восточная половина Зюзино) нельзя назвать оппозиционным. В Северном Чертаново и Нагорном все места в районных советах занимают представители "Единой России", в районном совете Зюзино у единороссов – половина мест. Сергей Зверев, заседавший в Мосгордуме от этого округа два срока подряд с 2009 года, имеет за плечами большую административную и партийную карьеру. С начала 1990-х он работал в Правительстве Москвы и даже успел поруководить департаментом. Ныне он замсекретаря политотдела московского отделения "Единой России" и руководитель приемной премьер-министра Медведева в Москве.

"Единая Россия" в Москве – партия меньшинства, которая на глазах теряет массу приводного электората.

После силового снятия с выборов независимого кандидата и местного политика Константина Янкаускаса единственным реальным конкурентом Зверева могла оказаться кандидатка от КПРФ Любовь Никитина. У нее нет предыстории в местной политике, а в округе она появилась как партийный функционер всего полгода назад – в ходе широкой кампании за сохранение роддом №10. КПРФ также никогда не имела высоких рейтингов в округе, а на прошлых выборах в Мосгордуму ее кандидат здесь едва ли не разделил второе место с кандидатом от Яблока, обогнав его всего на 1%.

Словом, ко дню голосования на арене остались маститый единоросс-инкумбент, глубоко пустивший корни в московской элите, и малоизвестный партийный "кандидат второго места" от КПРФ, о чьих амбициях никто не строил иллюзий. Однако в итоге Никитина получила в полтора раза больше голосов, чем Зверев (44% против 29%), при том что на прошлых выборах он имел наилучший результат в Москве – более 50% проголосовавших в округе. Это стало возможным благодаря нескольким характерным для всей Москвы факторам.

В первую очередь сыграло общее падение рейтинга "Единой России", которое было очевидно еще год назад на региональных выборах. За ним не могла не последовать органическая потеря голосов кандидатами от партии власти, что и произошло со Зверевым: он ухудшил свой результат с 16 тысяч на прошлых выборах в Мосгордуму до 8 700 на этих, то есть почти вдвое. Политтехнологи мэрии готовились к этому заранее и заставили всех единороссов идти самовыдвиженцами и собирать подписи для попадания в бюллетень, дабы ослабить ассоциации с непопулярной в народе партией.

Договоренностям элит не удалось победить натиск протестного голосования. | Фото: Kremlin.ru.

Трюк с псевдосамовыдвиженцами провалился по двум причинам. Во-первых, никакого реального сбора подписей они не вели. Так, сборщики и агитаторы штаба Константина Янкаускаса были весь июнь "в поле" – в то время как штаб Зверева уныло имитировал сбор на нескольких уличных точках. Конечно же подделки в его подписных листах быстро стали достоянием общественности, что не помешало комиссии его зарегистрировать. Поэтому продать местным жителям легенду о самовыдвиженце было невозможно. Во-вторых, политически активная часть избирателей с самого начала возмутилась тем, что бывалый единоросс стыдливо скрывает свою партийную принадлежность, чем вводит людей в заблуждение. В ответ на это снизу поднялась настоящая народная кампания информирования: практически на каждом агитационном плакате в округе появились наклейки с предупреждением "Осторожно! Кандидат от Единой России". Ко дню выборов все интересующиеся выборами знали, от какой партии на самом деле идет Зверев.

Вторым решающим фактором поражения единоросса стала работа штаба незарегистрированного кандидата Константина Янкаускаса по мобилизации сторонников с призывом к "Умному голосованию" – то есть голосованию за второго по силе кандидата с целью обогнать фаворита от мэрии.

Янкаускас, будучи местным политиком с большим стажем и командой единомышленников из местных жителей, собрал нужное количество подписей для регистрации самовыдвиженцем, что чисто технически не могло не поднять его узнаваемость и рейтинг в округе. Затем последовал массовый отказ в регистрации независимым от партий и мэрии кандидатам, возбудивший общемосковский протест. В результате сам Константин Янкаускас провел под арестом 26 дней за участие в митингах и оказался на свободе только в конце августа. За это время штаб переключился на ответную тактику – консолидированное протестное голосование. Несколько недель проходила мобилизация его сторонников для голосования за Любовь Никитину как кандидата, идущего на втором месте. После освобождения сам Янкаускас публично поддержал эту тактику.

Продать местным жителям легенду о самовыдвиженце было невозможно.

Третьим фактором стала кампания самой Никитиной. В большинстве округов КПРФ вела очень слабую агитацию, явно не рассчитывая на победу. Штаб Никитиной вовремя почувствовал вкус крови и взял инициативу в свои руки. В своих усилиях по агитационному присутствию в районе – в виде агитационных "кубов", плакатов в подъездах и газет – они зашли достаточно далеко, чтобы вызвать административное противодействие: в округе в последние недели появилась "чернуха" с попыткой выставить ее то кандидаткой от Навального, то состоятельной авантюристкой. Ее плакаты старательно срывали дворники, на встречи во дворах начали приходить провокаторы. Штаб Никитиной отвечал на это усилением агитации и прямыми обвинениями провластного конкурента в нечестной игре. В итоге КПРФ в 31-м округе рискнула выйти из традиционной роли контролируемой системной оппозиции и сорвала куш. При этом им даже пришлось вступить в конфликт с местным отделением партии. Это важный политический урок для КПРФ и проявление того самого противоречия системной оппозиции.

Решающая роль наблюдателей

Наконец, решающим в ночь голосования стало участие наблюдателей на избирательных участках. Учитывая все перечисленное, ко дню голосования всем было ясно, что единоросс Зверев рискует проиграть и спасти его в острый момент могут только фальсификации при подсчете голосов. Сами избирательные комиссии сформированы преимущественно из административного контингента – сотрудников управ, префектур и бюджетных учреждений, а располагаются они в тех же зданиях, где заседают эти органы власти.

Решающим в ночь голосования стало участие наблюдателей на избирательных участках.

В этой ситуации координация наблюдения стала критической задачей. В 31-м округе сложилось большое сообщество независимых наблюдателей, которые уже несколько раз успешно защищали чистоту голосования. В этот раз было всего два пути легализации наблюдателей на участках – направления от кандидатов и от партий. Кандидатом, готовым выдавать направления местным наблюдателям, оказалась только Никитина, и это было явно в ее интересах. Из партий со штабом Янкаускаса сотрудничала только КПРФ, городское отделение которой имеет право дополнительно назначать наблюдателей в комиссии, помимо направлений, которые дает их кандидат. Штаб заранее договорился с ними о распределении сил, чтобы исключить появление незакрытых наблюдателями участков.

С появлением первых протоколов подсчета голосов на отдельных участках вечером 8 сентября стало ясно, что ожидания подтвердились: Зверев проигрывает, а комиссии начинают затягивать процедуру ввода результатов в электронную систему ГАС "Выборы", в которой уже нельзя будет переписать результаты. Все независимые наблюдатели были готовы к такому развитию событий и терпеливо до утра вынуждали членов своих комиссий следовать процедуре. Нет сомнений, что без наблюдателей хотя бы на 1/3 участковых комиссий можно было бы "перерисовать" протоколы и коренным образом изменить результаты голосования. А удовлетворение от коллективных политических действий, которое однозначно испытали в этот раз наблюдатели, будет иметь не меньший эффект, чем общее удовлетворение избирателей от вторжения в договоренности элит.

Had enough of ‘alternative facts’? openDemocracy is different Join the conversation: get our weekly email

Комментарии

Мы будем рады получить Ваши комментарии. Пожалуйста, ознакомьтесь с нашим справочником по комментированию, если у Вас есть вопросы
Audio available Bookmark Check Language Close Comments Download Facebook Link Email Newsletter Newsletter Play Print Share Twitter Youtube Search Instagram